Управление производством

Строгановы - соляные короли и меценаты

В истории русского хозяйства насчитывается немало торговых домов. Однако лишь немногие из них сумели удержаться "на плаву": обычно их существование продолжалось не более двух-трех поколений, после чего фамилии сходили с исторической арены, не оставив семейных архивов или других документов, по которым можно было бы судить об их деятельности. Сегодня существуют лишь отрывочные материалы, дающие, в основном, несущественную информацию о деяниях представителей этих угасших родов. В этом плане дом Строгановых является своего рода исключением, можно сказать, уникальным явлением в истории российского предпринимательства. О Строгановых известно много. Правда, единым этот род был лишь в XV веке. В начале XVI века он распался на три самостоятельные ветви: тотемских, циренниковских и сольвычегодских Строгановых. Первые две ветви угасли к XVIII веку, и лишь сольвычегодская сохранилась до начала XX века. И именно ее представители оставили яркий след в российской истории.
19 января 2009

К XVI-ХVII вв. относятся первые попытки крупномасштабного по тем временам предпринимательства в сфере производства, намечаются контакты крупного капитала с ремеслом, мелкими неземледельческими промыслами. Наиболее замечательна в этом плане - добыча соли. Соляные варницы были издавна распространены в России, особенно на севере и северо-западе (Старая Русса, Поморье, бассейн Северной Двины, Соль Галицкая в Костромском крае и т.д.). Ими владели князья, бояре, множество варниц находилось в вотчинах крупных монастырей (Соловецкого, Троице-Сергиева, Кирилло-Белозерского и др.). Обслуживали их обычно зависимые и подвластные люди этих владельцев. Занимались соляным промыслом и посадские люди, которые держали варницы на паях, вкладывая в это дело главным образом собственный труд и свои небольшие средства. Довольно рано этот промысел стал привлекать и крупный капитал: соль имела устойчивый и надежный сбыт повсеместно, ее добыча вместе с тем требовала существенных, но не чрезмерных затрат на привлечение рабочей силы и несложное оборудование. (Соль в те времена добывали из-под земли - бурились скважины, в них закачивалась вода, обратно выкачивался уже соляной раствор, который выпаривался в специальных чанах).

Уже в начале XVI в. среди предпринимателей-солеваров становятся известными представители семейства Строгановых, одной из самых знаменитых фамилий в истории российского предпринимательства.

Богатые вотчинники, промышленники и торговцы Строгановы на протяжении нескольких веков оказывали влияние на политическую, экономическую и культурную жизнь русского государства. Начало их деятельности относится к XV веку, когда четыре представителя этой фамилии - Спиридон, Кузьма, Лука и Федор, посадские люди, вышедшие из поморского крестьянства, стали основателями могущественного торгово-промышленного дома, продолжавшего свою деятельность вплоть до октябрьской революции 1917 года.

Основы крупного бизнеса и обширного состояния этой семьи заложил Аника Федорович Строганов, отец которого переселился из Новгорода в Сольвычегодск в конце XV века.

Аника Строганов - младший сын Федора, родившийся в 1497 году и умерший монахом Иосифом в 1570-м, был любопытной фигурой в рядах купечества. Расчетливый делец, прикрывавшийся благочестием, он построил соляные варницы, а рядом - церкви и другие сооружения. Инстинкты крупного предпринимателя, умело использующего промах конкурента и слабость зависимого от него человека, сочетались в нем с умом и дальновидностью, расчетом политика, умеющего получить содействие церкви и царской власти. Вечно деятельный, приумножающий свое богатство, изворотливый купец и смелый предприниматель, склонный идти на риск, - таков облик родоначальника сольвычегодской ветви Строгановых. Сам начав деятельность в 18 лет, Аника рано привлек к делам и своих троих сыновей, заставляя их работать самостоятельно, но умело направляя и поучая, - передавая им сущность и методы ведения торговых и промысловых дел.

Унаследовав от отца небольшой соляной промысел, Аника многократно его приумножил. Сначала он действует в Сольвычегодске, стремится к монополии в данной округе, всеми правдами и неправдами приобретая варницы и колодцы соседей-солеваров, не останавливаясь и перед применением насилия. Вместе с тем он ведет обширные торговые операции. Как один из богатых купцов, Аника Строганов был уполномочен наблюдать за торговлей англичан, когда те ее открыли через Белое море и Северную Двину. По заказам царя и его двора он приобретал у иноземцев нужные товары. Этот торг с иноземцами приносил большие доходы и самому Анике. Особенно удачно сбывались меха. Стремясь расширить торговлю ими, А. Строганов, его братья, сыновья проникают все дальше на восток, достигают бассейна Камы, выходят на Урал.

Первоначально Строгановы имели земли только в Сольвычегодском крае, которые путем покупок были значительно расширены; однако самые главные земельные приобретения образовались у них из мест, пожалованных им многочисленными и разновременными грамотами московских государей. Уже 9 апреля 1519 года им была дана грамота на соляные промыслы, "дикие леса и Соль Кочаловскую в вечное владение" - в Сольвычегодском крае. Сначала земли жаловались Строгановым лишь во временное владение, но каждый новый государь при восшествии на престол неизменно подтверждал их права на все прежде им пожалованное; всесильный же современник Петра Великого, Григорий Дмитриевич Строганов, исходатайствовал у этого государя грамоту, утверждающую его и его наследников в вечном владении всеми местами.

Вывариваемую в большом количестве соль Строгановы на крупных и малых судах отпускали для продажи вверх по Каме - к Чердыню и дальше, вниз по ней - к Казани и Нижнему Новгороду, и вверх по Оке - до Калуги и Коломны, поставив, таким образом, сбыт этого продукта еще шире, чем он был при их отце, и почти совершенно освободив торговлю от всяких пошлин. Так, например, только Строгановы не платили денег при проезде их судов мимо Касимова, где в то время жил татарский хан Ших-Алей, имевший право на поборы со всех провозившихся по Оке товаров.

В 1560 году на расстоянии одной версты от этого города Строгановы начали строительство монастыря во имя Преображения Господня, который позднее стал именоваться Пыскорским. Этому монастырю Строгановы для поминовения царского рода пожертвовали "ближние места" к нему - земли от реки Лысьва до реки Нижняя Пыскорка с различными угодьями и несколькими соляными варницами.

В 1558 г. по указу Ивана Грозного среднему сыну А. Строганова - Григорию было пожаловано "для всего рода" 3,5 млн десятин земли на северо-западном Урале. В дальнейшем следовали новые пожалования, обширные угодья Строгановы захватывали сами. К концу XVI в. в их распоряжении находилось более 10 млн десятин земли. Со времени их утверждения на Верхней и Средней Каме русский элемент в этом крае стал прибывать особенно быстро. Привлекая разного рода льготами нетяглых и бесписьменных людей, Строгановы весьма успешно стали населять прибрежные полосы Камы, Чусовой и других рек. Соседство беспокойных туземцев и воинственных татар заставило их прибегнуть к постройке "городков", "острожков", т. е. небольших крепостей. В последних они на свой "кошт" держали "пушкарей, пищальников и воротников" для "бережения от ногайских людей и других орд". С самого переселения на Урал Строгановы начали заниматься вываркою соли, продолжая в более широких размерах это дело и в Перми Великой. Это был один из первых видов добывающей промышленности вообще в России, а для Строгановых самый существенный и важный источник их больших доходов. Также весьма важным источником доходов служила для них начатая Аникою Федоровичем и его наследниками продолженная меновая торговля с инородцами, жившими за Уралом, которая имела еще и то историческое значение, что основательнее ознакомила Строгановых с бытом, нравами и жизнью вообще сибирских жителей и зародила у них мысль о возможности овладеть Сибирью.

Здесь же на Урале Строгановы продолжают и добычу соли, основав промыслы Соли Камской. Пользуясь правом беспошлинной торговли, являясь практически монополистами-солепромышленниками в этом регионе, они в большом количестве поставляют соль в Казань, Нижний Новгород, другие города Поволжья и Центральной России. Но вместе с тем, как и прежде, они ведут активную торговлю пушниной, рыбой, иными разнообразными товарами. Их богатства растут, а вместе с тем растут и их привилегии.

В звании особого почетного сословия, именитых людей, Строгановы пользовались многими преимуществами - неподсудностью обыкновенным властям (подлежали только личному царскому суду), правом строить города и крепости, содержать ратных людей, лить пушки, воевать с владетелями Сибири, вести беспошлинную торговлю с азиатскими и иными инородцами, самим судить своих людей, льготой от всяких постоев, многих податей и денег, свободой от личной присяги. В административном и судебном отношениях вотчины Строгановых, занимавшие добрую половину Перми Великой, представляли нечто самостоятельное, неподвластное государевым наместникам и воеводам. Это было как бы вассальное государство со своими законами, установлениями, распорядками и управлением.

Земли и промыслы Строгановых долгое время находились в совместном владении всего "рода", т.е. всех потомков Аники Федоровича. Его сыновья - Яков, Григорий и Семен - стали родоначальниками трех ветвей рода. Старшие две линии вскоре угасли. Сын Якова Аникиевича Максим имел троих детей, из которых два старших сына, Владимир и Максим, умерли бездетными (последний около 1650 года), а младший Иван имел единственного сына Даниила, последнего из мужчин этой линии, имевшего лишь двух дочерей, Стефаниду и Анну. Еще ранее угасла средняя линия, вторым и последним представителем которой был единственный сын Григория Аникиевича, Никита Григорьевич, скончавшийся холостым. Осталась только младшая ветвь, родом от Семена Аникиевича. Его второй сын Петр Семенович имел многих детей, из которых только один сын Федор Петрович достиг зрелого возраста, но мужского потомства не оставил; остальные же дети Петра Семеновича скончались в молодых годах. Старший же сын Семена Аникиевича Андрей Семенович оставил наследником Дмитрия Андреевича, единственный сын которого Григорий Дмитриевич остался одиноким представителем всего рода и, получив имущественные части от угасших двух старших линий, в своих руках объединил все громадные родовые богатства. Кроме 10 млн десятин земли, он имел 20 городов и "острогов", свыше 200 деревень, 15 тыс. душ мужского пола. Опираясь на поддержку властей, он отстоял свои промыслы от конкуренции других солепромышленников, активно сотрудничал с казной и в правление Петра I. В 1722 г. его сын Александр сопровождал Петра I в персидском походе и был удостоен титула барона.

Строганов Александр Григорьевич, старший сын последнего в роде именитого человека Григория Дмитриевича, родился 2 ноября 1698 года в родовой вотчине Гордиевке, недалеко от Нижнего Новгорода. В 1720 году он ездил в пермские и сольвычегодские вотчины, где в продолжение полугода знакомился с состоянием хозяйства вообще и солеварения в частности. Убедившись в убыточности сольвычегодских промыслов, он с согласия матери и младших братьев, Николая и Сергея, ликвидировал эти промыслы, остальные же значительно улучшил, построив новые и исправив обветшавшие варницы. Деятельность Александра Григорьевича как солепромышленника и собственника громадных родовых владений неотделимо связана с деятельностью его братьев, Николая и Сергея Григорьевичей. Братья всегда составляли как бы одно юридическое лицо и в своих требовавшихся обстоятельствами действиях выступали неизменно с общего согласия. С их именем связан прежде всего постепенный, но неуклонный упадок пермского солеварения, достигшего при их отце высокого расцвета и сделавшегося одною из самых значительных областей тогдашней русской промышленности. Менее всего виновны в этом сами Строгановы: причины, способствовавшие упадку, лежали вне сферы их влияния. Это были неблагоприятные правительственные мероприятия, экономические условия (на первом плане недостаток в рабочих руках) и, наконец, открытый источник более дешевой добычи соли - Эльтонское озеро.

В дальнейшем предпринимательская деятельность Строгановых приходит в упадок: на Урале появляются новые деятели, недостает рабочих рук для добычи и особенно вывоза соли в Центральную Россию. На внутренний рынок страны все в большем количестве поступает соль, добытая из озер в Нижнем Поволжье, которая была дешевле вываренной дедовским способом в Строгановских вотчинах. В 1752 году Строгановым разрешено было поставлять только 2 миллиона пудов, а вскоре всего 1 миллион. Таким образом, цветущие и доходные когда-то промыслы постепенно потеряли свое былое значение, а вместе с этим пало и значение Строгановых как почти единственных солепромышленников в России.

Как предприниматели Строгановы в XVIII веке более всего известны в качестве владельцев металлургических заводов. Еще предкам их, а затем при Петре Великом в 1721 году и им самим было дано разрешение искать руду и, если окажется, разрабатывать ее. Занятые все время солеварением, они долгое время не обращали почти никакого внимания на новую отрасль промышленности. В 1723 году на их землях были построены четыре казенных медноплавильных завода - Ягошихинский, Пыскорский, Висимский и Мотовилихинский, - а вскоре и они сами построили небольшой медноплавильный завод для собственных нужд. После раздела 1749 года каждый из братьев уже более внимательно относится к выплавке металлов. Александр Григорьевич построил заводы Югокамский и Нытвинский с двумя доменными печами; его третья супруга - завод Хохловский; Николай Григорьевич - медноплавильные Томанский и Пожевский и железоплавильные при реке Кыпу; Сергей Григорьевич - медноплавильный Билимбаевский на реке Добрянке с двумя доменными печами и двумя молотами и железоплавильные Очерский и Саткисаткинский.

Заявку на строительство своего первого завода Строгановы подали в 1721 году, и тогда же Берг-Коллегия, ведавшая этими вопросами, разрешила им построить медноплавильный завод на р. Таманке. Однако Строгановы не стали спешить, а занялись этим лишь три года спустя, и завод начал работать только в 1726 году, но действовал не на полную мощность.

Вслед за Таманским заводом Строгановы построили Билимбаевский. Его строительству предшествовала тяжба с Акинфием Демидовым, который делал заявки "про запас", чтобы таким путем избавиться от конкурентов. На этот раз экспансивный Демидов вторгся в пределы владений Строгановых и пытался записать рудники на реке Билимбахе на свое имя. Барону Александру Григорьевичу Строганову, который подал челобитную в Берг-Коллегию в обоснование своих прав, пришлось ссылаться на привилегию 1719 года, отдававшую предпочтение при постройке заводов владельцам земель, на которых была обнаружена руда. Нахрапистому Акинфию Демидову не удалось тогда выиграть дело у своих именитых соперников (что он много раз неправедно делал у более слабых). Несомненно, что посягательство Демидова оказало некоторое влияние на строительство Билимбаевского завода.

При строительстве третьего, Юго-Камского завода Строгановым пришлось преодолевать сопротивление уже казны, которая хотела построить там медеплавильные печи и имела приоритет. При поддержке Соляной конторы Строгановым удалось, хотя и не сразу, добиться своего, и они в 1746 году построили завод, допустив при этом ряд нарушений законов. По этому поводу возник скандал. Строптивый прокурор Берг-Коллегии Суворов пытался опротестовать действия Строгановых, но от этого пострадал лишь сам, - настолько было сильно влияние Строгановых при дворе.

Отношения с государством на протяжении нескольких веков у Строгановых складывались по-разному. С одной стороны, представители этой семьи оказывали помощь и московским князьям, и царям, и императорам. Так, по некоторым сведениям, внук Спиридона (основателя династии) Лука Кузьмич в 1445 или в 1446 году выкупил из татарского плена великого князя Василия Васильевича Темного "по великому к нему усердию, знатною суммою денег, не жалея своих пожитков". В Смутное время начала XVII века Максим Яковлевич и Никита Григорьевич Строгановы оказывали денежную и военную помощь правительству Василия Шуйского. Финансовую помощь московским государям, особенно в период Смутного времени, когда в казне не было средств для выплаты жалования ратникам, оказывали и другие представители семьи Строгановых. В одной из грамот Петра I указано, что в период междуцарствия и правления Михаила Федоровича (первого царя из династии Романовых) Строгановы пожертвовали около 850 тысяч рублей, что по тем временам считалось просто астрономической суммой.

Всем известный поход Ермака в Сибирь был также организован на деньги и по инициативе Строгановых. Это одна из самых блестящих страниц в истории рода. Еще в 1574 году Григорий и Яков Строгановы были вызваны в Москву к Ивану Грозному. В результате состоявшихся бесед братья получили от царя грамоту, которая расширяла их владения на восточную сторону Урала и одновременно возлагала на них вопросы обороны и расширения восточных границ Российского государства. После смерти родителей их сыновья Максим Яковлевич и Никита Григорьевич были серьезно озабочены охраной своих владений. В 1579 году, узнав, что на Волге разбойничает шайка казаков (ограбившая, в том числе и Карамышева, русского посла в Персию), они решили пригласить ее к себе на службу. В грамоте, посланной предводителям казаков, в числе которых был и Ермак Тимофеевич, говорилось, что они должны "быть не разбойниками, а воинами царя Белого и … примириться с Россией". "Имеем крепости и земли, - писали Строгановы дальше, - но мало дружины; идите к нам оборонять Великую Пермь и восточный край христианства". Казаки откликнулись на это приглашение и зимой этого же года прибыли к Строгановым. В 1581 году Ермак Тимофеевич, снабженный Строгановыми всем необходимым, начал свой знаменитый поход в Сибирь.

В одной из царских грамот утверждается, что Максим Яковлевич и Никита Григорьевич "на помощь ему, Ермаку, в товарищи ратных многих людей наймовали и всему войску помощь чинили: и деньги, и платье, и боевое ружье, и порох, и свинец, и всякий запас к воинскому делу из своих пожитков давали и дворовых людей с ними посылали, и тою службою, радением и посылкою Сибирское государство взяли и татар, и остяков, и вогулич под нашу (царскую) высокую руку привели". Однако в результате доноса действия Строгановых в Москве были оценены крайне негативно. К ним пришел приказ о том, что когда казаки вернутся из похода, их необходимо арестовать и выдать представителям московской власти. Если же этого не произойдет, то "в том на вас опалу положим большую, а атаманов и казаков, которые слушали вас и вам служили, велим перевешати". Это царское послание сильно напугало Строгановых. Вскоре, получив известия об успехах казаков в Сибири, они поехали оправдываться в Москву. В результате царский гнев был сменен на милость, а Строгановы были пожалованы правом беспошлинной торговли во вновь завоеванных землях.

В XVIII веке, когда начался процесс "одворянивания", то есть получения купцами дворянских званий, Строгановы одними из первых смогли совершить переход в привилегированное сословие. В 1722 году Александр, Николай и Сергей Григорьевичи Строгановы "за заслуги предков" были возведены в баронское достоинство. Потомки Строгановых, используя свои богатства, получали титулы, делали карьеру на государственной службе, обзаводились имениями и крепостными, то есть вели типичную жизнь российской аристократии. Впрочем, Строгановых отличала одна характерная черта - покровительство представителям культуры.

Уже в конце XVI и начале XVII века Строгановы поддерживали творчество наиболее искусных иконописцев, стремившихся к особому изяществу живописи, заказывая и приобретая их произведения для своих "горниц". В тот период сложилась "Строгановская" художественная школа. В конце XVII века можно говорить и о Строгановском стиле в архитектуре. Именно в этом стиле выполнена церковь Рождества Богородицы в Нижнем Новгороде, построенная на средства Г. Д. Строганова.

В XVIII веке первый граф в роду Строгановых Александр Сергеевич (1733-1811) стал одним и из выдающихся русских меценатов в полном смысле этого слова. Он покровительствовал талантам как в искусстве, так и в литературе. Его поддержкой пользовались Державин, Бортнянский, Богданович, Крылов. С 1768 года А.С. Строганов являлся почетным членом Академии художеств, а в 1800 году был назначен ее президентом. Красной нитью через всю жизнь Александра Строганова проходит его страсть к собиранию выдающихся произведений и редкостей в области живописи, ваяния и отчасти литературы. Для этой цели он никогда не жалел ни средств, ни труда. Уже в 1793 году в его галерее находилось 87 картин наиболее знаменитых художников различных школ - флорентинской, римской, ломбардской, венецианской, испанской, голландской и др. Тогда же он лично составил и издал в небольшом количестве экземпляров описание своей коллекции. В 1801 году графу было поручено наблюдение за строительством Казанского собора, проходившим под руководством архитектора Воронихина, который ранее был его крепостным. А.С. Строганов являлся также автором проекта открытия в Санкт-Петербурге Публичной библиотеки, директором которой он и был назначен.

Особой добротой в роду Строгановых прославилась графиня Наталия Павловна (1796 - 1872). Современники отмечали удивительную мягкость ее характера и сердечную кротость. "В особенности отличалась она состраданием к ближнему и вообще неимущим людям; вся ее жизнь вращалась в кругу своей семьи, деяний добра, и другого мира у нее не было. Так она начала свое существование, так и провела всю свою жизнь, так и отошла в вечность".

Еще один известный благотворитель и меценат - граф Сергей Григорьевич Строганов (1794 - 1882) - с 1835-го по 1847 год был попечителем Московского учебного округа и Московского университета. Этот период современники назвали "Строгановским временем". Управляя университетом, Строганов умел находить и поощрять талантливых преподавателей. Грановский, Кавелин, Соловьев, Буслаев, Бодянский - вот только несколько профессоров, которые начали свою университетскую деятельность в это время, а впоследствии стали гордостью российской науки. Под его руководством и на его средства были напечатаны "Древности Российского государства" и целый ряд других изданий, в том числе и те, автором которых был он сам. Большой любитель и знаток живописи и скульптуры, Сергей Григорьевич Строганов оставил о себе память и как основатель первой российской рисовальной школы. В 1825 году он организовал в Москве знаменитое ныне Строгановское училище.

История предпринимательства Строгановых XVI-XVII вв. при всей своей исключительности весьма характерна для позднего средневековья, для эпохи, положившей начало процессу так называемого “первоначального накопления капитала”. Этот процесс происходил во всех странах и означал формирование крупных капиталов, направляемых в производство при непременном условии создания рынка наемной рабочей силы за счет разорения множества мелких производителей. В России в условиях господства крепостнической системы этот процесс растянулся на века. На промыслах тех же Строгановых трудились зависимые от них люди. Но в их деятельности очевидны и такие черты эпохи первоначального накопления, как сочетание предпринимательской энергии с насилием и внеэкономическим принуждением, захват промыслов мелких производителей, поддержка со стороны государства, привилегии и монополизм в связи с этим, извлечение прибыли из эксплуатации природных богатств колонизуемых районов, причем предприниматель пользуется здесь и правами администратора. Примерно так же действовали в ту же эпоху в Ост-Индии и Вест-Индии соответствующие торговые компании Англии и Голландии, опираясь на права, дарованные своими правительствами.

Среди российских предпринимателей нет, пожалуй, ни одного другого рода, который можно было бы сравнить по древности, по масштабам деятельности и оставленному следу в истории с родом Строгановых. Богатейшие вотчинники, промышленники и торговцы, Строгановы на протяжении пяти веков оказывали заметное влияние на политическую, экономическую и культурную жизнь России.