Управление производством

ЭКБ под собственные гарантии

Компания «Дон» — квалифицированный поставщик микроэлектронных компонентов отечественного и иностранного производства для предприятий ОПК и гражданского сектора. Первый заместитель генерального директора ООО «Дон» Виктор Сергеев и заместитель генерального директора по качеству Вячеслав Затонских поделились своим мнением о состоянии отечественной микроэлектроники, а также рассказали о том, как эффективное посредничество «Дона» сокращает расстояния между производителями, дизайн-центрами и потребителями ЭКБ и сроки изготовления стратегической продукции.
10 сентября 2020

До 90% заказов — от ОПК

— Компания «Дон» — один из первых поставщиков микроэлектронных компонентов на российском рынке. Оцените нынешнее состояние российского рынка ЭКБ. Насколько спрос госпредприятий превалирует над запросами бизнеса?

Виктор Сергеев:

От 80 до 90% всех заказов поступают от госпредприятий ОПК.

Коммерческих сделок очень мало, бизнес, использующий ЭКБ, развивается с трудом. В числе госпредприятий ОПК много как производителей, так и потребителей микроэлектроники. Конечно, и у них есть свои специфические проблемы, одна из них — изъяны существующей системы государственных закупок, и, как следствие, закредитованность предприятий.

Вячеслав Затонских:

Госзакупки в основном выведены на спецсчета, и получение денег происходит по факту через полгода после отгрузки готового прибора, собранного из ЭКБ. Чтобы свести концы с концами, некоторым нашим клиентам приходится прибегать к кредитованию.

— Вы являетесь не просто поставщиками ЭКБ, а квалифицированными поставщиками. Объясните, в чём заключается принципиальное отличие в терминах.

Вячеслав Затонских:

После развала СССР производство военной техники продолжалось, пусть и не в прежних объёмах. В конце 1990-х — начале 2000-х, когда на аппаратных заводах начались проблемы в связи с нехваткой электронных комплектующих, были разработаны документы о регламентации и сертификации работы поставщиков, в то время их называли вторыми поставщиками. В перечне ЭКБ для оборонных предприятий значилось и до сих пор значится 22 вида продукции, а также предприятия, производящие ЭКБ. Для того чтобы доукомплектовать свою продукцию, им приходилось работать с большим количеством заводов-производителей, а это отнимало очень много времени, сил, да и не каждый завод был в состоянии заниматься маркетингом и продажами. Так появились вторые поставщики, предоставляющие весь спектр всевозможных инструментов для лучшего поиска ЭКБ, дающие объективную информацию по наличию или отсутствию тех или иных компонентов. С 2015 года ООО «Дон» получило статус квалифицированного поставщика. На сегодня мы сертифицированы в двух системах добровольной сертификации: в ЦОС «Электронсерт» и в «Военном регистре». Мы сертифицировались в двух СДС, потому что «Электронсерт» поддерживает 22 основных вида продукции ЭКБ, а «Военный регистр» имеет более широкую сферу сертификации, распространяющуюся не только на микросборки и компоненты, но и на приборы, инструменты, в общем, на более широкий спектр продукции.

«Дон» работает со всеми отечественными производителями ЭКБ, для многих заводов мы являемся дилерами. Квалифицированные поставщики обладают практически всем необходимым, чтобы комплектовать аппаратные предприятия: есть договорные отношения с заводами изготовителями, имеется склад, в наличии изделия. Минимальные сроки производства ЭКБ составляют от двух до трех месяцев, а предприятиям, как правило, нужна микросборка не сегодня, а вчера. Обратившись к квалифицированному поставщику, они могут оперативно удовлетворить свои запросы, ведь деталь есть у нас на складе. Мы ускоряем работу предприятий ОПК, предотвращаем простои, связанные с отсутствием комплектующих. Так же, как и завод-изготовитель, компания «Дон» имеет гарантийные обязательства за поставляемую продукцию. И если с отечественными оборонными заводами-изготовителями ЭКБ проблем не возникает — не только по причине жёстких требований военной приёмки, но и благодаря расширенной гарантии на изделия, от 12 до 25 лет, то с импортными поставками случается всякое. Для проверки ЭКБ иностранного производства мы применяем специализированное оборудование, а если это необходимо, обращаемся в сертифицированные лаборатории. В отличие от зарубежных заводов-изготовителей, мы даем один год гарантии на их продукцию и несём полную ответственность перед нашими клиентами. Возможно, в том числе по этой причине «Дон» работает на рынке 25 лет и входит в пятёрку крупнейших квалифицированных поставщиков ЭКБ. Всего в России сейчас около 150 таких компанийпоставщиков.

Проблема отрасли — не только в оборудовании

— Какого рода ЭКБ больше всего востребована у предприятий ОПК?

Вячеслав Затонских:

Номенклатура очень широкая. Основная задача компании «Дон» — поставлять качественную ЭКБ. Полностью решить вопрос импортозамещения у государства и госпредприятий пока не получается, и некоторые микроэлектронные устройства, особенно это касается интегральных микросхем, — иностранного производства.

— Ни для кого не секрет, что в России немного заводов по производству комплектующих, где внедрены современные техпроцессы. Львиная доля разработок реализуется на китайских и тайваньских фаундри. Как вы оцениваете потенциал российских разработчиков? Могут ли местные фаблесс компании создавать конкурентоспособный продукт с точки зрения идей и функционала?

Виктор Сергеев:

— Разработку можно назвать конкурентоспособной, а вот производство — пока нет. В этом плане мы отстаём.

Вячеслав Затонских:

К сожалению, не всё то, что мы у себя разрабатываем, мы можем воспроизвести в виде готового изделия. Представители нашей компании часто посещают профильные конференции, посвященные проблематике развития отечественной микроэлектроники. Так вот, основной посыл тех, кто там выступает, такой: в микроэлектронике мы постоянно упираемся в чьи-то спины, догонять нет смысла, нужно производить что-то принципиально новое. Конечно, необходимо исходить из приоритетов национальной безопасности. Под нужды такого рода просто необходимо иметь собственную производственную базу, состоящую в том числе и из относительно старых технологий, но пытаться догнать мировых производителей микропроцессоров, копируя каждый их шаг, — бессмысленно.

— Будущее, безусловно, за инновациями. Но всё же что, на ваш взгляд, мешает наладить серийное производство современной микроэлектроники? Насколько здесь дело в техническом оснащении производств и насколько — в неэффективности бизнес-моделей?

Вячеслав Затонских:

Наличие специализированного оборудования, работающего в определенных условиях и по определенным требованиям, нельзя назвать нерешаемой проблемой. Но для воспроизведения существующих технологий, безусловно, необходимо соответствующее оборудование, чистые комнаты. Их, к сожалению, в России не так уж и много. Например, кто-то выращивает кристаллы, но не может в дальнейшем превратить их в микросхемы. Также далеко не все в состоянии произвести разварку проволочных выводов с кристалла на корпус.

Виктор Сергеев:

Одна из причин действительно заключается в отсутствии современного оборудования. Многие материалы также поступают из-за рубежа. Допустим, предприятие ментально подготовилось к модернизации производственных мощностей, но на внедрение новой технологии нет денег. Проблема закредитованности как производителей ЭКБ, так и потребителей, — весьма серьёзна. Есть несколько площадок с современным оборудованием и вовсе находящихся на этапе банкротства. (В октябре 2019 года арбитражный суд Москвы признал АО «Ангстрем-Т» банкротом. — примечание редакции). Какой смысл строить высокотехнологичное микроэлектронное предприятие, вливать в него десятки миллиардов рублей, а потом его банкротить? Существующие проблемы отечественной микроэлектроники сможет решить только государство.

ОКР из альтруизма

— Есть мнение, что пытаться развивать производственную микроэлектронную базу на территории России бессмысленно, а следует сосредоточить усилия на разработках и создании доверенной среды, в первую очередь, на программном уровне.

Вячеслав Затонских:

Контроль качества импортных микросхем и уровня их доверенности в этом случае должен быть еще более строгим. С развалом СССР технологическое отставание отечественной радиоэлектроники и микроэлектроники усугубилось, полноценно восстановить производство не получается до сих пор. Мы общаемся с заводамипроизводителями и убеждаемся, что ситуация осложняется еще и тем, что сокращается финансирование на разработки ЭКБ. Предприятия вынуждены тратить на НИОКР и ОКР собственные средства, при том что процесс создания чипа от разработки до производства длится в среднем два года.

Виктор Сергеев:

Компания «Дон» участвует в софинансировании некоторых ОКР для того, чтобы ускорить выход в свет новой продукции, либо дефицитной продукции, которую сейчас никто не производит. Один из ярких примеров — двухканальный сверхбыстродействующий инвертор с открытым коллектором 249ЛП8. До момента начала ОКР изделие производилось на заводе «Протон» как гражданская продукция, однако инвертор востребован у предприятий ОПК, в итоге его заново разрабатывали и производили в соответствии с военными требованиями. Также мы финансировали разработку твердотельных реле 2М419А1 и 2М419А2. Совместно с заводом-изготовителем мы реализуем продукцию, проводим соответствующий маркетинг среди предприятий-потребителей, подробно информируем их о том, что выпущены микросборки с улучшенными техническими характеристиками, прошедшие военную приёмку и по своему функционалу заменяющие устаревшие или дефицитные компоненты. По разработке, изготовлению и распространению новой продукции ООО «Дон» очень тесно сотрудничает с современным дизайнцентром ООО «Научно-технический центр «ДЭЛС», являясь его единственным официальным представителем на территории РФ.

Итоговая прибыль от нашего участия в ОКР микросборок минимальна. А с учетом временных и организационных издержек получается, что мы потратили гораздо больше, чем заработали. И участие компании «Дон» в НИОКР и ОКР производителей ЭКБ — скорее идейная, нежели коммерческая инициатива, так сказать, есть намерение поддержать отечественную микроэлектронику. Если бы государство стимулировало частную инвест-инициативу, предоставляло бы определённые преференции, отрасль выглядела бы гораздо оживленнее.

Изобрести процессор снова

— Вы поставляете на предприятия ОПК как сложные микросхемы, так и простейшие элементы ЭКБ. Расскажите о наиболее дефицитных позициях с точки зрения разработки и производства в РФ.

Вячеслав Затонских:

В соответствии с действующим законодательством, оборонное предприятие имеет право использовать в сборке собственных изделий только те электронные компоненты, которые производятся в России серийно. Однако, как было сказано выше, у российских производителей ЭКБ много различных проблем. Одни предприятия «упали», на других остановились производственные линии, соответственно, продукция больше не выпускается. Существует продукция, которая производится несколько лет. Такие детали штучные, и найти их архисложно.

Виктор Сергеев:

Согласно директивному документу Минпромторга — «Перечню ЭКБ, разрешенной для применения при разработке, модернизации, производстве и эксплуатации вооружения, военной и специальной техники», есть изделия, снятые с производства по различным причинам. Чтобы их получить, заводы-потребители вправе оформить пакет документов и финансировать производство ЭКБ по собственной инициативе. Но потребители не хотят этим заниматься. Воспроизводство дефицитной ЭКБ инициируют либо квалифицированные поставщики, вроде нас, либо другие производители микроэлектроники. Проблема заключается также в том, что, при любом изменении технической документации к изделию, в котором необходимо произвести замену на новую комплектующую, необходим долгий процесс согласования и испытаний. Парадокс, но часто происходит следующее — заменить отечественную микросхему на новую отечественную гораздо сложнее, чем импортную на импортную. В том, что касается импортозамещения, необходим системный подход на уровне государства, так как только в государстве есть полная картина всех объемов используемых импортных микросборок, объемов их прохождения через таможню, достаточно систематизировать эту информацию, составить полную картину потребности с учетом приоритетности и востребованности и дать необходимые указания, например, тому же ПАО «Микрон» на разработку и производство аналогов.

Вячеслав Затонских:

К сожалению, нет системного подхода в отечественной микроэлектронной индустрии. Можно выявить перечень наиболее востребованной и дефицитной продукции, составить перечень материалов, необходимых для производства ЭКБ и развивать производство целенаправленно. Но бюрократическая система затормозила всю схему прохождения от НИОКР к ОКР и далее к конечному изделию. До сих пор в нашей военной технике применяются микроэлектронные и электронные компоненты, разработанные в 80-х годах прошлого столетия. Морально устарели не только изделия, но и технологии, средства производства.

Виктор Сергеев:

Государством была поставлена задача по импортозамещению в том числе микроэлектронных технологий. На первых порах об этом говорили на каждом шагу, сейчас приутихли. Да, появляются новые образцы ЭКБ, соответствующие топологическим нормам в 90 и даже 65 нм и которые объявляются отечественными разработками. Но, при этом, в составе готового изделия, те же отечественные новые образцы ЭКБ, как правило, окружены большим количеством импортной обвязки. Также, на мой взгляд, сейчас сложилось некоторое неправильное трактование понятия «импортозамещения». Мы, вместо того чтобы изобретать «летающие машины», вкладываться в новые прорывные технологии, изобретаем велосипед, а иногда, того хуже — «перекрашиваем зарубежный велосипед», называя этот процесс импортозамещением.

Конверсия в микроэлектронике — есть ли резон?

— Государство намеревалось загрузить оборонные предприятия гражданской продукцией в 2020-х годах в рамках новой программы диверсификации. Приведите примеры перспективных гражданских проектов.

Вячеслав Затонских:

Оборонному предприятию сложно переквалифицироваться на гражданскую продукцию. В СССР на каждом заводе нашей отрасли обязательно выпускались товары народного потребления, например, магнитофоны. История повторяется. Но экономические реалии опускают с небес на землю. Вы когданибудь держали в руках смартфон отечественного производства?

Виктор Сергеев:

С разработками гражданской продукции и ее конкурентоспособностью на рынке не все так просто. С одной стороны очень долгий процесс разработки и запуска в производство, с другой стороны, неконкурентоспособность с ценой, а зачастую и качеством, на подобные изделия зарубежных производителей. Так как мы сейчас ведем речь в основном о государственных предприятиях, то, в силу коррупционных причин, зачастую руководству выгодно производить чтото с минимальной себестоимостью, минимальными сроками разработки и изготовления, но при этом с высокой ценой. Никто не готов играть в долгую и закладывать длинные деньги в новые разработки, особенно гражданской продукции. За рубежом сделать проще и дешевле. Очень много научных разработок ушло за рубеж именно из-за этого, как пример — светодиоды. Я некоторое время занимался научной деятельностью и могу привести еще один пример административной потери прорывных отечественных технологий. В начале 2000-х годов на кафедре академика Бурцева, российские учёные разработали прототип суперкомпьютера с распараллеливанием процессов обработки данных. Разработанная мной новая векторноматричная модель данных хорошо совмещалась с их моделью вычислений, позволяя создавать перспективные СУБД и серверы баз данных, вплоть до моделирования ИИ. Но кафедра распалась из-за передачи площадей в аренду, люди оказались на улице, а патент суперкомпьютера был продан во Францию. И что в итоге — на уровне отечественных СУБД, продолжаем использовать «перекрашенные велосипеды».

— Соглашусь с вами относительно высокотехнологичной гражданской продукции, но на рынке много бытовых электронных изделий российского производства: блендеры, кофе-машины, мясорубки, сушилки для овощей и т.д. Ничего инновационного, но наверняка в составе всех этих изделий есть российские электронные компоненты?

Виктор Сергеев:

Очень большой объем таких изделий «белорусского» производства, собирается на предприятиях китайской корпорации Мидеа и ей подобных. Многие отечественные предприятия по изготовлению бытовых приборов либо уже не существуют, либо находятся на этапе предбанкротного состояния.