Промышленная политика

Игорь Мещерин: новая индустрия требует новых подходов

Как влияют процессы цифровизации промышленности на инженерную и инжиниринговую деятельность? По каким направлениям необходимо совершенствование законодательной базы в этой сфере? Почему инновационной отечественной компании порой бывает проще получить заказ за рубежом, чем на внутреннем рынке? Мнением по этим и другим вопросам с «Умнпро» делится президент Национальной палаты инженеров (НПИ) Игорь Мещерин.
20 августа 2019

О продвижении российских компаний на рынках

омпаний на рынках — НПИ реализует ряд проектов в формате В2В. Один из них направлен на продвижение наших производителей на зарубежных рынках. Почему именно на зарубежных? Думается, каждый из тех, кто, что называется, в теме, может легко перечислить целый ряд сильных российских компаний, производящих конкурентоспособный продукт, которые могли бы ощутимо нарастить объемы его производства, однако этот процесс тормозит очень ограниченный объем заказов на внутреннем рынке. Проблема здесь — небольшой объем внутреннего рынка, и неразвитость рынка инжиниринговых услуг. А также структура спроса — у нас в основном превалируют государственные заказы. При этом наши крупные госкорпорации до сих пор существуют практически вне рынка с его конкуренцией и другими механизмами, у них — преимущественно полный цикл производства, масса всякого рода барьеров для потенциальных аутсорсеров. И в том числе поэтому мы и предлагаем многим нашим компаниям — членам палаты помощь в поиске партнеров на зарубежных рынках. За годы деятельности НПИ наработала и объем информации о специфике и запросах внешних рынков, и необходимые деловые контакты с коллегами в ряде стран. А в прошлом году мы вступили в Ассоциацию Палат инженеров государств Евросоюза. В Национальной палате инженеров наши зарубежные партнеры из стран, где уже многие десятилетия действуют развитые системы соответствующих агентств, организующих международные партнерские связи, видят аналог знакомого им института с соответствующим функционалом. Мы помогаем отечественным компаниям найти заказчиков в Европе, а также в Латинской Америке, Индии, Южной Корее, Вьетнаме, в странах Ближнего Востока и т.д. То есть, там, где есть благоприятные возможности для такого партнерства, где государство предлагает промышленникам институты развития и поддержки. И ряд успешных небольших компаний, в том числе резиденты Сколково, которые здесь не смогли найти заказчиков, там успешно реализуют свои высокотехнологичные продукты.

Все это подтверждает наш вывод об актуальности задействования огромного ресурса — создания системы регулирования инженерной деятельности на принципах, принятых и доказавших свою эффективность во всем мире. И тогда мы получим возможность создавать условия для работы на рынке наиболее компетентным, энергичным, продвинутым, конкурентоспособным компаниям. А наши избыточные инжиниринговые мощности, прежде всего созданные частной инициативой, можно будет активнее продвигать на зарубежных рынках, что позволит нашим предприятиям и заработать деньги, и наработать уникальный опыт, и развиться как бренд.

В кооперации с нашими зарубежными партнерами мы также пытаемся решать вопросы внедрения BIMтехнологий в нашем строительном секторе. К слову, после начала этой совместной работы у нас сложилось впечатление, что в плане использования BIM-технологий мы вовсе не позади планеты всей, а напротив, в чем-то даже более продвинулись, чем наши партнеры. Однако для понастоящему широкого их внедрения требуется внесение изменений в законодательство, поскольку в рамках действующих законов часто невозможно осуществлять цифровизацию в строительной сфере.

О цифровизации промышленности

— Теперь к вопросу о том, насколько актуальна сегодня для наших промышленных компаний цифровизация бизнес-процессов. При изучении ситуации на многих отечественных производствах складывается впечатление, что осуществляемая в последние годы их модернизация не позволяет достичь того эффекта, который мы видим во всем мире. Проблема здесь не в оборудовании, а в том, что наши предприятия значительно устарели в плане организации бизнес-моделей. Российские крупные холдинги обладают огромными производственными мощностями, на их складах пылятся целые станочные парки оборудования, закупленного и не установленного в предыдущие годы. А конкурентоспособность продукции этих компаний так и не повышается. Сейчас выгоднее строить новые предприятия на территориях, где земля дешевле, и проще обеспечить логистику. Эти гринфилды способствовали бы и решению демографической проблемы российских регионов, и развитию транспортнологистической сети. В целом это был бы серьезный стимул для решения задачи пространственного развития в стране, о котором сейчас так много говорят с высоких трибун.

Однако создание новых предприятий и глобальная модернизация действующих в ее сегодняшнем понимании требуют новых принципов и подходов, которые, в свою очередь, до сих пор практически не сформулированы. При этом все вроде бы понимают, что для достижения эффективности современного предприятия во главу угла теперь должно ставиться быстрое и гибкое использования ключевых цифровых управленческих систем и технологий. НПИ вносит свой вклад в процессы цифровой трансформации российских компаний. Нами разработана концепция создания цифрового макета предприятия. Цифровой 3Dмакет предприятия предназначен для формирования визуальной и графической документации по всем его объектам. Его можно использовать как при проектировании новых производств, так и при модернизации или реорганизации действующих. Макет включает в себя цифровой 3D-«генплан» предприятия, 3D-образ технологической планировки по расстановке основного оборудования по состоянию «как есть» и «по проекту», 3D-макеты единиц оборудования. Этот наш продукт задуман в том числе как база для создания в последующем цифрового двойника предприятия.

Сейчас в промышленных кругах, в том числе официальных институтах поддержки производства, к сожалению, довольно распространено мнение о том, что инженер как профессия якобы деградирует, что его функция утрачивает значимость. Мол, поскольку сейчас в бизнес-процессы промышленных компаний активно внедряются цифровые подходы, меняется сама парадигма проектирования. Но при этом даже сторонники этой точки зрения признают, что значение проектирования в целом возрастает. А парадигма, если разобраться, в принципе не меняется: ведь мы создаем информационную модель объекта до начала реализации проекта его производства. Как ее создавать — это вопрос инструментария. Если во времена строительства пирамид в Египте использовался только эвристический подход, то сейчас мы постепенно переходим к преобладанию математического подхода. Вся история нашей сферы движется от эвристики к математике. Но при этом еще вопрос, настанет ли эра полной математизации. Я не думаю, что это так, вероятнее, в каждом конкретном случае будет использоваться своя модель проектирования. Я обычно в дискуссиях на эти темы задаю для примера следующие вопросы: кто лучше напишет палочкой по глине? Тот, кто лучше умеет писать. А ручкой на бумаге? Опять же, тот, кто лучше умеет писать. А вот если взять компьютер, кто лучше напишет? Тот, кто лучше умеет думать, кто лучше владеет техникой. Аналогично и с цифровизацией. Приведу еще пример с шахматами. Теперь человек уже не обыгрывает компьютер. Потому что шахматы — игра, имеющая конечное количество вариантов, и машина каждый из них уже просчитывает. И это говорит лишь о том, что в операциях, где есть конечное количество вариантов, компьютер сможет заменить человека. Но наша жизнь — много сложнее, чем шахматы, ее количество вариантов бесконечно. И, соответственно, в случаях, когда количество вариантов бесконечно, компьютер сможет лишь дополнять человека, его мыслительные усилия своими искусственными вычислительными возможностями. И кто будет выигрывать? А тот, кто будет обладать умением среди бесчисленного количества вариантов правильно выбрать нужный. И, кстати, именно человек может вывести шахматы на новый уровень, введя в них новую фигуру. Например, Дракона, который всегда появляется неожиданно и при этом обладает мощной поражающей силой. И тут же появляются новые творческие возможности в игре, сразу повысится ее вариативность, и человек снова будет выигрывать у машин.

О дорожной карте развития инжиниринга

Национальная палата инженеров, объединяющая профессионаловинженеров из различных отраслей промышленности, а также строительной сферы, активно использует все возможности участия в нормотворчестве в сфере инженерной и инжиниринговой деятельности, технологического проектирования. Члены палаты участвуют в рабочих группах по внедрению информационного моделирования в строительстве (BIMтехнологий), Также в ряде экспертных советов при правительстве РФ и профильных министерствах, при комитетах Государственной думы. С их участием разработан ряд проектов законодательных актов. По инициативе палаты и усилиями ее членов создан технологический комитет Росстандарта «Технологический инжиниринг и проектирование» — ТК 142, подкомитет «Монтаж технологического оборудования — ТК 400.

Некоторое время назад была закончена работа над дорожной картой развития инжиниринга и промышленного дизайна. В ее рамках появился ряд нормативных новаций в этой сфере. Но часть задач так и не была выполнена. И мы вышли с инициативой воссоздания совета по инжинирингу и промышленному дизайну при Минпромторге России. Этот общественный институт разрабатывает следующую версию дорожной карты — нужно еще многое сделать для того, чтобы убрать административные и законодательные барьеры, выработать новые базовые понятия технологического инжиниринга и проектирования, разработать и обосновать численные методы оценки и расчета их показателей, создать обеспечивающую инфраструктуру для развития этой сферы.

Уже на первом этапе реализации мероприятий дорожной карты мы считаем необходимым решить давно назревший вопрос — принять закон об инженерной и инжиниринговой деятельности. Причем, есть идея сделать соответствующий модельный закон для стран СНГ. И СНГ такой подход в целом поддерживает, поскольку в ряде входящих в него стран эти тенденции в инженерной сфере даже более выражены, чем у нас, — например, в Казахстане, Беларуси, Армении, Молдове. Проект этого закона сейчас на рассмотрении в Госдуме.

О дополнениях к ГИСП

Еще одним важнейшим мероприятием в рамках дорожной карты мы считаем создание модуля «Технологический инжиниринг и проектирование» в составе ГИС Промышленность (ГИСП).

Общий вызов для всех отраслей промышленности и строительства – гигантское количество технологической, конструкторской и управленческой информации, а также широчайший спектр вариантов любых решений. Всем этим стало практически невозможно управлять в ручном режиме. Любой проектировщик в машиностроении не может знать, к примеру, все токарные станки мира, все технические решения. Он, как правило, знает самое ходовое на рынке оборудование, типовые, привычные решения, и с ними работает. И когда возникает необходимость сравнить технологические решения и рассмотреть несколько вариантов сценариев их применения, то на анализ и апробацию каждого варианта уходит в среднем год. Для современных темпов промышленного развития это недопустимо долгие сроки. К тому же, получаемый на выходе результат имеет неприемлемо низкую на сегодня достоверность. Перевод в «цифру» повышает скорость подготовки вариантных проработок и их достоверность, возможность просмотреть в перспективе каждый из вариантов. И выбрать оптимально соответствующий задачам бизнеса. В современных условиях на предприятиях нередко стараются избегать вариантной проработки именно по причине того, что она занимает много времени. При этом любая проработка — конструкторская, технологическая и другая — предполагает наличие библиотек, откуда можно получить нужную информацию. И если библиотеки для строительных решений у нас более-менее проработаны, то для технологических решений на промышленных предприятиях с этим дело обстоит гораздо хуже. Особенно в машиностроении. Есть тонны бумажных и гигабайты электронных каталогов, но они совершено не интегрируемые.

Наша идея заключается в том, что для проектировщиков необходимо при проработке вариантов иметь свой модуль в ГИСП в составе машиночитаемой базы нормативной документации и библиотеки оборудования — для того, чтобы иметь всегда под рукой актуальную информацию. Машиночитаемая база — это в нашем случае означает применение положений каждого документа. Ведь нормативная база все время развивается, в нее добавляются новые нормы и правила, а какие-то положения отменяются или корректируются. А при наличии базы нормативной документации проектировщики начинают, к примеру, проектировать цех — и перед ними тут же выкладываются необходимые документы, которые не позволят сделать ошибки хотя бы в стандартных ситуациях, выйти за нормативные параметры. Сейчас у нас вообще нет современных норм технологического проектирования. Если создавать их — то сразу в машиночитаемом формате.

Что касается библиотек оборудования, они нужны тоже в цифровом виде: чтобы в них были представлены и 3Dмодели станков и инструмента, и их параметры и показатели, и стоимость и условия их поставки, и т.д.

О подготовке инженерных кадров

Если продолжать аналогию с шахматами, надо понимать, что для того, чтобы человек вновь стал побеждать машину, необходимо растить сильных шахматистов. И, конечно, специалистов других профилей. У нас в стране есть сильные ВУЗы, где учатся прекрасные студенты. Могу говорить об этом, опираясь на собственный многолетний опыт преподавания на химическом факультете РГУ нефти и газа (НИУ) им. Губкина. У нас высокий проходной балл для абитуриентов, в результате входной отбор проходят действительно лучшие, и мы качественно готовим из них специалистов. Факультет ежегодно выпускает по 80 бакалавров и по 40 магистров.

Однако с подготовкой кадров для промышленности в нашей стране есть целый ряд проблем. Одна из них — это последствия коммерциализации высшей школы, фактически превратившей ВУЗы в отчасти коммерческие фирмы, оказывающие образовательные услуги за деньги, и, пусть исподволь, вынуждающей преподавателей относиться снисходительно к студентам- «платникам». При этом студент, получивший в любом ВУЗе диплом бакалавра, может затем продолжить обучение в магистратуре практически любого ВУЗа, особенно на платном отделении.

У нас есть также огромная проблема с заочным образованием. Я считаю, что первое техническое образование для студента обязательно должно быть очным. Потому что современный инженер-«дистанционник» — это почти то же самое, что хирург-заочник. Сейчас предпринимаются попытки — разной степени успешности — внедрения дуального образования. Но здесь надо сказать, что проблема получения качественной производственной практики — всеобщая в мире, а не только у нас.

НПИ также выступила с радикальной инициативой: предложила существенно ограничить число бюджетных мест в ВУЗах на гуманитарных специальностях, и перевести средства на их обеспечение на технические направления. Ведь до сих пор лучшие выпускники школ редко идут в технические ВУЗы по причине того, что ребята не видят, что здесь можно получить реальную самореализацию в широком смысле слова. При этом у всех на виду и на слуху примеры процветания даже не самых сильных специалистов в юридической, банковской сферах, получения ими высоких должностей даже в далеких от их специальности областях. В результате на технические специальности идут абитуриенты с более низкими результатами ЕГЭ.

Основную же проблему подготовки инженерных кадров я вижу так: рынок перегружен неквалифицированными предложениями, ВУЗы по-прежнему выпускают значительно больше технических специалистов, чем требуется. Точнее, даже не специалистов, а обладателей дипломов, которые на важном этапе становления инженера в послевузовский период по сути предоставлены сами себе — этот период никак не регламентируется, квалификация молодых специалистов не оценивается. При этом у нас нет механизмов, которые в дальнейшем могли бы в этом кадровом массиве отсеивать зерна от плевел. Во всем мире таким механизмом является саморегулирование — но не у нас, с нашими «собственными подходами». Мы — единственная страна в мире, где есть саморегулирование юридических лиц в строительной отрасли и нет саморегулирования в машиностроении. Полагаем, что с принятием закона об инженерной и инжиниринговой деятельности повысится статус и престиж инженерной профессии и деятельности инженеров, и наконец заработают механизмы повышения эффективности инженерной деятельности.