Промышленная политика

Предчувствие холодной войны

Некоторые аналитики полагают, что Россия, усилившись в последнее время, просто упивается возможностью диктовать другим свою волю. Что ж, в этом утверждении есть рациональное зерно. Однако реакция, последовавшая за российским нервным срывом, заставляет предположить, что у нее на уме и еще кое-что. Угрозы нанести удары по противоракетам не на шутку обеспокоили чехов и поляков, и, несмотря на то что правительства этих стран первоначально поддерживали противоракетный проект, их народы сейчас развернулись против власти. Нет единого мнения по этому вопросу и среди европейских лидеров. Увидев занервничавшую Россию, немцы тоже занервничали и начали давить на Вашингтон, заставляя его переводить вопрос размещения системы в многосторонний формат НАТО.
24 мая 2007

США ответили стремительным дипломатическим туром по Москве и европейским столицам. Президент Буш звонил по этому вопросу президенту Путину - это хоть как-то помогло сгладить противоречия. США предложили России тоже участвовать в разработке щита. Теперь все внимание будет приковано к переговорам внутри НАТО.

Но если Россия не испытывает военной угрозы, то что же ей, спрашивается, нужно? Это всем понятно (хотя США почему-то иногда начинают действовать так, будто для них это тайна). Россия хочет, чтобы с ней общались на равных. Россия не хочет, чтобы ее «информировали», она хочет, чтобы с ней «советовались» (хотя давать ей право "вето" все же не стоит). И для России уже давно поставленный вопрос расширения НАТО к ее границам - даже размещение противоракет и радара в двух странах-членах НАТО - это вопрос национальной гордости.
Россия позволила себе вспышку гнева, недостойную нации, которая хочет, чтобы с ней общались «по-взрослому». Но и США должны были осознавать, что Россия сделает именно это. И в следующий раз, надеемся, они будут к этому готовы.