Промышленная политика

Владимир Сметана: инжиниринг в России нужно легализовать

На протяжении 2012-2014 годов экспертное и профессиональное сообщество активно обсуждало в Государственной Думе, Совете Федерации, Общественной палате РФ, Торгово-промышленной палате РФ и на других государственных и общественных площадках проблемы российского инжиниринга, инжиниринговой деятельности, инжиниринговых услуг, а также международные виды контрактов EPC(M).
12 января 2015

Думается, сегодня можно подвести предварительные итоги по результатам этой работы, зафиксировать достигнутые положительные результаты, и отметить то, что еще нужно сделать.

Собеседник «Умнпро» – председатель Комиссии по развитию инжиниринга в машиностроении Союза машиностроителей России, вице-президент по стратегическому развитию ГК ФИНВАЛ Владимир Сметана.

Владимир Сметана

– Владимир Васильевич, известна ваша активная позиция в отстаивании необходимости законодательного закрепления инжиниринга в России как новой индустрии. Как далеко удалось продвинуться в этом вопросе?

– Еще в 2012 году в Общественной палате мы начали консолидировать профессиональное сообщество с целью полноценного обсуждения условий и принципов, а также текущего состояния модернизации российской промышленности и определения роли инжиниринга в этом процессе. Уже тогда был очевиден определенный «перекос» в деятельности промышленных лоббистов. Например, было принято Постановление Правительства РФ № 56, которое принципиально изменило отношения между инжиниринговыми компаниями, поставщиками оборудования и инструмента, а также представителями промышленного комплекса России.

В чем проблема? Прежде инжиниринговая компания самостоятельно определяла задачу заказчика, выбирала лучшее технологическое решение в мире и пыталась внедрить его на российском предприятии. С вступлением же в силу упомянутого постановления в рамках его реализации процесс закупок оборудования для госкорпораций сферы ОПК стал осуществляться под контролем экспертной комиссии Минпромторга и ее рабочей группы производства, которая в рамках этого постановления готовит заключения о наличии либо отсутствии российских аналогов оборудования, указываемого в заявках предприятий. Согласно постановлению, приоритет нужно отдавать отечественным оборудованию и инструментам. При этом, как известно, его качество, постпродажный сервис зачастую, мягко говоря, оставляет желать лучшего. Эта проблема обсуждалась в январе 2013 года в ФАС России. По итогам обсуждения мнения разделились. Многие руководители инжиниринговых компаний, производители оборудования из России и Европы, представители заказчиков, включая флагманы предприятий отечественного ОПК, сошлись во мнении, что Постановление Правительства РФ №56 не приносит пользы никому из участников рынка. Их оппонентами выступали министерские чиновники, продолжавшие настаивать на эффективности защиты российского производителя путем заградительных мер.

Ситуация существенно изменилась после появления «дорожной карты» в области инжиниринга и промышленного дизайна (распоряжение Правительства РФ от 23 июля 2013 года №1300-р). После этого началась реальная работа по созданию законодательной базы в этой сфере.

– Таким образом, правительство своим распоряжением кардинально изменило ситуацию на российском рынке инжиниринговых услуг?

– Я бы сказал, что у нас появился новый драйвер процесса ускоренной консолидации профессионального сообщества. В «дорожной карте» обозначены конкретные задачи, сроки и полномочия в отдельных вопросах. При этом у нас возникли вопросы, например: почему инжиниринг и промышленный дизайн объединили в одной дорожной карте? И почему мы видим один из видов международных контрактов EPC(M) в «дорожной карте», при том, что законодательно этот договор не описан ни в одном нормативно-правовом акте страны? Эти и многие другие вопросы подтолкнули нас к созданию законопроекта «Об инжиниринге и государственной поддержке инжиниринговой деятельности в РФ», впоследствии вынесенного на обсуждение на площадках. Самое подробное обсуждение состоялось в ноябре 2013 года в РСПП, где профессиональное сообщество отметило своевременность и необходимость ФЗ. Но, безусловно, законопроект в существующем тогда виде требовал доработки.

Стоит отметить, что эти и другие инициативы профессионального сообщества нашли свое выражение в инициативе по созданию в Совете Федерации Временной комиссии по вопросам развития законодательства РФ в инженерной и инжиниринговой деятельности для дальнейшей законодательной работы. При Временной комиссии сформирована рабочая группа, которая объединила экспертов инжиниринговой индустрии. Основная задача группы, членом которой я являюсь, – разработка законопроекта, который даст ответы на вопросы: что такое инжиниринг? Какова роль инженерного дела в современной России? И кто такой профессиональный инженер?

– Возвращаясь к теме «дорожной карты»: известно, что результаты работы по ней были отражены в подпрограмме 19 «Развитие инжиниринговой деятельности и промышленного дизайна» государственной программы «Развитие промышленности и повышение ее конкурентоспособности» ПП РФ от 15 апреля 2014 года №328. Какие проблемы индустрии инжиниринга она решит?

– Действительно, на протяжении полугода, в сложнейших дискуссиях, был найден компромисс между профессиональным сообществом и Минпромторгом в части редакции этой подпрограммы.

Отдельные пункты подпрограммы нацелены на то, чтобы простимулировать развитие инжиниринга в России, но для нас, промышленников, есть ключевые проблемы, препятствующие развитию инжинирингового бизнеса в стране и его легализации. Эти «узкие места» анализировали на Совете по инжинирингу и промышленному дизайну при Минпромторге РФ в рамках международной промышленной выставки «ИННОПРОМ-2014».

Главная проблема сегодня – отсутствие соответствующих кодов ОКВЭД. Во-первых, невозможно проводить конкурсы на заключение EPC(M)-контрактов. Вместо одного конкурса проходит ряд торгов на разные виды деятельности: генподряд, изыскания, поставка, проектирование и прочие. Во-вторых, в сводном сметном расчете для строительства нет строки «инжиниринговые услуги». Получается, в экономическую часть проекта нельзя включить расходы по управлению проектом. Подрядчик вынужден манипулировать в смете федеральными единичными расценками по другим видам работ, чтобы защитить свою рентабельность. В-третьих, конкурсная документация содержит требование о том, что не менее 30-40% работ подрядчику нужно выполнить собственными силами. При этом стоимость услуги управления проектом и производственные возможности дочерних организаций не учитываются.

Что получаем в результате? Размытые сроки исполнения проекта и «воздушную» ответственность. К сожалению, в такой ситуации идет «освоение средств», приводящее к невозможности масштабирования компетенций и ограничению доступа к торгам для инжиниринговых компаний.

Вопросы о необходимости кодов ОКВЭД для инжиниринговой деятельности в России только нами ставятся на всех уровнях уже два года, но на их внедрение понадобится по меньшей мере еще два-три года в рамках «дорожной карты».

Пресс-портрет

Владимир Васильевич Сметана – вице-президент по стратегическому развитию ГК ФИНВАЛ (с марта 2011 г.). В 2003 году окончил АЛУ по специальности «Юриспруденция»; в 2005 году – аспирантура ЮФУ (РГУ). Кандидат философских наук. В 2009 году присвоена квалификационная степень в менеджменте (МВА) МИРБИС/London Metropolitan Business School.

Член Рабочей группы при Временной комиссии Совета Федерации по вопросам развития законодательства РФ об инженерной и инжиниринговой деятельности; член Комиссии по информационной поддержке инновационной деятельности и по совершенствованию законодательства, направленного на привлечение инвестиций в инновационный сектор экономики, рабочей группы при председателе Государственной Думы ФС РФ по законодательным инициативам в сфере инновационной политики; член Экспертного совета при Комитете Государственной Думы по промышленности по развитию технологической базы российского машиностроения и станкостроения; Член Совета по инжинирингу и промышленному дизайну при Минпромторге России; председатель Комиссии по развитию инжиниринга в машиностроении общероссийского отраслевого объединения работодателей «Союз машиностроителей России».