Промышленная политика

Новые вызовы налицо. А новые возможности?

Тема развития инженерного и инжинирингового дела, разумеется, не исчерпывается только лишь обсуждением законодательных инициатив в этой сфере. Журнал «Умное производство» совместно с Комиссией по развитию инжиниринга в машиностроении Союза машиностроителей России обратились к экспертному сообществу с просьбой поделиться видением разных аспектов проблем и развития отечественного инжиниринга. Вот какие мнения высказали эксперты.
12 января 2015

ПАВЕЛ БЕЛИКОВ: ОРИЕНТИРОВАТЬСЯ ТОЛЬКО НА ЛУЧШИЕ РЕШЕНИЯ

Павел Беликов, член экспертного совета по развитию технологической базы российского машиностроения и станкостроения при Комитете ГД РФ, глава представительства EMAG GVS GmbH, генеральный директор ООО "ЕМАГ"

 – Тему развития инженерно-технического бизнеса в нашей стране считаю важной и актуальной. Оговорюсь: мой субъективный взгляд на эту проблематику основан на открытых статистических данных по импорту оборудования, моем личном опыте и видении рынка сугубо в сфере инжиниринга в машиностроении, применительно в основном к задачам модернизации металлообрабатывающих предприятий и созданию новых изделий с помощью современного станочного оборудования.

Наша компания работает на российском рынке уже более 30 лет и этапы развития тесно связаны с Россией. После успешных поставок станков EMAG в 1980-х годах, в 1989 году было создано совместное советско-немецкое предприятие со станкостроительным заводом «Красный Пролетарий» (г. Москва) – фирма «КП-ЭМАГ». Его специализацией был выпуск станков по чертежам EMAG на базе производственных мощностей завода «Красный Пролетарий». И к 1991 году уже было произведено несколько станков. Через некоторое время после распада СССР «Красный Пролетарий» обанкротился, а немецкий EMAG в 2011 году выкупил оставшийся пакет акций в ООО «КП-ЭМАГ», и, став 100%-ным собственником, переименовал фирму в ООО «ЭМАГ» (де-факто ныне – торговая/сервисная/инжиниринговая компания).

К чему я привел этот пример? К разговору о сегодняшних трендах и о цикличности истории. Горячим трендом инжиниринга в станкостроении с начала прошлого и до середины 2014 года был переход от торговли импортными станками к созданию совместных станкостроительных предприятий с «условной» локализацией сборки. Зачем? Во-первых, шильдик «made in Russia» позволил бы обойти заградительные импортозамещающие барьеры и прежде всего известное постановление Правительства РФ №1224, ограничивающее допуск импортного оборудования на российский рынок при его закупках компаниями, входящими в состав госкорпораций сферы ОПК. СП с достаточной степенью локализации могут претендовать на крупные заказы от оборонных предприятий. Во-вторых, еще в начале 2013 года глава Минпромторга РФ Денис Мантуров на совещании в техническом университете СТАНКИН дал недвусмысленно понять всем приглашенным топ-менеджерам мировых станкостроительных компаний, что наше правительство всячески одобряет и будет поддерживать создание совместных станкостроительных предприятий. То есть, кроме увеличения объема продаж, можно рассчитывать и на льготные специальные режимы налогообложения для таких компаний. После этого совещания в течение всего 2013 года и до июня 2014 года было анонсировано множество проектов таких «локализаций» различных станкостроительных  предприятий. EMAG остался в стороне от этого тренда, отказавшись от нескольких инициативных предложений, поступивших от частных российских компаний. Здесь сказался в том числе тот негативный опыт, о котором я рассказал вначале.

Что мы имеем сейчас? Многие инициативы начинаний «новых российских станкозаводов» угасли вместе с очередным пакетом санкций, ростом курса доллара и евро, и «замораживанием» многих проектов. Зато появился новый тренд – мы вынужденно меняем свое мировоззрение по отношению к оборудованию из Азии, в первую очередь из Китая. В таких условиях на первый план должны будут выйти инжиниринговые компании, способные адаптировать и внедрить «под ключ» такое оборудование на наших заводах. В октябре текущего года EMAG официально запустила завод по производству вертикальных токарных станков в Китае, так что теперь российское представительство концерна, – ООО «ЭМАГ» – имеет возможность поставлять напрямую станки EMAG напрямую с новейшего завода в Китае.

Если говорить об основных рисках инжиниринговой сферы, то, по-честному, сейчас один основной риск – стремительно падающий рубль. Для ограждения от финансовых рисков можно предложить создать резервный страховой фонд, который позволит и при значительных внешних негативных факторах доводить проекты до логического завершения. С учетом того, что в России доля госкомпаний значительна, такое решение вполне логично. Частные компании тоже могут быть включены в такую программу на каких-то условиях, например, путем внесения страхового взноса.

Кроме того, конечно, нужно все же продолжать пытаться создавать условия, при которых ведущие мировые производители будут организовывать в России свои предприятия. Если компания вкладывает свои средства в создание производства в России, готовит для этого кадры, то она будет заинтересована в дальнейшем своем присутствии и развитии на российском рынке. Она сможет более гибко реагировать на складывающуюся обстановку и приспосабливаться к российским условиям. Но я уверен, что еще более важная для России задача – поднять с колен оставшиеся в живых с советских времен наши станкозаводы, вложиться в их модернизацию.

Насколько она выполнима в условиях санкций? В первую очередь необходимо отметить, что режим санкций – это крайне негативный процесс, который не выгоден ни одной стороне. Исторически у России всегда были очень тесные технические и экономические связи с Европой, и особенно с Германией. Разрывать их, еще раз повторимся, невыгодно никому. Сегодня у России импортная зависимость по такому рынку, как металлорежущее оборудование, составляет около 90%. Больше половины импортных поставок – это оборудование из Европы и Японии. И практически в большинстве инжиниринговых проектов в России были использованы европейские, японские, американские технологические решения и оборудование. В режиме санкционной политики большинство компаний на российском рынке, предлагающих инжиниринговые услуги, наверняка столкнулись с вопросом необходимости импортозамещения. Конечно, можно полностью переключиться на китайских или тайваньских партнеров. Но здесь опять хочется привести пример из опыта EMAG. Да, сегодня станкостроительная промышленность азиатских стран динамично развивается и может предложить заказчикам свой продукт для решения почти любой задачи. С другой стороны, и мы это реально видим, поставки немецких станков в Китай, Тайвань, Южную Корею ежегодно увеличиваются. Прагматичные китайцы, когда речь идет о создании собственного технологически сложного продукта мирового уровня, все-таки предпочитают использовать передовое германское оборудование. Поэтому и нам в условиях санкций полностью отказываться от одних в пользу других было бы неверно. Российский инжиниринг должен ориентироваться только на лучшие решения, что есть в мире. И мы должны стремиться не к импортозамещению любой ценой, а к импортонезависимости, обеспечиваемой собственными разработками и глубокой взаимной интеграцией. А создать условия для такого развития – это задача политиков.

МИХАИЛ АЗАРХ: ПРОЕКТИРОВЩИК – ТОЖЕ АВТОР

Михаил Азарх, директор, член Совета СРО НП "Инженер-проектировщик", СРО НП "Инженер-изыскатель", генеральный директор ООО "ПРЕСТО-РУСЬ"

– Применение инновационных технических решений является одним из важнейших факторов повышения качества, конкурентоспособности и ликвидности технологического объекта.

При этом существует ряд проблем в сфере авторского права в области проектирования и инженерной деятельности.

Законодательно не урегулирован порядок включения в проектную документацию результатов интеллектуальной деятельности. В процессе согласования применения инновационных технических решений проектировщик не осуществляет технико-экономическое обоснование их использования. На практике заказчик отказывается применять патенты, правами на которые обладают третьи лица, предлагая использовать альтернативные технические решения. Постановление правительства №87 содержит упоминание о необходимости указывать в пояснительной записке проектной документации только «изобретения». В нормативном акте необоснованно отсутствует указание на иные охраняемые законом результаты интеллектуальной деятельности, например, полезные модели и промышленные образцы.

В результате большинство проектных организаций отказываются от применения инновационных решений, содержащих права третьих лиц, или не вносят в проектную документацию сведения о защищенных объектах интеллектуальной собственности, что приводит к нарушению прав третьих лиц при реализации инвестиционного проекта. Суды не признают включение в проектную документацию изобретений, защищенных патентами РФ, с нарушением законодательства об авторских правах. Все риски, связанные с нарушением прав третьих лиц, ложатся на заказчика. Сохраняет актуальность проблема выплаты авторских вознаграждений автору результатов интеллектуальной деятельности.

Институты «рационализаторских предложений» и «ноу-хау» представляют большой интерес в рамках развития законодательства об авторских правах на результаты инженерной (инжиниринговой) деятельности.

Актуальна проблема стимулирования инженеров-проектировщиков к разработке новых технических решений. В советский период, во времена действия изобретательского права, после получения авторского свидетельства и  начала промышленного использования изобретения на предприятии автор мог получать значительное вознаграждение. В настоящий момент правоприменительная практика свидетельствует о значительных нарушениях прав авторов на результаты инженерного труда.

Согласно Гражданскому кодексу РФ правительство вправе установить порядок и сроки выплаты вознаграждений за служебные изобретения, полезные модели и промышленные образцы. До настоящего момента такой нормативный акт не принят.

Важным является вопрос авторства проекта. В настоящее время, в случае с промышленными объектами, практика признания авторства на проект в целом не применяется.

Существует обоснованная необходимость совершенствования правовых механизмов защиты авторских прав проектировщиков и патентообладателей, а также стимулирования их деятельности. Расширение области применения результатов инженерной деятельности, поощрение труда инженеров и защита прав на результат этого труда – основные задачи, стоящие перед государством для обеспечения инновационного развития экономики.

АНДРЕЙ ГРАБЧАК: ИНЖИНИРИНГУ НУЖНЫ ГАРАНТИИ

Андрей Грабчак, заместитель генерального директора ОАО "НИИТЭХИМ"

– Во всем мире, и в частности, в Европе, инженерное искусство, как правило, развивалось в соответствии с естественным ходом развития торговли, науки, промышленности и экономики государств.

В России же эти процессы определялись в первую очередь военно-политическими задачами и являлись результатом целенаправленной государственной политики, с соответствующей идеологической, финансовой и организационной поддержкой определенных отраслей со стороны государства. В связи с чем Россия не всегда занимала лидирующие позиции, а чаще находилась скорее в роли догоняющего. Но четкое понимание на государственном уровне реального положения дел позволяло неоднократно совершать прорывы, достигая порой удивительных результатов, за счет изучения, анализа и использования лучшего зарубежного опыта, за счет стратегического планирования и соответствующих организационных мероприятий. Но главным образом – за счет потенциала российской инженерной и научной школы. Именно ее усилиями в начале XX века были разработаны основы того самого процессно-технологического инжиниринга — интегрированного научно-инженерного и инженерно-управленческого инструмента, опирающегося на знания в области организации производства, дисциплины «процессы и аппараты», находящейся на стыке таких наук, как физическая химия, термодинамика, экономика и др.

Данный инструмент с течением времени и под влиянием опять же естественных процессов развития во всем мире благополучно трансформировался в интегрированное научное знание, широко применяемое во всех областях промышленности. А в России, по ряду причин, на сегодняшний день данный подход в химической, да и, очевидно и в других отраслях промышленности существует пока лишь в виде частных управленческих и технологических отраслевых или межотраслевых практик. Сдерживающими факторами для активного развития инжиниринга являются в первую очередь отсутствие достаточно полной и достоверной информации о состоянии отрасли в целом,  отсутствие действительно системного подхода со стороны государства к формированию отраслевых стратегий и планов развития.

Сегодня российский сектор науки и высоких технологий в лучшем случае генерирует идеи, которые доводятся до готовых комплексных решений в странах – конкурентах России, а затем импортируются обратно вместе с оборудованием. Доля импорта в закупках нового оборудования для химической промышленности преобладает над долей отечественного оборудования, что свидетельствует о нарастании разрыва между потребностями экономики в технологическом обновлении и возможностями российского научно-исследовательского комплекса удовлетворять эти потребности.

Поскольку реализация инжиниринговых проектов в области химии всегда сопровождается значительными капитальными затратами, для участников данных процессов жизненно важно четко понимать правила игры и иметь уверенность, что эти правила действительны на конкретный период. Пока такой уверенности не существует, деловая, а тем более инновационная активность российских компаний останется невысокой. Ситуация с преобладанием наименее передовых типов инновационного поведения – заимствование готовых технологий, а не создание радикальных нововведений и новых технологий – не имеет шансов измениться.

Решать обозначенные проблемы, мне кажется, можно достаточно эффективно на уровне конкретных регионов, поскольку каждое реализованное химическое производство является результатом инвестиционного запроса, направленного на максимально эффективное использование доступных ресурсов – финансовых, сырьевых, энергетических, логистических и профессиональных, кроме того, оказывает серьезнейшее формирующее воздействие на социально-экономическую ситуацию в регионе. И, вероятно, только конкретный регион, с целью своего собственного перспективного развития, может обеспечивать достаточно долгосрочные гарантии потребности на результат проекта и осуществлять системную поддержку инжиниринговых проектов.

АЛЕКСАНДР ВРОНЕЦ: ЕСЛИ НЕ МЫ, ТО КТО?

Александр Вронец, генеральный директор СРО НП "Объединение организаций по проектированию объектов связи и телекоммуникаций "ПроектСвязьТелеком"

Назрела острая необходимость активной законодательной поддержки предприятий, занимающихся проектным/инженерным трудом

– Сегодня в проектном сообществе сформировалось глубокое понимание необходимости принятия целого ряда законодательных актов, направленных как на организацию инженерного дела в России в целом, так и нацеленных на защиту интересов инженеров и результатов их труда от псевдоинженерных подходов и псевдоинженеров внутри нашей профессии.

Безусловно, предстоит еще очень многое сделать в плане технологического развития страны в условиях рачительного отношения к финансовым ресурсам. Сейчас проектное сообщество в своей работе скорее руководствуется пониманием того, «как должно быть» – то есть, что проектировщик должен знать, уметь, обеспечить, защитить, и т.д., нежели законодательно установленными принципами практики проектирования. Но при том все наши знания и компетенции по-настоящему реализуемы только тогда, когда законодательно закреплены, а значит, и защищены как процедуры проектирования, так и статус самого инженера.

Одним из механизмов закрепления (обеспечения) статуса инженера, в том числе в проектировании, должны стать процедуры подтверждения квалификации инженера и его аттестации, закрепленные законодательно. К сожалению, в нынешних координатах инженер – это скорее строка в штатном расписании, нежели квалификация. Сегодня заказчик наделен большими (практически неограниченными) правами по определению состава проекта, но далеко не всякий заказчик умеет или хочет ими компетентно пользоваться (а может, просто не располагает кадрами, способными обеспечить эффективность такого процесса).

Сейчас услуга проектирования законодательно оценивается федеральным законом «О контрактной системе в сфере закупок…» (№44-ФЗ от 05.04.2013), но ведь по сути в результате торгов заказчик проекта получает лишь подрядную организацию, которая должна обеспечить конечный качественный продукт. А это означает, что заказчик берет на себя риски относительно уровня качества продукта, который получит в результате процессов его проектирования и строительства.

При этом мы работаем в условиях законодательной неопределенности в части обязательности стадийности проекта, его состава, взаимных обязательств между участниками процесса. Отсутствует прозрачная расчетная экономическая составляющая проекта (нет соответствующих смет), отсутствует механизм оценки эффективности проекта, как правило, нет расчетов производственных мощностей или не существует связи между мощностями и затратами на их проектирование и строительство. Следовательно, мы наряду с заказчиком подвержены рискам, связанным с проникновением на рынок услуг недобросовестных и/или некомпетентных проектировщиков, частенько использующих демпинг как входной билет в отрасль проектирования.  Мы работаем в условиях, когда само понимание ПРОЕКТИРОВАНИЕ требует законодательной поддержки.

Таким образом, существует взаимная заинтересованность добросовестных Проектировщика и Заказчика (как государственного, так и частного) в законодательном закреплении обязательных для всех методики, стадийности, состава, ценообразования и оценки эффективности проектирования, причем вне зависимости от источников финансирования. Это означает, что объективно созрел и требует незамедлительной разработки федеральный закон «О подряде», который защитил бы всех перечисленных выше субъектов, включая потребителей производимых услуг, от недобросовестного (некомпетентного) подрядчика.

Другой аспект законодательных инициатив для решения той же задачи – внесение изменений в действующее законодательство, а именно в Градостроительный кодекс РФ (ГК РФ). 

Сегодня ГК РФ по сути регламентирует лишь отдельные аспекты территориального планирования и архитектурного строительства, оставляя без внимания целый пласт объектов капитального строительства, связанный с их технологической составляющей. Отсюда следует, что в ГК РФ необходимо раскрыть и закрепить термины «градообразующие факторы» и «технологическое проектирование», которые позволят регламентировать обязательность разработки проектной документации для всей гаммы объектов строительства и привлечь различные ведомства к полноценному развитию территорий. Известно, что именно ведомства формируют условия жизни и деятельности населения, а Минстрой - лишь одно из них, выполняющее свою функцию – по обеспечению населения соответствующими зданиями и сооружениями.

Теперь от общих задач, стоящих перед проектным/инженерным сообществом в сфере законотворчества, хотелось бы перейти к назревшим отраслевым проблемам. Буду говорить о своей родной отрасли – о связи.

C профессиональной точки зрения наше отраслевое проектное сообщество в настоящее время живет внутри двух взаимодействующих процессов: процесса саморегулирования, призванного обеспечить условия для полнокровного существования отраслевого проектирования (государственный регулятор – Минстрой РФ) и процесса проектирования в отрасли связи, поставленного в условия саморегулирования (госрегулятор – Минкомсвязи РФ). Функционирование каждого из процессов осуществляется через выполнение обязательных требований, установленных законодательно, к их субъектам. Условно указанные требования можно разделить на три группы: правовые, организационно-технические и технологические.

Организационно-технические и часть правовых требований (регламентирующих процесс саморегулирования) изложены, в основном, в Главе 6.1. Градостроительного кодекса РФ (№148-ФЗ от 22.07.2008) и ФЗ «О саморегулируемых организациях» (№315-ФЗ от 01.12.2007) и по ним – ни у СРО, ни у ее членов проблем, как правило, не возникает.

Основная масса вопросов сосредоточена в поле технологических требований и, связанных с ними, правовых. В дальнейшем именно с позиции технологии будем рассматривать современное состояние дел в проектировании.

В настоящее время проектирование объектов, сооружений и сетей связи регламентируется двумя типами нормативных документов: отраслевыми – учитывающими особенности отрасли (в нашем случае – Связь), и градостроительными – едиными для всех. К первому типу относятся – ФЗ «О связи», постановления Правительства РФ (ПП РФ) по лицензированию услуг связи и правилам присоединения сетей электросвязи, многочисленные приказы Министерства связи, касающиеся правил построения сетей электросвязи, маршрутизации трафика, правил применения оборудования и многих других. Ко второму – Градостроительный кодекс РФ, ПП РФ по подготовке проектной документации и прохождению экспертизы (как государственной, так и негосударственной), ГОСТ Р 21.1101-2009 по проектной документации для строительства, другие документы.

Действующие нормативные документы (в развитие требований Градостроительного кодекса) по подготовке проектной документации и прохождению ею экспертизы (обязательной в ряде оговоренных случаях) регламентируют данные вопросы только в отношении объектов капитального строительства.

Нормативные документы отрасли Связь относят к таким объектам (капитального строительства) только сооружения связи и линейно-кабельные сооружения связи, определяемые как объекты инженерной инфраструктуры, созданные или приспособленные для размещения соответственно средств и кабелей связи.

Таким образом, пересекаются эти два типа нормативных документов только в двух случаях – для сооружений связи и для линейно-кабельных сооружений связи. Следовательно, формально только в отношении этих двух типов объектов инженерной инфраструктуры (задействованных в процессе построения сетей связи) действуют положения ПП РФ №87 об обязательности подготовки такой документации и дальнейшего прохождения экспертизы.

При этом сеть связи в соответствии с нормативными документами отрасли Связь представляет собой единую технологическую систему, включающую средства связи (специальное оборудование для формирования, приема, обработки, хранения, передачи сообщений электросвязи) и соединяющие их линии связи (каналы связи или физические цепи кабелей связи).

Отсутствие в действующих градостроительных документах («Градостроительный кодекс» и ПП РФ №87 от 16.02.2008) самого понятия «технологический объект капитального строительства» и, как следствие, отсутствие обязанности в его проектировании, неизбежно приведет к нарушению целостности, устойчивости и жизнеспособности вновь строящихся и модернизируемых технологических систем, результатом которого станет либо значительное ухудшение качественных показателей услуг, либо полное прекращение их оказания.

Только на данном примере становится очевидным, что и ФЗ «О связи», и Градостроительный кодекс с ПП РФ №87 при своем обязательном применении в работе проектировщика отрасли Связь должны оперировать едиными терминами и определениями и нуждаются во взаимоувязке (гармонизации) друг с другом. Поэтому необходимы, во-первых, дополнения и изменения в Градостроительный кодекс и ПП РФ №87 для гармонизации с ФЗ «О связи»: введение термина и определения «технологическое проектирование» в ГК (Глава 1, статья 1, п. 23 – новый; Глава 6.2 – новая); введение 4-го вида (дополнительного) объектов капитального строительства – технологические объекты - как совокупность объектов производственного назначения и линейных объектов, объединенных в единую технологическую систему – в ПП РФ от 16.02.2008 №87 (Раздел 1, п. 2 и Раздел IV-новый); введение обязательности проектирования сетей связи, как таковых - в ПП РФ от 16.02.2008 №87 (раздел 5, п.п.15, 20).Во-вторых, насущно внесение дополнений и изменений в ФЗ «О связи» для гармонизации с Градостроительным кодексом и ПП РФ №87: введение терминов и определений, указанных выше, в ФЗ «О связи»; фиксирование функций регулятора по определению порядка взаимодействия сетей электросвязи со ссылкой на обязательность установления требований к проектированию сетей связи – в ФЗ «О связи» (статья 12, п. 2). Наконец, необходима разработка требований к проектированию сетей связи, подготовка и выпуск соответствующего приказа Минкомсвязи (новый: на основе положений ФЗ «О связи»).

Еще одна серьезная проблема, стоящая перед отраслью, – обеспечение соответствия быстро меняющимся условиям. Эти перемены в свою очередь обусловлены активным внедрением технологических новшеств в области электроники и связи. Для управления сетями связи требуются все новые и новые аппаратно-программные решения, которые должны находить свое отражение в новых нормативно-правовых актах (НПА) к федеральному закону «О связи».

При этом отечественная промышленность не преуспела в создании своих современных аппаратно-программных комплексов, которые могли бы обеспечивать: систему поддержки, эксплуатации и др.

Пятилетний опыт деятельности проектировщиков и строителей в составе саморегулируемых организаций (СРО), образующих национальные объединения, показывает, что именно профессиональные сообщества готовы внести конкретные предложения по совершенствованию действующего законодательства и системы стандартизации.

В настоящее время отечественное техническое регулирование и сопутствующая ему система стандартизации находятся в состоянии перехода от недавно существовавшей всеобщей обязательной системы стандартизации к системе, в основе которой лежит  защита жизни и здоровья людей.

Национальные объединения готовы к участию в выстраивании новой отечественной системы стандартизации, которая будет построена на пропорциональном применении уже опробованной, но обновленной системы стандартизации и действующей системы еврокодов.