Управление производством

Выдающиеся достижения с профессиональными специалистами

Стать первой женщиной-менеджером в индустрии сварочного оборудования, популяризировать инновации в одной из самых консервативных промышленных отраслей и получить престижную награду из рук высшего должностного лица страны: для кого-то это предел карьерных мечтаний, а для Евгении Дмитриевой — объективная реальность. Вот уже более 10 лет она возглавляет дочернее представительство финской компании Kemppi OY. Но как же Евгении удалось сделать Kemppi сварочным брендом №1 в России, эффективно вовлекая в работу всего 17 сотрудников?
4 декабря 2020

«Сверяю с принципами компании как барометр!»

— Расскажите о своей компании в цифрах и фактах. С кем на отечественном рынке работаете сегодня? Есть ли интересные кейсы по внедрению ваших технологий и разработок на промышленных предприятиях?

Если брать глобально, история компании Kemppi начинается в 1949 году в Финляндии, причем изначально она представляла собой скорее некое «гаражное производство» для личных целей первых учредителей и партнеров, но спустя пару десятилетий она уже завоевала международный рынок. В нашей стране бренд Kemppi был известен, кстати говоря, еще с советских времен — впервые с финской компанией начали сотрудничать в восьмидесятых годах прошлого столетия судостроители. Тогда достаточно актуальной была задача качественной сварки алюминия, и среди всех зарубежных предложений в СССР выбрали именно Kemppi. В 1991 году компания начала активную экспансию на рынки демократической России, заключая партнерские соглашения уже с частными предприятиями. С некоторыми партнерами наша компания сотрудничает уже более 25 лет, например, с компаниями ООО «ЦТС Выборг» и ООО «ПКФ ОТС», чему мы, конечно же, крайне рады! Долгосрочное партнерство — это всегда хорошо. Конечно, «лихие девяностые» были объективно трудным временем для отечественного бизнеса в целом и для промышленности в частности, но мы достаточно быстро преодолели все трудности и показали миру, что рынок России перспективен и интересен. Помимо разработок и поставок сварочного оборудования наша компания всегда развивала еще и направление его сервисной поддержки — возможно, это и пробудило интерес к нам различных инвесторов и акционеров. Соответственно, в 2006 году руководством Kemppi принимается решение о создании дочерней структуры компании в России, которую мне посчастливилось возглавить уже в 2009 году.

— С чем пришлось столкнуться в первую очередь при получении столь ответственной должности?

Самое главное — не было понятных правил управления дилерской сетью, не было единой ценовой политики, еще не велась централизовано работа по применению оборудования Kemppi в гос. корпорациях. В 2009 году пришлось во многом переосмыслить политику российского филиала Kemppi в области качества обслуживания, цен, технологического сопровождения партнеров, сертификации и сервисного обслуживания, а также его внутреннего устройства. Внедрение изменений позволило прочно закрепиться в отраслях промышленности с повышенными требованиями к качеству производимой продукции типа нефтегазовой и атомной — ведь чтобы успешно там работать, необходимо внести свое оборудование в специальные реестры для утверждения его к применению на определенных производственных объектах. Для внесения в отраслевые реестры мы проводили полномасштабные испытания нашего оборудования в течение 2 лет: сотрудничали с отраслевыми институтами ПАО Газпром и ПАО Транснефть, производили доработки оборудования и т.д. В итоге разработчики Kemppi даже создали сварочный аппарат Fast Mig Pulse с режимами Pipe специально под задачи нефтегазовой отрасли — причем первоначально нам казалось, что мы его сделали только для сварки трубопроводов, а потом оказалось, что его можно применять абсолютно в любой отрасли, для качественной сварки любой конструкции, не только трубной. А для ПАО Транснефть пришлось испытывать сварочное оборудование в жестких климатических условиях в Ухте: в условиях по эксплуатации было написано, что произведенное оборудование работает при температуре от -20 до +40 градусов по Цельсию, а нам нужно было убедиться, что аппарат не боится температуры ниже 40 градусов. Оборудование в ходе испытаний выносилось на мороз, выдерживалось там сутки, и только после этого выполнялась проверка работоспособности панелей управления, кабелей, соответствия заявленных характеристик фактическим — и выполнялась тестовая сварка. Серьезная работа проводилась для включения в базу лучших технологий Росатома. Результат такой непростой работы слаженной команды «Кемппи Россия» радует – решения Kemppi внедрены во многих высокотехнологичных компаниях.

— В чем вы видите миссию Kemppi сегодня?

В модернизации российских предприятий, повышении их конкурентоспособности за счет внедрения высокотехнологичного сварочного оборудования, в изготовлении надежных сварных конструкций, будь то колесо обозрения или круизный лайнер. Сварные конструкции должны быть выполнены максимально качественно и надежно, а также гарантировать безопасную эксплуатацию. Сварка – это специальный процесс, который невозможно проконтролировать на 100%. Поэтому иногда при несоблюдении сварочных режимов даже после всех контрольных операций в процессе эксплуатации могут появляться дефекты в сварочных швах, которые приводят к разрушению готовых конструкций. Компания Kemppi работает для того, чтобы на производстве такие риски были сведены к нулю.

— Каковы ваши корпоративные принципы? И какое значение вы им придаете?

Когда-то давно, еще в начале своей карьеры, я считала корпоративные принципы чем-то формальным, необязательным, однажды придуманным исключительно на бумаге. Мне казалось более важным концентрироваться на актуальных рабочих задачах. Но мое профессиональное развитие в Kemppi показало, что реальная значимость корпоративной культуры невероятно высока. Внутренние убеждения и ценности своих сотрудников я постоянно сверяю с принципами компании как барометр — насколько точно они совпадают с корпоративными? Для нас это 4 основных принципа: уважение, честность, решительность и эффективность. Первое важно, потому что любой бизнес в конечном итоге делается одними людьми для других, и лично для меня это ключевая ценность даже в ходе HR-мероприятий. Второе — потому что на родине Kemppi честность является одной из национальных черт, отчего с людьми всегда приятно и легко общаться, они не обижаются на слова, а уровень коррупции в стране крайне низок. Третье — потому что в бизнесе крайне важно своевременно принимать ответственные решения и нести за них ответственность, а также быть готовым заметить и исправить какой-либо недочет. Четвертое — потому что важно выкладываться на 100% в профессиональной деятельности; я приучила к этому как себя, как и своих сотрудников. Вот уже более 10 лет я придерживаюсь этих ориентиров и считаю, что именно высокий уровень корпоративной культуры и отличает нас от прочих компаний на рынке. Тот, кто с нами работает, это сразу видит и понимает. Как спикер федеральной программы поддержки женского предпринимательства от деловой среды Сбербанка РФ я всегда выступаю в первую очередь за эффективность. И о наших результатах работы можно судить в том числе и по цифрам. Наша дилерская сеть далеко не самая большая на рынке, всего около 40 компаний, т.к. мы тщательно подходим к выбору партнеров. Лучше меньше, да лучше. Поэтому опыт, профессионализм и порядочность каждого нашего партнера на самом высшем уровне. Благодаря нашей совместной плодотворной работе в России уже более 20 000 компаний пользуются оборудованием Kemppi. Что касается самого российского представительства Kemppi OY, то там у нас работает всего 17 сотрудников, но их эффективность позволяет компании иметь среднегодовой темп роста 17%, несмотря на кризисы, санкции, сложную экономическую и политическую ситуации.

— Каковы ваши главные достижения спустя 11 лет плодотворной работы?

Из последнего — в октябре 2020 года я получила благодарность президента России за вклад в организацию мирового чемпионата World Skills 2019. Также я официально повлияла на становление чемпиона мира в компетенции «Сварочные Технологии» Владимира Бабошкина. Это то, чем я без преувеличения горжусь. Историю моего успеха, как «простой инженер из Ижевска стал руководителем высокотехнологичного концерна», часто любят приводить в журналах. На управленческих позициях дочерних предприятий Kemppi за 70 лет до меня не было ни одной женщины. Хотя я всегда говорила, что если женщина хочет сделать карьеру — она этого обязательно добьется, было бы желание. Хочет быть успешной мамой, женой, творческой личностью — то же самое; просто в сфере промышленного производства и вообще бизнеса нужно быть готовым к ответственности, управлению финансами, мотивации сотрудников к работе и т.д. В обществе много стереотипов касательно мужчин и женщин: считается, что первые подходят ко всему более рационально, а вторые — более эмоционально. Это не хорошо и не плохо, у любого подхода есть свои плюсы и минусы. Например, я заметила, что эмоциональность помогает женщинам быстрее устанавливать деловые контакты, быть менее закрытыми при переговорах, чаще располагать к себе. Но если при этом женщины в бизнесе плохо контролируют свои эмоции, то последствия обычно плачевны: это и испорченная деловая репутация, и разрушение деловых отношений, и потерянные позиции компании на рынке… Я считаю, что если уметь управлять собой и выстраивать отношения с людьми, иметь привычку ставить цели и достигать их, быть смелым и не упускать свой шанс, то пол человека будет абсолютно не важен для покорения любых карьерных вершин.

— 2020 год — время внезапных перемен, серьезной трансформации рынка и адаптации к новым вызовам времени. Каково положение специалистов по сварочному оборудованию в сфере умного производства сегодня? Какие цели и задачи ставит ваша компания на российском рынке?

Сейчас я в Kemppi OY вижу себя в большей мере популяризатором инновационных решений: внедрении цифровых технологий, онлайн-сервисов, облачных хранилищ... Однако следует признать, что сварочная отрасль России — одна из наиболее консервативных, у нас имеется много ментальных барьеров на всех уровнях (от топ-менеджмента до рядовых сотрудников): не хватает информации о полезных новинках, нет понимания хода трансформационных процессов с внедрением новых технологий, не хочется рисковать или выходить из зоны психологического комфорта. Но мы как пионеры индустрии все-таки постепенно влияем на вышеописанные процессы, потому что выступаем за удобство и прозрачность в промышленном производстве, что обусловлено самой спецификой нашей работы. В 2020 году с повсеместной цифровизацией и освоением новых инструментов дистанционной работы для нас открылось множество уникальных возможностей: удаленное обучение, упрощение документооборота, онлайн-контроль за работой специалистов и т.д. Не останавливается и наша просветительская работа, и я вижу, что мышление многих моих коллег действительно меняется.

— Цифровые решения — это не только оптимизация затрат и времени, но еще и большая прозрачность производственных процессов. Не всем она выгодна и удобна, но рынок уже вряд ли будет прежним. Как воспринимают эти инновации современные промышленники?

В 2009 году, когда только начинали предлагаться все инновационные цифровые решения, первая реакция любых потенциальных клиентов была очень позитивной: они даже не ожидали, что производство можно сделать настолько легким, быстрым, управляемым и прогнозируемым. Вторая реакция — уже задумчивость: это было дорого и уже не позволяло рабочим и мелким начальникам где-то немного расслабиться и подать более красивую отчетность. Вот с таким мышлением мы уже долгие годы и боремся. Вообще я считаю, что любой сотрудник должен мыслить как собственник предприятия и уметь считать общие деньги — так он быстрее начнет понимать свою роль на производстве и повысит эффективность их труда.

— Что для вас как для руководителя значит словосочетание «Индустрия 4.0»? Это некая абстракция, существующая исключительно на бумаге, или реально серьезный промышленный рубеж цифровой эпохи?

Для меня это новый этап эволюции промышленного производства, сопряженный с развитием цифровых инфраструктур профильных предприятий и внедрением инновационных систем менеджмента, учета и контроля. Цифровизация, облачные хранилища и автоматизация работы — вот основные современные тренды индустрии. Правда, с энтузиазмом их мало кто пока воспринимает, но благодаря стараниям в том числе нашей компании ситуация постепенно изменяется. Когда я только пришла в российское представительство Kemppi директором по продажам, интерес у российских предприятий к инновациям был крайне низок: по статистике, только 1-2% от общего количества топ-менеджеров понимали ценность внедрения свежих разработок. Хорошо, что сегодня цифровизация стала актуальной государственной задачей, потому что во всех отраслях промышленности это прекрасный стимул для внедрения новых технологий производства. Такого рода инновации стратегически выгодны, потому что они позволяют видеть все недочеты производственных предприятий в кризис, оперативно их устранять и сэкономить деньги. Кстати, их полная окупаемость в среднем составляет 8-9 месяцев, зато совокупная прибыль в дальнейшем будет куда выше. Почему, например, «экономическое чудо» Китая свершилось в столь короткий срок? Потому что они оперативно освоили и внедрили новые технологии умного производства в своей промышленности. А в России к ним почему-то настороженно относятся до сих пор.

— Как на вашу деятельность влияют бюрократические процессы и есть ли возможность их оптимизировать при помощи современных технологий?

Я отношусь к этому совершенно спокойно, это объективная реальность, с которой нужно просто уметь работать. Бороться с этим ни в коем случае не надо, нужно только приобрести необходимые навыки и оптимизировать временные затраты. Цифровые технологии, к слову, здесь помогают очень сильно — многие процессы упрощаются и ускоряются. Но в целом некоторые законодательные нормы (а особенно частая их смена) заставляют нас все время быть предприимчивым и придумывать свои инновационные ответы на изменение ситуации, быть очень гибкими. В будущем успех ждет тех, кто умеет быстро перестраиваться и становиться гибким.

— С какими вызовами вы столкнулись в период пандемии, дистанционных коммуникаций и повсеместной цифровизации? Помогает ли она в управленческом процессе на производстве? Какова реальная польза от нее?

Если люди готовы к освоению любого производственного новшества, то не усложняет. Все цифровые технологии ведь не приходят просто так или чтобы сделать нашу жизнь хуже — скорее наоборот. Просто нужно потратить немного времени и сил для того, чтобы в них разобраться. В сегменте менеджмента, конечно, людям немного сложнее быстро адаптироваться к новым технологиям — туда обычно приходят представители старшего поколения с большим багажом различных знаний, накопленным за десятилетия. Да, им сложно осваивать с нуля всякие смартфоны, планшеты, умные часы и прочее. А все молодые специалисты сегодня — почти поголовно технократы, они и не представляют себе производство без цифровых технологий. На мой взгляд, ситуация здесь может поменяться только со временем.

— На одной из презентаций своей компании вы говорили о системе управления производственными процессами WeldEye. Используется ли она сейчас и каковы основные особенности работы систем с похожим техпроцессом и архитектурой?

Я не вижу ей аналогов на рынке подобных программ, потому что это комплексная система полного управления сварочным производством, своего рода цифровая инфраструктура в миниатюре. Она позволяет детально отслеживать и контролировать все производственные нюансы, причем ее модули крайне гибкие и легко настраиваются под любые нужды заказчика. Например, там есть функция информирования ответственных специалистов о каких-либо недочетах на производстве для принятия своевременных управленческих решений, есть функция формирования электронного документооборота, есть функция управления персоналом и повышения их квалификации, есть функция формирования единой базы данных… Сегодня с помощью WeldEye можно даже создавать эскиз свариваемой детали, причем детальная прослеживаемость работы с ней обеспечивается на самых разных объектах, где сварочных швов может быть очень много. Мы предоставляем заказчикам полный пакет услуг WeldEye, а они могут настраивать этот инструмент как угодно под свои конкретные задачи. Мы даже можем открывать демо-доступ заказчикам для теста всех возможностей. Проводить консультации по всей России из-за разницы во времени иногда сложно, но онлайн-технологии нам очень сильно помогают в этом.

— Используете ли вы онлайн-технологии в образовательных целях для повышения квалификации персонала?

В начале 2020 года абсолютно все тренинги, презентации и встречи у нас были переведены в цифровой формат. Часть обучающего материала из головной компании мы адаптировали и для России. Повышение квалификации наших сотрудников в марте также стало важной задачей для Kemppi OY, так как грамотное использование онлайн-инструментов во многом облегчает и ускоряет нашу работу. Причем появляется как имиджевый контент, так и узкоспециализированный образовательный. И несмотря на все трудности, мы продолжаем взаимодействовать с профильными колледжами и партнерами в онлайне, повышая эффективность своей работы по всем направлениям. Я, разумеется, всегда полностью выступала за оффлайн — но в сложившихся условиях рынок не может работать иначе, а значит, нужно максимально оперативно адаптироваться под новые вызовы времени. Без внедрения онлайн-технологий производственные предприятия могут оказаться в аутсайдерах индустрии. А современное оборудование уже давно позволяет перестроиться под актуальные стандарты «Индустрии 4.0».

— Каков позитивный эффект от внедрения технологий умного производства (в том числе искусственного интеллекта) в изготовлении вашей продукции?

Результаты анализа иностранных специалистов в данном вопросе показали, что внедрение цифровых систем управления за рубежом просто впечатляют: КПД на предприятиях возрастает до 30%! Это означает уменьшение количества брака, ремонтных операций, затрат на расходные материалы и т.д. Производство становится максимально выверенным, отлаженным и четким. В процессе сварки особенно важен контроль любых ее этапов, в том числе оценка качества сварочных швов до введения объектов в эксплуатацию. В России пока что, к сожалению, проводится очень мало аналитических работ, и нет усредненной статистики по ним. Нужны масштабные исследования для сокращений затрат в кризис, это спасет много предприятий и даст качественный промышленный рывок. Здесь, на мой взгляд, нужно активно перенимать западный опыт, где очень любят считать деньги и избегать даже мелких финансовых потерь любыми путями. Конечно, любой кризис неприятен, но в то же время любые серьезные эволюционные процессы могут начаться только в самых сложных ситуациях. В данном случае мы говорим о рынке промышленности и умном производстве.

— Вы как-то упоминали, что сегодня существует проблема недостаточной практической подготовки кадров, когда молодой сварщик в теории знает больше, чем может по факту показать на практике. Данный тренд еще сохраняется?

Здесь я искренне рада сообщить, что он уже пару лет как переломлен. И если 3-4 года назад сварочные мастерские в образовательных организациях действительно зачастую не имели нормального технического оснащения (а значит, и выпускаемые специалисты не могли с нормально работать с инновационными станками), то сейчас материально-техническая база в сфере среднего профессионального образования обновляется практически повсюду, и теоретическая подготовка будущих специалистов ни в чем не опережает практическую. С приходом в Россию организации WorldSkills в 2014 году началось внедрение лучших мировых практик по обучению сварочному мастерству, появилось много профильных лабораторий и мастерских и улучшилось качество подготовительных программ в сфере образования. В Финляндии, кстати, соотношение теории к практике при освоении профессии сварщика составляет 20% к 80% соответственно; России до этого пока далековато, но мы тоже постепенно движемся к подобным цифрам. За последние годы у нас существенно видоизменилась образовательная инфраструктура, и в ближайшие пару лет уже возможно появление большого числа опытных специалистов-новаторов, которые будут ускоренно вводиться в штат на современных предприятиях «Индустрии 4.0» и искренне гордиться своей будущей профессией!

Теги: