Управление производством

Морозовы: империя, начавшаяся с пяти рублей

Журнал "Умное производство начинает цикл публикаций о наиболее знаменитых промышленниках прошлого, тех, кто создавал промышленные гиганты дореволюционной эпохи, которые до сих пор работают и выпускают свою продукцию в цехах, порой даже не перестроенных со времен своих первых хозяев. Каждая такая история уникальна, поскольку рассказ пойдет о народном таланте, сумевшем построить будущее свое и своей семьи. Начнем с самой знаменитой купеческой фамилии России - с Морозовых. Их слава - отчасти заслуга Максима Горького с его очерком "Савва Морозов" - о друге и, как это теперь принято говорить, спонсоре. Но и без Горького Морозовых знают и помнят. Эта предпринимательская династия оставила глубокий след в истории, экономике и культуре России.
24 мая 2007

Перед революцией почти все Морозовы жили в Москве. В адресных справочниках тех лет значатся не менее 22 морозовских адресов, включая вдов и одиночек. За всю же историю рода до 1917 года образовалось более 50 семей с фамилией Морозовы. С Морозовыми породнились несколько дворянских родов: Кривошеины, Лихачевы, Ненароковы, Смольяниновы, Головнины, Кавелины, фон Мекки, Назаровы и пр. Но более важно, что родственниками Морозовых стали выдающиеся представители русского делового мира, крупные меценаты и благотворители: Симоновы и Солдатенковы, Кочегаровы и Миловановы, Хлудовы и Сорокоумовские, Нырковы, Крестовниковы, Зимины, Кузнецовы, Горбуновы, Кокоревы, Рябушинские, Мамонтовы, Красильщиковы, Соловьевы, Расторгуевы и многие другие.    

Однако родство с богатыми и знатными фамилиями совсем не было самоцелью Морозовых. Достигнув в XX веке высочайшего положения среди русских предпринимателей, они не заискивали перед власть имущими и не пополняли свои капиталы путем браков. У них все было.
С установлением железнодорожного сообщения с окраинами империи Морозовы открыли торговые конторы, магазины розничной и оптовой торговли во всех крупных городах России, а также в Иране, Монголии и Китае. Прекрасный ассортимент, дешевизна и добротность морозовских тканей обеспечивала на них постоянный спрос самых разнообразных слоев населения: дорогие бархаты и вельвет, дешевые нарядные ситцы с одинаковым успехом раскупались в Москве, Петербурге, Ташкенте, Омске, Иркутске, Харькове, Одессе, Варшаве, Харбине, Тяньцзине и других городах.

Высочайшее качество тканей - молескина и карузета, трико и камлота, ситца и сарпинки, а также многих других сортов - создало со временем такой обширный и постоянный круг покупателей, что даже годы кризисов отражались на морозовских предприятиях лишь в слабой степени. Желая защитить себя от импортного сырья, предприимчивые фабриканты позаботились о создании своей собственной хлопковой базы, скупив в средней Азии земельные участки, заведя там хлопковые плантации и наладив переработку хлопчатника.

Пять поколений морозовского рода подняли свое фабричное и торговое дело на небывалую высоту, обеспечили заработком много десятков тысяч рабочих семей, справедливо заслужили славу самых крупных благотворителей и меценатов, оставили после себя лучшие фабрики России и множество различных учреждений.  
В Москве насчитывается более 70 морозовских зданий. Причем две трети домовладений (более 40 зданий) использовались в культурных, просветительских и благотворительных целях. Фамилия Морозовых звучала в названиях 10 московских больниц, приютов, богаделен, роддомов, театров, библиотек общего пользования.