Промышленная политика

Путь к лидерству в новом технологическом укладе

В настоящее время (2009 – 2013 гг.) Россия снова стоит на перепутье. Оживленно ведется обсуждение о выборе стратегии модернизации экономики страны и о рисках, которые связаны с данным выбором. Но для того, чтобы потом не сокрушаться – «хотели как лучше, а получилось как всегда», необходимо понять причины провала предыдущих попыток модернизаций.
11 января 2011

ПОПЫТКИ МОДЕРНИЗАЦИЙ ЭКОНОМИКИ РОССИИ С 1973 г.

 

C 1973 года в СССР, когда была свернута экономическая реформа А.Н. Косыгина, началась эпоха «неудачных попыток модернизации экономики», т.е. торможение перехода отечественных предприятий с 4-го на 5 технологический уклад.

В Таблице 1 представлены основные попытки модернизации экономики России с 1973 г.


Последствиями проведения радикальных экономических реформ были следующие экономические и социальные показатели в России на 1998 г. по сравнению с 1990 г.:

  • промышленное производство сократилось более чем в 2 раза;
  • валовый сбор зерна сократился в 2,4 раза;
  • экспорт высокотехнологичной продукции сократился в 7 раз;
  • бюджет России сократился в 13 раз;
  • практически все предприятия 5-го технологического уклада в России были уничтожены;
  • внешний долг России составил 146,4 % от ВВП;
  • резкое снижение доли России в общемировой добыче углеводородов (с 20% до 12% в добыче нефти, и с 32% до 17% в добыче газа);
  • за чертой бедности оказалось 44% населения (по уровню жизни России переместилась с 25 места в 1991 г. на 68 место в 1998 г. в мире);
  • резко увеличилась дифференциация жителей на богатых и бедных; по данным ООН в России разница в доходах 10% самых богатых к 10% самых бедных – 20.3 раза (в Японии – 4,5 раза, в Западной Европе – 6,9 раз, в Индии – 7,0 раз).

В результате «нового прозападного поворота» в России было построено типичное «компрадорское государство», отличительной чертой которого были следующие элементы [1]:

  • полная привязка экономики государства к внешним мировым структурам (Россия как сырьевой придаток Европы и Китая);
  • предельная поляризация противоречий в обществе, противопоставление образа жизни одной десятой части общества (приобщившихся к западной цивилизации) и девяти десятых общества, которые остались «при своих»;
  • техника власти авторитарная, которая черпает ресурсы выживания из внешней поддержки и внешнего признания (т.е. власть гордится тем, что играет по правилам «Евроатлантической цивилизации»);
  • использование политтехнологий, предназначенных для удержания общества в напряженном состоянии (1/9 благополучных против 9/10 неблагополучных), до бесконечности откладывая взрыв (т.е. национальное восстание против миропорядка, не устраивающего нацию – по примеру восстаний в Киргизии в 2005 и 2010 гг.).

И как следствие построения «компрадорского государства» в России, стремление более 75% населения страны жить не в России (т.е. эмигрировать).

Интересно, что один из авторов «шоковой терапии» Анатолий Чубайс признался в своем интервью [2], что главной задачей радикальных либеральных реформ был не выход страны в своем развитии на уровень 5-го технологического уклада, а передача основных богатств государства новым капиталистам. Т.е. радикальная экономическая реформа решала не задачи по модернизации экономики, данная реформа решала социальные задачи по смене системы ценностей в обществе (с коллективных на индивидуальные ценности). По мнению авторов, стратегии модернизации экономики России 1973 – 1998 гг. были всего лишь надстройками над системами социальных ценностей в обществе. Если стратегия модернизации Косыгина-Рыжкова базировалась на представлениях, что благополучие 90% населения СССР важнее, чем возможности для самореализации 10% наиболее активной части общества, то стратегия модернизации Шаталина-Гайдара базировалась на прямо противоположных ценностях: индивидуальные цели самореализации важнее коллективных ценностей в обществе.

Однако из новых капиталистов, ради которых обществу в России навязывались индивидуальные ценности, только 10% оказались предпринимателями с большой буквы. Это те, кто смог в условиях перманентного кризиса экономики России сохранить и модернизировать производства на своих предприятиях, остальные оказались просто «компрадорами», которые паразитировали на природной ренте или разваливали предприятия, сдавая в качестве металлолома основные фонды. Ирония заключается в том, что радикальный поворот в России в 1992-1996 гг. зеркально отражал другой радикальный поворот, который состоялся в 1917-1921 гг. (когда обществу в России жестко навязывались коллективные ценности), примерно с теми же экономическими последствиями для страны (в виде разрухи вместо перехода на новый технологический уклад). Как тогда новая экономическая элита из крестьян и рабочих (вчерашних крестьян) оказалась не в состоянии наладить эффективное ведение хозяйств, так и теперь «компрадоры» оказались крайне неэффективными собственниками. «Хотели как лучше, а получилось как всегда».

Причины провалом модернизации: неудачный выбор курса или спад пассионарности  

Если посмотреть на историю экономического развития России с 1973 г. по настоящее время, можно увидеть, что все выше рассмотренные события являются звеньями одной цепи, показывающей чрезвычайно низкий уровень предпринимательства и инновационности в обществе. Руководство государства в экономическом рывке пыталось опереться на «продуктивное творчество масс или творчество отдельных личностей»: ставка Политбюро ЦК КПСС в 1973 – 1984 гг. на высокую инновационность математиков-экономистов и компьютерщиков, которая могла бы вывести СССР в лидеры 5-го технологического уклада; ставка Н.И. Рыжкова в 1985 – 1990 гг. на способность ВПК стать катализатором преобразования экономики СССР; ставка Е.Т. Гайдара на высвобождение энергии предпринимательства в экономике России. Все эти ставки последовательно проваливались, ведя к нарастанию кризиса, который в период с 1992 по 1998 гг. можно обозначить как обвал. С 1973 г. по настоящее время Россия двигается по пути экономики, догоняющей развитые страны, периодически спотыкаясь об один и тот же камень преткновения – «человеческий фактор».

Фундаментальным обоснованием такого движения выступала и выступает теория «длинных волн Кондратьева», по которой 20-25 лет экономического подъема сменяются 20-25 годами спада. Данная теория описывает цикличность развития мировой экономики и в настоящее время является основным инструментом прогнозирования тенденций ее развития. Русский экономист Кондратьев свою теорию разработал в 1920-1922 гг.[3]. Ее основные положения подтвердили многие западные исследователи (Й. Шумпетер – инновационная теория, У.У. Ростоу – ценовая теория и др.). Современные экономисты, развивающие теорию Кондратьева/Шумпетера, выделяют восходящие технологические уклады от 1-го до 6-го. В настоящее время развитыми странами считаются те страны, которые полностью перешли на 5-й тех. уклад: США, Япония, Германия, Франция, Канада, Австралия, Южная Корея и т.п. Есть страны, которые частично перешли на 5-й тех. уклад: это Китай, Индия, Бразилия, страны Восточной Европы и т.п. Есть страны, где еще доминирует 4-й тех. уклад и только есть небольшие ростки 5-го тех. уклада: это Россия, страны СНГ, некоторые страны Латинской Америки. Есть слаборазвитые страны где доминирует 3-й, 2-й или даже 1-й тех. уклад (например, Афганистан).

Кроме экономики (1-й элемент) есть еще и другие элементы цивилизации, а именно интеллектуальные (2-й элемент, куда включаем науку и технику); политические (3-й элемент); социальные (4-й элемент). Данные элементы также влияют на успешность модернизации. Экономический и интеллектуальный элементы в технократический век носят глобальные черты и в равной степени характерны для всех стран Земли. Однако на другие два элемента очень сильно накладывает свой отпечаток ментальность населения отдельных государства, т.е. человеческий фактор. Ментальность, или доминирующая картины мира в умах, не одинакова в группах стран, что позволяет выделять укрупнено восемь таких групп (или – цивилизаций [3]), в которых различаются политические и социальные элементы, это:

Е1. Евроатлантическая цивилизация (США – Европа);

Е2. Латиноамериканская цивилизация (Бразилия – Мексика и т.д.);

Е3. Евразийская цивилизация (Россия – страны СНГ);

В1: Ближневосточная цивилизация (Турция – Египет – Сирия и т.д.);

В2: Персидская цивилизация (Иран – Ирак и т.д.);

В3: Индийская цивилизация (Индия – Пакистан и т.д.);

В4: Китайская цивилизация (Китай);

В5: Дальневосточная цивилизация (Япония – Корея и т.д.).

Каждая цивилизация характеризуется набором вызовов, которые стоят перед обществом, а также эффективными действиями, выработанными обществом в ответ на данные вызовы. Для России вызовами являлись: непрерывное внешнее давление со стороны кочевых племен и суровый климат. Ответ представлял собой становление нового ведения сельского хозяйства в лесной зоне (подсечное земледелие) и новой социальной организации постоянной защиты рубежей (засечные черты с постоянной казацкой охраной), которая снабжается ресурсами жизнеобеспечения централизованным государством. Подсечное земледелие требовало все новых и новых лесов, что вело к постоянной экспансии в направлении «леса». Защита рубежей от кочевников также стала носить динамичный характер (в отличие от статичной границы в виде «Великой Китайской стены» у других цивилизаций), что привело к экспансии в «Степь», куда выносились все новые и новые казацкие станицы. За казаками шли крестьяне. Это позволило впервые за всю всемирную историю оседлому обществу завоевать и освоить степные земли кочевников, изменить ландшафт Евразии, преобразовав кочевые пастбища в крестьянские поля, а стойбища – в оседлые деревни [3].

Теория «длинных волны Кондратьева» хорошо описывает циклическое развитие Евроатлантической цивилизации (в первую очередь Англии и США), для которой эти волны имеют среднюю длительность 50 лет. Для Евразийской цивилизации средняя длительность волн составляет 80 лет (плюс-минус 10 лет). Здесь исследования есть только у Л.Н. Гумилева [4], который кроме 1500-летних пассионарных циклов рассматривал и длинные пассионарные волны (50-100 лет). По Л.Н. Гумилеву, рождение Российского суперэтноса связано с пассионарным толчком в районе 1130 г. По аналогии с жизнью человека Российский суперэтнос прошел следующие фазы:

  • «Скрытый подъем» (детство этноса) – 1, 2 и 3 пассионарные волны с 1130 по 1370 гг.
  • «Явный подъем» (юность) – 4, 5 и 6 волны с 1371 по 1612 гг.
  • «Акматическая фаза» (расцвет) – 7, 8 и 9 волны с 1613 по 1855 гг.
  • «Фаза надлома» (зрелость – текущая фаза развития Российского суперэтноса) – 10 и 11 волны с 1856 по 2013 гг., с 2014 г. должен начаться подъем 12 волны.

К середине XX века основные вызовы для Российской цивилизации (непрерывное внешнее давление со стороны кочевников и вызов сурового климата) ушли в небытие. НАТО стало новой постоянной опасностью вместо кочевников Евразии, а основные сельскохозяйственные районы страны сместились на юг. Это вело к новой социальной организации: постепенному разорению северных деревень и урбанизации. Во второй половине XX века россияне переселились в города, которые существовали в основном за счет военных заказов. Снятие с повестки дня угрозы НАТО как непрерывного внешнего давления, и вслед за этим сокращение военных заказов привело к катастрофе. Социально-экономическая организация России оказалась не приспособленной к мирной жизни (без постоянного внешнего давления). Для российской цивилизации встал на повестку дня новый вызов: «Ущемление». Мы утратили старые вызовы, которые нас сплачивали. Это приводит к распаду единого пространства Евразии. Отдельные части Евразии стали притягиваться к Евроатлантической цивилизации, другие – к Ближневосточной, третьи – к Персидской, четвертые – к Дальневосточной цивилизации. Адекватных ответов на новый вызов «Ущемление» наше общество дать пока не смогло. А это – признак спада.

По нашему мнению, и рассмотренные неудачи модернизации в России связаны с циклическим спадом пассионарности Российского суперэтноса.

Л.Н. Гумилев установил, что людей в этносе по «энергетическим характеристикам» можно разделить на 3 категории: энергодефицитного типа (субпассионарии 1-2 уровня), гармоничного типа (подавляющее большинство людей, относящееся к 3 уровню пассионарности), энергоизбыточного типа (пассионарии – 4-10 уровня). Фактором развития общества являются пассионарии. Если уровень пассионарного напряжения в обществе высокий, то этнос на подъеме, если низкий, то у этноса спад. Для того, чтобы понять – что такое подъем и спад пассионарности3, мы должны определиться с эволюцией системы ценностей в обществе (т.е. с динамикой доминирующей ментальности в обществе).

Наряду с ментальными установками, свойственными всем членам общества в данный исторический период (доминирующей парадигме ценностей), существуют системы ценностей, характерные только для той или иной группы пассионариев в обществе. При подъеме этноса доминирующая парадигма ценностей общества переходит на более высокий уровень (т.е. система ценностей пассионариев высокого уровня воспринимается всем обществом), а при спаде – на более низкий (т.е. обществом воспринимается система ценностей пассионариев низкого уровня).

Развитием социальной динамики занимались такие исследователи как греческий философ Платон (в античные времена), арабский философ Ибн Хальдун (в Средневековье), американский психолог Абрахам Маслоу, французский историк М. Блок, немецкий экономист Альберт Вебер (в начале 20 века), американский ученый российского происхождения П.В. Турчин, американский психолог Клер Грэйвс, разработавший «теорию спиральной динамики» (в наше время).

По нашему мнению, из существующих в настоящее время научных направлений, описывающих эволюцию ценностей, к теории пассионарности Гумилева наиболее близка «теория спиральной динамики» [6]. Эта эволюционная теория описывает возможные ступени эволюции развития как человека, так и этноса, к которому принадлежит человек. Уровни развития в теории Грэйвса описываются через парадигмы сознания, которые для удобства кодируются различными цветами от «бежевого» до «кораллового» – всего 9 уровней, которые сопрягаются с 10-ю уровнями пассионарности Гумилева (см. Таблицу 2). Каждая очередная стадия развития удовлетворяет потребности, которые не были удовлетворены (или подавлялись) предыдущей ступенью развития цивилизации данного этноса.

Теория «спиральной динамики» повторила выводы, которые сделал Гумилев, за исключением одного предположения – возможности изменения пассионарного напряжения путем сознательного навязывания этносу той или иной парадигмы ценностей. Например, если в России в 70-х гг. прошлого столетия доминировала «зеленая» парадигма ценностей, то навязывание ей в качестве доминирующей «оранжевой» парадигмы вело к снижению пассионарного напряжения в обществе и к экономическому упадку государства.

По мнению авторов, в настоящее время в России доминирует «красная» парадигма ценностей, которая вытеснила на периферию «оранжевую» парадигму, что также является одной из характеристик спада в длинной волне пассионарности России.

Метод поколений для детализации пассионарных волн и сценарий развития для России 

Детализацией «длинных пассионарных волн» Гумилева можно считать метод поколений, который разработал испанский философ Ортега-и-Гассет. По его мнению каждый человек рождается и воспитывается в определенных исторических условиях, усваивает вместе со своими сверстниками одни и те же идеи и верования, что совпадает с парадигмами в теории «социальной динамики». Естественная смена поколений ведет к «обновлению чувства жизни», к смене парадигм в обществе. В настоящее время современные мыслители в разных странах (в США – демограф Нейл Хоув и историк Вильям Штраус [7]) на одно поколение отводят примерно 20 лет. В каждый исторический момент доминирующая парадигма ценностей общества определяется системой ценностей, которая связана с поколением, находящимся у власти. В таблице 3 представлены шесть поколений, которые родились в России в 20 веке, для которых приведена оценка уровня пассионарного напряжения и доминирующая система ценностей.

Социальные потрясения в России в 1991-1993 гг. стал следствием прихода к власти поколения X во все ключевые области жизни России. Практически все социальные исследования подтверждают вывод, что система ценностей у поколения Х – «красная», которая противостояла «оранжево-зеленой» системе ценностей предыдущих поколений. Этика «сильный имеет право изменять правила игры» вела к росту коррумпированности во власти и компрадорским настроениям в бизнесе, что и способствовало затяжному обвалу экономики в России с 1992 г. С 2012 г. ожидается приход к власти в России поколения «Y» и смена парадигмы ценностей в обществе (на «зеленое»), когда будет доминировать этика «Законы стоят на службе благосостояния всех членов общества (и сильных, и слабых)».

Россия, с точки зрения длинных волн пассионарности, завершает 40-летний период спада. Прогнозируется, что у поколения «восьмидесятников» (поколения Y) будет более высокий уровень пассионарности, что позволит России преодолеть эгоизм и пессимизм поколения «шестидесятников», а поколение Z закрепит подъем России. Символический срок начала нового подъема уже назначен – 2014 г., «Зимняя Олимпиада в г. Сочи (хотя на Западе, по прогнозам Кондратьева, спад будет продолжаться до 2020 г.). Очередной подъем экономики России должен быть до 2054 года. Этот подъем будет обеспечивать та молодежь, которой сейчас 20-30 лет. Однако российский суперэтнос, по Гумилеву, находится в фазе «надлома». В данной фазе автоматического высокого роста пассионарного напряжения в обществе может и не быть. От того, какой уровень пассионарности будет у поколений Y и Z, будет зависеть и траектория развития России в ближайшем будущем. Здесь возможны четыре сценария развития (которые в настоящее время реализуются на просторах СНГ):

  • 1-й сценарий «Очень плохой» – общество в России будет развиваться по «киргизскому» сценарию, ведущему к преобладанию «фиолетовой» системы ценностей, т.е. клановости и круговой поруке в экономической и политических сферах жизни, мистицизма в социальной сфере. Тенденции реализации фиолетового сценария есть в современной России, например, это судебная система страны, которая достаточно четко вырождается в клановую структуру. Кроме того в 2009 году по результатам опроса в интернете самым влиятельным интеллектуалом России был признан писатель В.О. Пелевин, автор мистических романов и повестей. При реализации данного сценария нам нужно будет забыть не только про 5-й технологический уклад, но и предприятия 4-го технологического уклада будут деградировать;
  • 2-й сценарий «Плохой» – общество в России будет развиваться по «белорусскому» сценарию, ведущему к преобладанию «синей» системы ценностей, т.е. «сталинизм с человеческим лицом», ведущей к жесткой регламентации во всех сферах жизни. Неосталинизм в России обеспечит справедливость, но за счет попрания всех юридических и моральных норм, обеспечит переход на 5-й технологический уклад, но не за счет социального развития в обществе, а за счет жесткого госрегулирования. Тенденции реализации «синего» сценария также есть в современной России – это рост популярности мифа о Сталине как о самом эффективном управленце в нашей истории. Реализация «синего» сценария сделает невозможным переход России на 6-й технологический уклад, и в конечном итоге приведет к хроническому отставанию России от Запада;
  • 3-й сценарий «Псевдо-удовлетворительный» – общество в России будет развиваться по Украинскому сценарию, ведущему к преобладанию «оранжевой» системы ценностей, что позволит полностью освоить 5-й технологический уклад и приступить к штурму 6-го технологического уклада (в третьем эшелоне развитых стран);
  • 4-й сценарий «Хороший» – общество в России будет развиваться по Российскому сценарию, ведущему к преобладанию «зелено-желтой» системы ценностей, что позволит занять лидирующие позиции в мире в рамках 6-го технологического уклада (выйти в первый эшелон развитых стран).

Российские стратегические аналитики (в т.ч и [8]) практически в один голос говорят о предопределенности реализации «синего» сценария развития России. Уже сейчас можно наблюдать на ряде отечественных предприятиях формирование и навязывание коллективам «синей» системы ценностей (жесткая регламентация всех действий в производстве с навязыванием коллективных ценностей даже в быту). Это, на наш взгляд, неверно в принципе. Формируя «синюю» систему ценностей, наша социальная элита имеет риски способствовать срыву траектории развития России на «фиолетовый» сценарий. С другой стороны формирование «оранжевой» системы ценностей, чем занимается несистемная демократическая контрэлита в России, и, в дальнейшем, реализация Украинского сценария приведет к тому, что Россия окончательно утратит статус великой державы, что приемлемо для Украины, но неприемлемо для России. Это опять ведет к откату, и в конечном итоге, к реализации «синего» сценария. По нашему убеждению, для выживания у России есть только одна возможность – сформировать «зелено-желтую» систему ценностей и реализовать именно «российский» сценарий развития. Но реализация данной возможности – тема отдельной статьи.

Литература:

  1. Цымбульский В.Л. «Выступления 24 января 1994 г. на заседании столичного клуба «Свободное слово», М., 1994 г.
  2. Чубайс А.Б. «Приватизация вообще не была экономическим процессом. Она решала главную задачу – остановить коммунизм», из интервью 2001 г.
  3. Тойнби А. Дж. «Постижение истории. Сборник», М., 1996 г.
  4. Кондратьев Н.Д. «Проблемы экономической динамики», М., 1989 г.
  5. Гумилев Л.Н. «Этногенез и биосфера Земли», М., 1994 г.
  6. Шпер В.Л. «Спиральная динамика»//«Методы менеджмента качества». – 2009, №6
  7. Калинина Ю. «Поколение Y»// «Бизнес-журнал». – 2010, №9
  8. Фурман Д.И. «Плохой сценарий» //«Независимая газета» – 15.06.2010.

 Справка

Ирина Владимировна Балахонова. Кандидат экономических наук. С 1998 г. – по настоящее время – ведущий консультант по реорганизации управления материальными потоками на промышленных предприятиях. С 2007 г. – по настоящее время – генеральный директор Центра «Платон». С 1998 г. – по настоящее время участвовала более чем в 8 проектах в роли консультанта и в двух проектах в роли руководителя проекта. Имеет свыше 30 научных работ, из них 1 монографию, 2 учебных пособия по логистике, 1 учебное пособие по информационным технологиям в управлении.

Волчков Сергей Александрович. С 1991 г. – по настоящее время – ведущий консультант по реорганизации управления материальными потоками на промышленных предприятиях и операционным менеджментом в кредитных организациях. С 2007 г. – по настоящее время – главный специалист Центра «Платон». Имеет высшее образование, в 1986 г. закончил Пензенский государственный университет, факультет «Вычислительная техника», по специальности «Прикладная математика», специализация «Инженер-математик».

В 1994 г. закончил Аспирантуру «Организация и управление производством», тема диссертации «Разработка экспертных систем для моделирования ритмичности производственных процессов». С 1991 г. – по настоящее время участвовал более чем в 10 проектах в роли консультанта и в 5 проектах в роли руководителя проекта. Имеет свыше 50 научных работ, из них 3 монографии, 2 учебных пособия по логистике, 1 учебное пособие по информационным технологиям в управлении.