Управление производством

Испытание на прочность

Экономический кризис перевернул новую страницу в истории российской экономики. Времена, когда страна купалась в нефтедолларах, когда можно было не задумываться об эффективности экономики, завтрашнем дне, строить бессмысленные прожекты и тратить баснословные суммы на предметы роскоши, похоже, уходят в прошлое. Последние месяцы стали временем настоящего протрезвления. Становится ясной подлинная, а не эфемерная экономическая состоятельность самых разных промышленных структур и рыночных институтов. О новых гранях ситуации в промышленности, ставших актуальными именно в дни экономической стагнации, мы беседуем с кандидатом технических наук, генеральным конструктором инженерно-консалтинговой компании СОЛВЕР Радиславом Бирбраером.
16 января 2009

- Миновало всего полгода с начала финансового кризиса. Однако сегодня налицо все его признаки и в остальных сферах экономики. Приходит ли к отечественному производителю, наконец, осознание новых экономических реалий?

Безусловно, сейчас многое видится иначе, нежели несколько лет назад. Нынешний кризис делает актуальным разговор об эффективности бизнеса. Когда все хорошо, на улице позитивная конъюнктура, то об эффективности можно не заботиться. Все платят деньги, их мало кто считает. Избыток наличности и клиентов покрывает любые неустойки. Такое время можно было назвать господством "рынка продавцов". Не получилось с одним клиентом, найдется другой, не купил один покупатель, купит следующий. О продавцах я говорю в широком смысле этого слова, имея в виду производителей товаров в целом.

В наши дни, во время ухудшения экономической ситуации, положение меняется кардинальным образом. Уже не производители, не продавцы диктуют свои условия, а покупатели, потребители. Если один покупатель отказывается приобрести твою продукцию, то нет никакой уверенности, что ее купит кто-то другой. Поэтому приходится заранее думать о том, чтобы твоя продукция была бы привлекательна покупателям не только потребительскими свойствами, но и ценой, временем исполнения заказа, его условиями.

К сожалению, в нашей стране еще не сложилась культура эффективного производства. Когда средства вкладываются в модернизацию предприятия, то речь прежде всего идет о приобретении нового оборудования. А насколько оно оправдает себя, насколько эффективно будет использоваться, и оправдана ли будет цена конечного продукта при использовании этого оборудования, во внимание принимается далеко не всегда. Об этом часто не задумываются, рассчитывают, что все равно продукт будет куплен.

Однако сегодня ситуация совсем другая. На всех имеющейся денежной массы явно не хватит. Объем произведенной и производимой товарной массы сейчас гораздо больше количества денег, которые могут заплатить. Поэтому единственным адекватным путем выхода из кризиса является оптимизация производства и повышение эффективности конечного продукта. Тогда при минимальной себестоимости и надлежащем качестве рынку можно дать достойное предложение.

Как никогда сегодня важны сроки исполнения заказа. Растет цена кредитов, нестабильна ситуация с наличностью. Производитель, предлагающий меньшие сроки исполнения заказа, имеет значительное конкурентное преимущество. Клиент сможет вкладывать в производство средства без опасения их долговременного замораживания. Быстро выполненный заказ поможет увеличить скорость оборота денежных средств и соответственно повысить рентабельность бизнеса.

С другой стороны, высокая скорость исполнения заказа или изготовления не должны привести к существенному снижению качества. Товар низкого качества сегодня не найдет места на рынке.

Думаю, что в современных условиях решающими факторами успешной деловой активности становятся скорость изготовления и затраты на производство товара. Поэтому при производстве нового продукта должен быть применен проектный подход, подразумевающий точный расчет всех параметров: себестоимости, производственных затрат, затрат на приобретение материала, время изготовления, рыночные перспективы изделия.

Так, например, компания СОЛВЕР исповедует идеологию "умного производства", в рамках которой обязательно жесткое управление затратами и жесткое управление сроками. При этом просчитывается весь процесс производства, со всеми его основными и второстепенными факторами, а затем производителю дается инструментарий для полноценного воплощения проекта. Наша концепция в условиях кризиса не только не требует никакой модификации, но даже становится еще более востребованной.

Еще год назад приходилось убеждать производственников в необходимости оптимизации их бизнеса, говорить о параметрах сроков и затрат. Но к нашим словам относились по-разному. Те предприятия, которые приняли идеологию "умного производства", сегодня чувствуют себя несравненно увереннее, нежели предприятия, потратившие средства на обычную закупку оборудования.

- Почему в 2000-е годы многие не озаботились переводом производства на новые технологические и структурные рельсы?

Сегодня богатейший нефтегазовый сектор экономики испытывает колоссальные трудности. Исключение составляет одна компания - "Сургутнефтегаз". Размеры наличности у компании не уменьшились, а объем задолженности составляет всего 100 миллионов рублей, что для компании такого масштаба является ничтожной суммой. Более крупные и мощные компании, как оказалось, не обладают таким запасом прочности. Причина этого в том, что в последние годы менеджеры "Сургутнефтегаза" задумывались об эффективности, а, скажем, "Лукойл", вкладываясь в новые проекты, не вполне просчитывал риски и перспективы изменения рыночной ситуации. Так вот руководство компании "Сургутнефтегаз" исповедовало идеологию эффективности производства даже в те времена, когда не было особой нужды в оптимизации и экономии средств. Тогда цена на нефть покрывала любую неэффективность. Цена на нефть определяла стоимость оборудования для ее добычи и переработки, стоимость транспортных услуг. Вся инфраструктура, завязанная на этом нефтегазовом бизнесе, росла вместе с ценами на нефть.

Эти компании и вся инфраструктура, с ними связанная, совершали огромные, неоправданные траты, открывали нерентабельные проекты, вкладывали средства в непрофильные активы. И сегодня все они: и нефтедобывающие компании, и кооптированные с ними структуры идут с протянутой рукой к государству, требуют новых финансовых вливаний. Почему же эти предприятия не озаботились своевременно оптимизацией производства? Видимо посчитали, что в этом нет необходимости. Цены на нефть были так высоки, что даже при больших и ненужных расходах сохранялась стабильно высокая прибыль.

Когда мы говорим об умном производстве, мы прежде всего говорим о снижении затрат, а не о снижении цены. Цену определяет рынок. В идеале производство должно быть построено таким образом, чтобы минимально обоснованные затраты составляли разумную себестоимость. Тогда не только в условиях экономического подъема, но и во время нарастания кризисных явлений производство сможет приносить приемлемую прибыль.

Сегодня отечественные производители находятся на перепутье. Первый и самый простой путь - это проедание заработанных в последние годы ресурсов в ожидании улучшения экономической конъюнктуры. Но известно, что этот денежный мешок не очень большой, некоторым предприятиям его хватит на год, другим на два. Таким предприятиям придется со страхом размышлять о том, хватит ли денег до конца кризиса или нет. Еще один путь - просить денег у государства. Но их дадут далеко не всем, к тому же государственный ресурс также не бесконечен. Поэтому лучше всего, пока не поздно, заняться повышением эффективности производства.

- Можно ли использовать методики повышения оптимизации, разработанные в частности, компанией СОЛВЕР, для решения общегосударственных проблем? Тем более что сейчас встал вопрос эффективного использования так называемого стабилизационного фонда.

Действительно мы сейчас задумываемся о том, как сделать эффективной работу реального сектора экономики в масштабах всего государства. А именно, как повысить эффективность машиностроения в глобальных масштабах. Полагаю, что для этого есть все возможности, есть отработанные схемы, целый научно-практический аппарат, с помощью которого можно вывести отечественные предприятия, корпорации на качественно новый уровень эффективности производства. В Германии нет нефти. Страна зарабатывает средства на машиностроении, на инновациях.

Сегодня российское государство собирается тратить большие суммы на поддержку разных отраслей машиностроения, например, производства вооружений, самолетов. Однако нет уверенности в том, что эти средства будут потрачены в правильном направлении, что они действительно изменят экономическую карту страны. У нас есть твердое убеждение, что если ничего серьезного не будет происходить внутри корпоративных машиностроительных структур с точки зрения более эффективного расходования этих средств, то польза от этой поддержки не превысит КПД паровоза.

Помимо того что предприятия используют свою собственную финансовую "подушку", они еще будут использовать "подушку" государства. Многие отрасли отечественного машиностроения нельзя признать эффективными в последние годы. Большой прибыли государству они не дают. Конечно, они содержат штат работников, помогают в трудоустройстве значительного числа граждан, то есть отчасти решают социальные вопросы, но в казну средств приносят мало. Даже продажа вооружения не приносит доходов, сопоставимых с выручкой от экспорта энергоносителей. И главная причина этого - отсутствие должного понимания того, что государство может и должно зарабатывать в этом секторе экономики большие деньги. Дай Бог, чтобы кризис помог осознать этот важный вопрос и Россия вышла из полосы упадка преображенной.

Теги: