Промышленная политика

Патриарх российской обороны

Анатолий Иванович Савин – личность легендарная. Создатель противокосмической обороны России, Герой Социалистического труда, лауреат Ленинской, трех Сталинских, Государственных премий СССР и России, доктор технических наук, профессор, академик Российской академии наук, научный руководитель концерна ПВО «Алмаз-Антей». Широкой публике его имя мало известно, потому что большинство его разработок проводились под грифом «совершенно секретно».
22 сентября 2011

ВСЕ ДЛЯ ФРОНТА…

Родился Анатолий Савин 6 апреля 1920 года в городе Осташкове Тверской области. Его детские годы связаны с красивейшим среднерусским местом – озером Селигер. На всю жизнь он сохранил память о доброжелательности, уважительности и бескорыстии здешних людей. С ранних лет Анатолий Савин полюбил рыбалку, плавание, лыжи. Времена тогда были не из легких, но и сегодня, по прошествии десятилетий, Анатолий Иванович вспоминает их как счастливую пору – он считает, что в преодолении трудностей закалялась воля мальчишек тех лет.

В середине 30-х годов семья Савиных переезжает в Смоленск, где Анатолий поступает в девятый класс одной из лучших средних школ города. Окончив школу с золотой медалью, он отправляется в Москву и в 1937 году без вступительных экзаменов становится студентом МВТУ имени Баумана. На третьем курсе после реорганизации структуры вуза Анатолий Савин зачисляется на факультет артиллерийского вооружения.

– Войну я встретил в Сталинграде, где проходил практику вместе с однокурсниками на артиллерийском заводе, – вспоминает Анатолий Иванович. – Я тогда только окончил четвертый курс. Когда пришло известие о начале войны, мы не знали, что делать. Собрали комсомольское собрание и решили – пойдем в ополчение, весь поток так решил, только один человек отказался. И мы приняли решение исключить его из комсомола.

Когда добровольцы были готовы отправиться на фронт – вышел приказ Сталина: всех студентов инженерных вузов отправить на оборонные заводы. Так Анатолий Савин попал в г. Горький (сейчас Нижний Новгород), на 92-й завод им. Сталина, где был назначен мастером в цехе откатных устройств.

В то время положение на фронтах было почти катастрофическим. Поэтому с особой остротой стоял вопрос об артиллерийском вооружении. Победить в этой войне можно было только обладая мощной полевой, противотанковой, танковой, самоходной артиллерией. Главнейшей задачей стало срочное максимальное увеличение выпуска артиллерийских систем в предельно сжатые сроки. Единственным действующим заводом, выпускающим такие артиллерийские системы, в это время оказался завод №92, так как большинство оборонных заводов Москвы, Ленинграда, Украины находились в стадии перебазирования на восток. Контроль за работой завода непосредственно обеспечивали нарком Дмитрий Устинов и лично председатель Государственного комитета обороны Сталин.

Осенью 1941 года нарком вооружения Устинов приехал на завод.

Завод №92 был построен в период первых пятилеток и оснащен для выпуска артиллерийских систем по полному технологическому циклу от собственной металлургии до сборки и испытания законченных изготовителем систем. В это время он находился в стадии освоения новых образцов танковой пушки Ф-34 и дивизионной Ф-22-УСВ конструкции Василия Грабина, конструкторское бюро которого размещалось также на территории завода. Директором завода был Амо Сергеевич Елян, назначенный за год до начала войны.

Дмитрий Устинов, молодой деятельный руководитель (тогда ему было всего 33 года), детально ознакомился с состоянием дел на заводе. Здесь в это время выпускалось пять-шесть тысяч орудий в год. Необходимо было увеличить выпуск полевых, танковых и противотанковых пушек в 15-20 раз.

– В то время я по собственной инициативе, проведя анализ производимых противооткатных устройств танковой пушки Ф-34, устанавливаемой на танках Т-34, а впоследствии и на танках КВ, разработал и предложил новую конструкцию противооткатных устройств, – говорит Анатолий Савин. – Замена существующей конструкции противооткатных устройств в пушке Ф-34 на предлагаемую мною конструкцию позволяла существенно сократить трудозатраты на их производство, повысить их качество, а благодаря уменьшению веса и габаритов сэкономить расход дорогостоящих материалов. Я пытался попасть к главному конструктору Василию Грабину со своими разработками, но он отказался меня принять. Тогда я обратился к начальнику цеха, который одобрил мою инициативу и представил меня директору завода Амо Еляну. Впоследствии благодаря поддержке Амо Сергеевича мне удалось показать свои чертежи и изложить свою идею наркому вооружения Дмитрию Устинову, приехавшему на завод.

Встреча происходила в цехе противооткатных устройств. Директор меня предупредил, что я буду рассказывать наркому о своем изобретении. Впечатление от него как от человека было ошеломляющим. Я увидел физически сильного, смелого, молодого парня с залихватским чубом густых светлых волос, с умным проницательным взглядом и очень быстрой реакцией на все происходящее. Он детально, как хороший инженер-конструктор, разбирался в противооткатных устройствах, технологии их изготовления и организации производства. Заметно было, что его в первую очередь интересовало все, что позволяло сократить сроки изготовления, количество дефицитных и дорогостоящих материалов и возможность реконструкции производства с целью увеличения количества изготовляемой продукции.

О докладе Анатолия Савина нарком высказался одобрительно и поддержал необходимость быстрейшего внедрения этой конструкции в танковые орудия. Так как существующие площади не позволяли резко увеличить выпуск противооткатных устройств, Устинов предложил срочно построить новый специальный цех противооткатных устройств. Этот цех площадью более 10 тыс. кв. м впоследствии был построен и введен в эксплуатацию всего за 26 дней (!).

Усовершенствованные Савиным противооткатные устройства были запущены в производство, несмотря на мнение противников этого решения среди конструкторов и производственников, опасавшихся, что это вызовет нарушение планов выпуска.

– Был небольшой скандальчик – как это так без главного конструктора! – рассказывает Анатолий Иванович. – А мне тогда был всего лишь 21 год. Тогда все танки Т-34 оснастили эти пушками, в бумагах писали «противотанковое орудие инженера Савина». А я ведь не был еще инженером, так как окончил только четыре курса института.

Таким образом, новые противооткатные устройства конструкции Анатолия Савина были изготовлены, прошли все виды испытаний, и в конечном счете пушка Грабина Ф-34 с противооткатными устройствами Савина поставлена на вооружение Красной армии.

Эта пушка изготавливалась заводом серийно для оснащения танка Т-34 и вместе с танком вошла в историю Великой Отечественной войны как одно из самых эффективных орудий тех лет – как и полевая пушка конструкции Грабина ЗИС-3, которая также выпускалась заводом №92. В короткие сроки выпуск артиллерийских систем возрос с 3-4 до 150 единиц в день.

В 1942 году Василий Грабин вместе с основным составом своего конструкторского бюро был переведен в Москву, где возглавил вновь созданное Центральное артиллерийское конструкторское бюро. На заводе №92 в Горьком осталась группа конструкторов, объединенная в конструкторский отдел, который возглавил Анатолий Савин.

В 1942 году в связи с появлением информации о вооружении немецкой армии танками типа «Тигр», «Пантера» и самоходной установкой «Фердинанд», броню которых не пробивали наши 76-миллиметровые пушки, четырем конструкторским бюро, во главе которых стояли такие известные конструкторы как Иванов, Петров, Грабин и Савин, было поручено создание новой пушки. По словам Анатолия Савина, это был самый ответственный момент в его жизни. Его конструкторское бюро создало пушку 85-миллиметрового калибра для перевооружения танка Т-34.

– Мы сделали 85-миллиметровую пушку, обстреляли ее, – вспоминает конструктор. – В конце 1942 года представители всех четырех КБ съехались на полигон испытывать пушки. Этот конкурс выиграла пушка ЗИС-С-53, сделанная на нашем заводе. После этого в конце 1942 г. все советские танки были перевооружены на эти пушки. Что и определило нашу победу в битве на Курской дуге.

Всего за годы войны Горьковский завод выпустил более 100 тыс. различных орудий, непрерывно наращивая темпы выпуска и снижая себестоимость продукции за счет совершенствования конструкции и технологии изготовления, – в большой степени благодаря усилиям конструкторского коллектива под руководством Савина. В 1946 году главный конструктор Анатолий Савин удостоен Сталинской премии I степени. В том же году без отрыва от производства он окончил МВТУ имени Баумана.

АТОМНЫЙ ПРОЕКТ

После окончания Второй мировой войны на мировой арене развернулось противостояние двух супердержав: СССР и США. В 1946 году на конференции глав правительств СССР, США и Великобритании в Потсдаме президент США Трумэн сказал Сталину, что у Соединенных Штатов есть атомное оружие. Сталин ничего не ответил, но вскоре после этого в СССР была развернута ядерная программа, непосредственное участие в которой принимал и Анатолий Савин.

Основные ресурсы страны в период создания первых образцов задействовались не на создание непосредственно самой атомной бомбы, а на получение в больших количествах обогащенного урана и плутония. Технология получения этих материалов требовала специального оборудования. Оно создавалось впервые в мировой практике в условиях необычайной секретности. Специалистов в этой области не было, ученые должны были работать, формируя совершенно новое научно-техническое направление, начиная с нуля, при этом соблюдая строжайшие правила, предотвращающие утечку информации.

Для решения этой сложнейшей научно-технической и производственной проблемы в Совете министров СССР было создано специальное правительственное учреждение с самыми широкими полномочиями – 1-е Главное управление Совета министров СССР. В качестве головной организации, ответственной за научно-техническую сторону реализации проекта, при Академии наук СССР была создана специальная Лаборатория измерительных приборов Академии наук (ЛИПАН), которую возглавил научный руководитель атомного проекта Курчатов.

Одним из сложнейших направлений в получении материалов для атомной бомбы стало выделение урана-235 из природного урана методом газовой диффузии.

В 1945 году по решению 1-го Главного управления 92-й завод был подключен к созданию опытной многокаскадной установки, предназначенной для экспериментальной проверки основных физических процессов с целью определения возможности практической реализации заданного главного параметра – коэффициента обогащения и уточнения исходных данных, необходимых для рабочего проектирования оборудования и завода в целом. Уже начало работ показало, что создание и испытание установки с полным подтверждением исходных данных займет значительное время. Поэтому Дмитрий Устинов, Борис Ванников и Амо Елян принимают решение – параллельно с созданием опытной установки разрабатывать рабочий проект завода исходя из имеющихся данных.

Для этого на заводе №92 создается Особое конструкторское бюро. Начальником ОКБ назначен директор завода Амо Елян, главным конструктором ОКБ – главный конструктор завода Анатолий Савин.

Работы развернулись в начале 1945 года и до окончания – ввода в эксплуатацию завода Д-1 в районе Нижнего Тагила – находились под самым пристальным вниманием лично И.В. Сталина, а также Л.П. Берия, Д.Ф. Устинова, И.В. Курчатова. Программа создания диффузионного завода Д-1 выполнялась теми же методами, что и военные заказы по артиллерии во время войны. Новизна проблемы дала мощный импульс научно-исследовательским работам в ОКБ.

Со стороны 1-го Главного управления СМ СССР и Наркомата вооружения СССР были созданы необходимые условия для совместной работы ученых-физиков, конструкторов, технологов и производственных рабочих разнообразных специальностей. Все это в конечном итоге определило успешное завершение программы по созданию диффузионного завода Д-1.

В КБ Горьковского завода под руководством Анатолия Савина по заданиям академиков И.В. Курчатова, И.К. Кикоина, А.П. Александрова, А.И. Алиханова разрабатывается ряд основных конструкций для промышленных технологий получения обогащенного урана и плутония. Создан комплекс оборудования по диффузионному разделению изотопов урана, что позволило в кратчайший срок создать производство оружейного урана. В рамках этого проекта Анатолием Савиным была спроектирована сложнейшая система разгрузки облученных урановых блоков и реактора на тяжелой воде (проект ОК-180). Заслуги конструктора отмечены двумя Сталинскими премиями.

КРЫЛАТЫЕ РАКЕТЫ

С началом «холодной войны», когда главной задачей стала защита от американской атомной бомбы, вокруг Москвы начали строить новую систему обороны, которая впоследствии получила название «колец ПВО» вокруг столицы. Требование к «кольцам» – даже при массированном налете не пропустить к столице ни одного самолета. В основу системы решили заложить управляемые ракеты. Сложность и масштабность проблем в этом проекте соответствовали уровню создания атомного оружия. Дело было совершенно новым и шло туго. Подбирали людей, которые могли легко осваивать новое.

В качестве головной организации по созданию реактивного управляемого оружия в 1947 году по решению Правительства СССР создается конструкторская организация в подчинении 3-го Главного управления – конструкторское бюро №1 (КБ-1). Научный руководитель – Павел Николаевич Куксенко, главный конструктор – Сергей Лаврентьевич Берия.

– Сергей Берия – сын Лаврентия Берии. Он учился в Ленинграде в военной академии, где написал диплом на тему «Первая крылатая ракета», – рассказывает Анатолий Савин, – а поскольку Лаврентий Берия был человек, приближенный к Сталину, он показал генеральному секретарю ЦК ВКП (б) работу сына. После этого было решено начать производство крылатых ракет.

В 1951 году для повышения эффективности работ по созданию новых видов вооружения в КБ-1 переводятся директор Горьковского завода №92 Амо Елян, главный конструктор Анатолий Савин и группа сотрудников. Работу на новом месте Анатолий Иванович начинает заместителем начальника конструкторского отдела, затем назначается заместителем главного конструктора и далее – главным конструктором СКБ-41, созданного в 1953 году в результате масштабной реорганизации КБ-1.

Создание системы «Комета» – яркая веха в военной истории нашего Отечества. Начавшиеся в 1947 году работы по этому проекту завершились успешными испытаниями системы уже в 1951-м. Мишенью был выбран крейсер «Красный Кавказ», курсировавший по согласованной схеме вдоль берегов Крыма. Испытания шли «по нарастающей»: сначала отрабатывались отцепление реактивного самолета-снаряда КС-1 от самолета-носителя Ту-4 и его подлет к цели в направляющем луче радиолокационной системы, затем – атака корабля самолетом-снарядом без боевой части, наконец, было совершено поражение «Красного Кавказа» самолетом-снарядом с боевым зарядом. В результате точного попадания корабль разломился надвое и через 3 минуты затонул. В 1952 году комплекс принимается советской морской авиацией на вооружение.

Значительный вклад коллектив КБ-1 внес в создание уникальной непроницаемой для самолетов противника противовоздушной обороны Москвы, представляющей собой сложную территориальную систему взаимосвязанных объектов: радиолокационных средств предварительного оповещения на дальних расстояниях, мощных зенитных комплексов, средств управления системой в целом и средств обеспечения непрерывного боевого дежурства. Масштаб проведенных работ в определенной мере передают цифры: в рамках проекта уже к 1953 году введены в действие: центральный, запасной и 4 секторных командных пункта, 8 технических баз для хранения и технического обслуживания боекомплектов 3360 зенитных ракет, 500 км бетонных дорог вокруг столицы, 60 жилых поселков, 22 объекта внутреннего и 34 объекта внешнего кольца, в которые входили комплексы зенитных ракет, стартовые позиции, системы связи с командными пунктами. Система могла вести одновременный обстрел 1120 (!) подлетающих к Москве целей.

В те годы при непосредственном участии и под руководством А.И. Савина разработан ряд оборонных систем классов «воздух-море», «воздух-земля», «воздух-воздух», «земля-море», «земля-земля», «море-море».

В 1950-х годах А.И. Савин обучается в аспирантуре при КБ-1, в 1959 году он защищает кандидатскую диссертацию, в 1965 году становится доктором технических наук.

С 1960 года А.И. Савин – начальник СКБ-41. Он предлагает коллективу и руководству отрасли начать работу в новом научно-техническом направлении: разработка глобальных космических информационно-управляющих систем, которые должны обеспечить стратегический паритет в космосе.

КОСМИЧЕСКАЯ ОБОРОНА

С приходом к власти Хрущева наступили довольно тяжелые времена для конструкторского коллектива. Произошли серьезные кадровые перестановки, был снят с должности Сергей Берия. Работа с сыном Берии повлияла на отношение власти и к самому Анатолию Савину. После заявления Никиты Сергеевича Хрущева о бесперспективности стратегической авиации стали сворачиваться работы по самолетным системам реактивного вооружения. Конструкторскому бюро, возглавляемому Савиным «с авиационным уклоном», грозило расформирование, и Анатолий Иванович добился разрешения заниматься космической тематикой. Конкретнее – космической разведкой и противоспутниковой обороной.

В результате реорганизации СКБ-41 было преобразовано в ОКБ-41 с единой космической тематикой. Магистральным направлением работ стало создание комплекса противоспутниковой обороны, перед которым ставились задачи по перехвату и поражению искусственных спутников Земли военного назначения вероятного противника, пролетающих над территорией СССР.

Анатолий Савин становится главным конструктором комплекса. Созданные в последующие годы под руководством Анатолия Ивановича космические системы уникальны. Проводившийся цикл научно-исследовательских работ по оптоэлектронике, информатике, радиофизике, радиотехнике и радиоэлектронике, фундаментальных научных исследований атмосферы, океана, суши и околоземного космического пространства обеспечил создание физических основ обнаружения и идентификации слабо-контрастных малоразмерных и пространственно-протяженных объектов на фоне различных образований в атмосфере, океане, на суше и в околоземном космическом пространстве. Особое место отведено исследованиям в области информатики и обработки изображений, а также гидродинамики морей и океанов, разработки и моделей фоново-целевых обстановок. Предложения Анатолия Савина по созданию систем дистанционного видения подводных сцен с помощью оптических и радиолокационных аэрокосмических средств намного опередили имевшиеся аналоги.

Пионерными стали также работы Савина и его школы по дистанционному зондированию с целью глобального и регионального экологического мониторинга Земли. В кооперации с ОКБ-52 Савиным и его ОКБ создается уникальный и эффективный автоматизированный комплекс противоспутниковой обороны. Его составляющие – наземный командно-вычислительный и измерительный пункт (объект 224-Б), специальная стартовая площадка на полигоне Байконур (объект 334-Б), ракета-носитель и космический аппарат-перехватчик.

Испытания комплекса начались в 1968 году. Первое в мире успешное поражение цели в космосе состоялось в августе 1970 года: боевой расчет системы противокосмической обороны (ПКО) получил задачу уничтожить искусственный спутник Земли. «Охота» в космосе завершилась с максимальным эффектом: осколочно-боевая часть боевого снаряжения разнесла мишень на куски.

К началу американской программы СОИ Советский Союз с помощью системы, разработанной Савиным в 1971 году, испытал первый истребитель спутников, который уничтожает мишени в околоземном пространстве. Всего было запущено 172 спутника, уничтожено около десятка объектов. Все пуски были удачными, и только один спутник, «Космос-954», упал, причем на территорию Канады. Это было в 1978 году. Положение осложнялось тем, что на спутнике была энергетическая ядерная установка. Американцев об этом известили, обошлось без международного скандала.

В 1985 году, уже после того как Юрий Андропов декларировал одностороннее обязательство СССР не выводить оружие в космос, американская ракета «Срэм-Альтаир» поразила в космосе спутник-мишень. В печати США и западных стран это подавалось не только как первое боевое испытание нового поколения американского противоспутникового оружия – системы АСАТ, но как вообще первое поражение мишени-спутника в космическом пространстве. Американцы лукавили – на тот момент они проигрывали СССР, и немало. 18 августа 1983 года прозвучало заявление главы Советского государства, и комплекс противокосмической обороны замолчал. Но он по-прежнему находился на боевом дежурстве. Были прекращены испытания в космосе.

В конце 1950-х годов в ОКБ-52 было создано противокорабельное оружие – самонаводящиеся оперативно-тактические крылатые ракеты с большой дальностью действия. Этим ракетам для их загоризонтного пуска была необходима информация о морской обстановке. Принимается решение об использовании в этих целях космических аппаратов, оборудованных средствами всепогодного наблюдения за надводными кораблями. ОКБ-41 под руководством Савина успешно осуществило работы по созданию наземных радиоэлектронных комплексов системы и бортовых средств управления космических аппаратов.

В 1973 году коллектив ОКБ-41 под руководством Анатолия Савина отделился от ЦКБ «Алмаз», в состав которого входил раньше. Был создан Центральный научно-исследовательский институт «Комета», Генеральным конструктором и Генеральным директором которого на 27 последующих лет стал Анатолий Иванович. В состав ЦНИИ вошли также завод «Мосприбор» и СКБ-39. В 1979 году на базе ЦНИИ «Комета» образовано НПО, а затем – Центральное научно-производственное объединение (ЦНПО) «Комета».

СИСТЕМЫ ОПТИМАЛЬНОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ХОЗЯЙСТВОВАНИЯ

С 1973 года академик Савин работал над построением спутниковой системы раннего предупреждения о ракетном нападении. Ее цель – засекать пуски вражеских ракет в любую погоду, на фоне любой поверхности, днем и ночью. В инфракрасном диапазоне просматривали всю планету Земля, чтобы обнаружить факел стартующей ракеты. Ракета обнаруживается на начальном, разгонном участке полета, и потому есть время для нанесения ответно-встречного удара.

В последующие годы это вылилось в создание глобальной системы обнаружения стартов МБР, размещенных на самолетах, на наземных (шахтных) пусковых установках и на подводных лодках. Для этой системы ЦНИИ «Комета» разрабатывал широкополосный радиоизмерительный управляющий комплекс (РИУК), наземные и бортовые средства управления, алгоритмическое и программное обеспечение.

Несмотря на проблемы с финансированием в период «перестройки», к 1990 году полностью завершены работы по монтажу и настройке аппаратуры на объектах системы, изготовлены первые летные космические аппараты, отработаны штатные программы анализа специнформации. В первой половине 1990-х годов в рамках программы были запущены на орбиту три спутника. Успешно пройдя летно-конструкторские и государственные испытания, Указом президента РФ от 25 декабря 1996 года система была принята на вооружение.

Савин же сконструировал и ввел в строй систему целеуказания из космоса для крылатых ракет. Кроме того, среди работ академика – система отслеживания подводных лодок в Мировом океане, уникальные системы космической связи в виде радиотелескопа.

Оценивая ситуацию, сложившуюся в связи с распадом СССР, Генеральный конструктор – Генеральный директор ЦНПО «Комета» Анатолий Иванович Савин разработал концепцию поддержания стратегического равновесия в мире на основе разработанных в ЦНПО глобальных информационно-управляющих систем (ГИУС).

Накопленный «Кометой» опыт в создании больших информационно-управляющих систем получил применение и в других сферах, в том числе в создании глобальных систем мониторинга Земли, контроля чрезвычайных ситуаций (природных и техногенных), а также в разработках современной медицинской аппаратуры для кардиодиагностики и иридодиагностики.

В мае 2004 года Анатолий Савин назначается генеральным конструктором ОАО Концерн «ПВО Алмаз – Антей». Он занимается проектами, направленными на решение сложнейшей научно-технической проблемы создания военно-космической обороны страны. Речь, в частности, об организации взаимодействия средств и систем видов и родов войск, способных вести борьбу со средствами воздушно-космического нападения, создании интегрированной системы управления ВКО и ее основной системообразующей компоненты – глобального информационного поля. Именно с его помощью возможно сдерживание вооруженных конфликтов любого масштаба – своевременное обнаружение старта ракет позволит адекватно воздействовать на них огнем.

В рамках научного совета РАН академик Савин руководит работами по диверсификации аэрокосмических глобальных информационных систем – для мониторинга окружающей среды, исследования природных ресурсов, контроля техногенных аварий и природных катастроф, навигации и связи. Воздушно-космическая оборона с глобальными информационно-управляющими системами фактически будет гражданской системой, выгодными предприятиями, которые в нужный момент могут переключаться на решение военных задач, убежден Анатолий Иванович.

По его словам, информационно-управляющие системы двойного назначения позволят центральной власти страны обрести совершенно новые возможности для управления Россией. И это будет очень «высокоточное» управление, с минимумом затрат и максимальным эффектом. В Кремле и Белом доме перестанут зависеть от «фильтрованной» и приукрашенной информации с мест. В любой момент там будут знать, сколько на самом деле полей засеяно или убрано, каковы настоящие масштабы строительства на отпущенные казенные средства и каковы реальные размеры стихийных бедствий. В такой высокотехнологичной системе власти каждый рубль из бюджета тратится с наибольшей отдачей. У академика Савина готов проект системы оптимального государственного хозяйствования в условиях ограниченности ресурсов.