Промышленная политика

Гуманитарное преимущество в конкуренции: что это?

В конкуренции побеждает тот, кто быстрее меняется в изменяющемся мире – сознание которого более адекватно многообразной реальности.
8 октября 2014

МОДНЫЙ ФОТОГРАФ И ИНДУСТРИЯ

По случаю в выходные побывал в Суздале, где познакомился со всемирно известным фотографом Аленом Лебуалем и его семьей. Прекрасная мама-француженка и шестеро детей (2 сына и 4 дочки). На них даже просто смотреть приятно. Это маленький гармоничный мир, в котором слегка инфантильная мама, счастливые дети и добрый папа.

Россияне, в отличие от французов, все время впадают в крайности: что в политике, что в семейных отношениях. И часто строят несбыточные планы: то построить коммунизм на Земле, то заполучить в мужья принца на белом коне. А так как цели иллюзорные и недостижимые, то и мало кто прикладывает реальные усилия по их реализации. А счастье – оно в этом необъяснимом обаянии многодетной семьи, живущей в маленьком сельском доме на юге Франции. Где в меру доминирует папа, который фотографирует свой дом и своих детей.

Я знаю одну немецкую фирму, расположенную в местечке, где пасущаяся перед офисом белая с черными пятнами корова, – к тому же еще и с голубыми глазами, – заглядывает в окно хозяина компании. Здесь сотрудники патриархально ходят домой на обед и вечерами вместе пьют пиво в местном ресторанчике. И при этом здесь проектируют и изготавливают очень хорошие станки и продают их по всему миру.

Интересно, но многое из того, что делает счастливыми семьи, можно перенести на производственные коллективы, если мы хотим их видеть устойчивыми и эффективными.

Семья Алена – иллюстрация того, что надо быть во всем профессионалом. Ален фотографирует только своих детей в окрестностях своего дома. Но делает он это профессионально. Эти фотографии вскоре обеспечили ему мировую славу и стали приносить доход. Профессионализм нужен во всем! Только он дает одновременно и свободу, и материальное благополучие.

Фото из проекта "Семья" (La famille) Алена Лебуаля

Ален мало известен в самой Франции, большинство покупателей его фото – из Америки, России, Китая. Там он действительно популярен. Из этого можно вывести еще одну мудрость: не старайтесь стать признанными среди своих соседей. Это бесполезно. Нет пророков в своем отечестве. Вы станете и богатыми, и свободными, когда вас узнают за пределами вашего «мирка».

Время – это река. Всякая живая система должна всегда плыть против течения. Если вы останавливаетесь, то двигаетесь в прошлое: сначала к пещерному сознанию, потом к животному состоянию, к разрушению. Пока в России не будет адекватной идеологии, она будет продолжать дрейфовать в прошлое. А в прошлом жизни нет, она есть только в будущем. Ровно это же можно сказать про многие промышленные компании.

«ПАРИЖ – ДАКАР», ИЛИ О РОБОСТИ РОССИЙСКИХ ПРОМЫШЛЕННИКОВ

Многократный победитель гонок Париж-Дакар - российский автомобиль КамАЗ

Недавно я побывал на Ярославском моторном заводе. Он входит в «Группу ГАЗ» – холдинг, объединяющий автомобилестроительные активы «Базового элемента». Бренд ЯМЗ (Ярославский моторный завод) сам по себе был недавно очень силен. Двигатели ЯМЗ стояли почти на всех дизельных машинах СССР и Восточной Европы. Это было тогда, когда китайских двигателей не было еще в природе. И тем не менее сегодня не только западные страны, но и китайцы наступают на пятки. Как это стало возможным?

Завод в Ярославле до 60-х годов XX века был автомобильным – старожилы помнят грузовики ЯАЗ с хромированным металлическим медведем на капоте. От ЯАЗов пошли КрАЗы и МАЗы. А сам ЯМЗ с начала 1960-х годов начал специализироваться только на выпуске дизельных двигателей.

Однако в последние 15 лет ЯМЗ стал отставать. Более энергичные иностранные компании взяли его в клещи. Демпинг китайцев с одной стороны, а в Европе – новые экологические стандарты. Евро-4, регулирующий содержание вредных веществ в выхлопных газах, введен в странах Евросоюза с 2005 года.

На ЯМЗ отреагировали оперативно, были введены мощности по производству 530-х дизельных двигателей по стандарту Евро-4. Предприятие строилось на перспективу и способно быстро перейти на Евро-6. Я побывал в цехах. Самое совершенное производство. А в соседних пролетах немцы собирают двигатели «Мерседес». То есть культура производства схожая.

Но Россия перешла на стандарт Евро-4 только в 2013 году, и то только после личного вмешательства президента Владимира Путина, к которому обратились ярославцы. Создается впечатление, что в нашем правительстве и Государственной думе самое влиятельное – это китайское лобби.

И все же даже сейчас новый завод в Ярославле загружен от силы на 10% от мощности. Я разговаривал недавно с владельцем «Россельмаша» Константином Анатольевичем Бабкиным. Почему они часто на российские комбайны ставят двигатели «Мерседес», а не ЯМЗ? Почему?

Хотя все понятно и так. На Западе никто не знает ЯМЗ, а «Мерседес» известен везде. Поэтому стараются покупать комбайны с двигателем «Мерседес».

Неумение рекламировать свою продукцию российскими промышленниками просто удивляет и удручает. Есть какая-то «родовая ущербность» современных российских промышленников, которые не в состоянии понять, что медиа-позиционирование себя в условиях рынка – не менее важная часть их бизнеса, чем само производство.

В конце сентября на секции МЭФ по импортозамещению интересный доклад сделал Валерий Александрович Лавров, президент Ярославской торгово-промышленной палаты. Он опросил промышленников, что они готовы отдать внешним исполнителям в рамках программ субконтрактации? Оказалось, что в основном все, что связано с организацией рекламы и продвижением на рынки. То есть наши промышленники готовы производить все, что угодно, но не готовы создавать бренд и искать рынки сбыта.

А между тем в современном промышленном мире важно обладать всего лишь ключевыми компетенциями по проектированию, несколькими критическими производственными технологиям, бренд-буком и ноу-хау в рекламе. Все остальное отдается на откуп кооперативным партнерам. Невозможно быть профессионалом во всем. Но необходимо быть лучшим в критических технологиях, будь то индустриальные технологии или гуманитарные технологии продвижения на рынки.

В значительной мере прибавочная стоимость определяется стоимостью бренда. Именно бренд изделия, компании определяет цену. Репутационная цена вашей страны цену вашего бренда увеличивает (как, например, Япония или Германия) или уменьшает (как, например, Китай или Россия).

Часто привожу пример про японские и болгарские бытовые дрели. При схожем качестве японские дрели на несколько тысяч рублей дороже болгарских. Эту стоимость добавляет созданный японцами бренд страны Япония, как поставщика качественных высокотехнологичных товаров.

Обратите внимание, как успешно Белоруссия создает имидж глобального производителя экологически чистой еды, притом что 20 % ее территории – это зона заражения от Чернобыля. Но это им не мешает захватывать продовольственные рынки.

Часто репутация самого владельца компании определяет прибыль в большей степени, чем себестоимость производства. Вспомним хотя бы Стива Джобса или Билла Гейтса. Поэтому иметь репутацию очень важно. В отличие от бизнеса, ее невозможно отнять, отжать… Она всегда принадлежит только вам.

Я понимаю, почему российские промышленники не хотят этим заниматься. Они же практики, привыкшие иметь дело с понятными и осязаемыми вещами. А здесь все неопределенно и построено на моде, вкусе, цвете... Рекламой и рыночным позиционированием надо заниматься профессионально, а это требует больших гуманитарных знаний. Тех знаний, которым нигде не учат. При этом на рекламном рынке много проходимцев, а профессионалов почти нет. Потому и терпят крах российские промышленные предприятия. Произвести можем, но дорого продать не можем.

На ЯМЗ я даже не нашел того человека, который профессионально бы этим занимался. Его, похоже, там просто нет. А между тем двигатель для КамАЗа, на котором выиграны гонки «Париж – Дакар», – разработан на ярославском заводе «Автодизель». Да, «Париж – Дакар» выиграл КамАЗ с ярославским 8-цилиндровым двигателем (сейчас производством этих двигателей занимается завод в Тутаеве Ярославской области). И кто об этом знает?

ПОСЛЕСЛОВИЕ К СЕКЦИИ МЭФ ПО ИМПОРТОЗАМЕЩЕНИЮ

«Импортозамещение» в России стало модным словом вроде «ускорения» и «модернизации». На самом же деле здесь много иллюзорного. Власть и многие эксперты пытаются сымитировать осмысленную индустриальную политику, которой до сих пор не было, нет, и еще вопрос, предвидится ли в дальнейшем. Даже украинский кризис и санкции против РФ не заставили российскую элиту остановить поток популистского бреда, который они несут как с экранов телевидения, так и на серьезных форумах. Причем этот бред слышит не только население, но и иностранные партнеры – из-за чего экономическое положение еще больше ухудшается!

Впрочем, секцию МЭФ под руководством Руслана Семеновича Гринберга, директора Института экономики РАН, все же можно признать успешной. Мы уже собирались покинуть зал, так как не было настроения слушать популистские речи лидера ЛДПР Владимира Жириновского и публициста Михаила Делягина, но тут дискуссия выправилась. Слово взяли практики: Оксана Дмитриева, депутат Государственной Думы, Павел Грудинин (совхоз им. Ленина), Валерий Абрамов, генеральный директор ОАО «Русские краски», Виктор Семенов (ГК «Белая дача»), Юрий Крупнов (Институт демографии и миграции), Андрей Даниленко, председатель Национального союза производителей молока, Владимир Боглаев (Череповецкий литейно-механический завод) и другие. Общий вывод из их выступления: экономика балансирует между плохим и очень плохим. Никаких осмысленных действий правительства нет. Продолжается имитация деятельности, а не сама деятельность.

Владимир Боглаев, генеральный директор ОАО "Череповецкий литейно-механический завод"

Импортозамещение – это лишь часть тех мероприятий, которые надо бы сделать в этих условиях. Это элемент повышения общей конкурентоспособности экономики и элемент умной индустриальной политики. Между тем на другом закрытом обсуждении, на котором я не так давно присутствовал, выяснилось, что мы не используем даже тех механизмов, которые позволены в условиях ВТО. И для этого совсем не надо выходить из ВТО, надо хотя бы научиться использовать ее возможности. Например, почему-то у нас на ввоз сырья и комплектующих таможенные пошлины выше, чем на ввоз готового оборудования. А от введения пошлин на вывоз круглого леса в ходе переговоров мы отказались. Хотя понятно, что это стимулирование сырьевой экономики. Стало быть, сырьевые компании лоббируют свои интересы успешнее компаний высокотехнологичных, которые это делать почему-то не умеют или не хотят.

Руслан Гринберг написал замечательную книгу «Свобода и справедливость. Российские соблазны ложного выбора». Прочитал с удовольствием. Но почему ее не цитирует президент или премьер-министр? У нас сложилась практика, когда никто ничего не читает, никого не интересует смысл. Все соревнуются в пустой говорильне, красоте словесных образов,

Я бы хотел, чтобы в следующий раз на обсуждении вопросов экономического развития на секциях МЭФ не было среди выступающих политиков и публицистов. В стране есть в настоящее время две авторитетные экономические школы: директора Института экономики РАН Руслана Гринберга и ректора Академии народного хозяйства при Правительстве Российской Федерации Владимира Мау. И должны быть две группы их соратников, которые бы обсуждали профессионально концепции Гринберга и Мау. Необходимо прекращение внутренних распрей. Ответственность ученых с обеих сторон состоит в том, чтобы отказаться от амбиций и хотя бы прочитать книги друг друга. Стране нужна умная экономика – страна устала от бредней полулистов, которые подвели экономику к краю.

Может, тогда откроется дорога настоящим ученым, которые могут анализировать мир системно. Тогда российская экономическая школа перестанет быть на периферии мировой науки, а станет лидером.

Недавно «партия Гринберга» говорила о циклах Кондратьева, которые появляются в цикличности экономических кризисов. «Конкурирующая партия» убеждала всех, что они не существуют. Как я думаю, по причине их необъяснимости. Проанализировав циклы Кондратьева, я пришел к выводу, что они существуют не только в экономике, но и в социальной истории. Кроме этого, существуют и другие, еще более длинные, циклы, кратные прецессии Земли. Оказалось, что многие процессы в политике и экономике – это следствие голографического наложения различных циклов, которые, в свою очередь, определяются эволюцией человеческого сознания. Именно трансформации массового сознания являются причиной войн и экономических кризисов.

Энтропия, вследствие второго закона термодинамики, расширяется, мир усложняется, сознание человека усложняется вслед за миром, чтобы быть адекватным меняющейся окружающей среде. У некоторых слоев населения сознание меняется опережающими темпами, у других – не догоняет. Эволюционный переход «из Египта в Израиль», что осуществил Моисей, – это базовое знание, которое позволяет создать фундаментальную экономическую теорию.

Ничего нельзя понимать в экономике без понимания законов эволюции социальных систем, человеческого разума. Человечеству нужна новая наука о человеке. Я закончил написание фундаментальной книги, из семи томов, которая восстанавливает историю Евразии за несколько тысяч лет. Общество последовательно преодолело несколько этапов: стая животных, варварское общество, гуманное общество. Сейчас наступает эра «нового варварства» – единого мира.

Мы сегодняшние сформированы событиями прошлого. Традиции и мировоззрение прошлого чрезвычайно устойчивы. Они передаются не только через гены, которые воспроизводят устройство мозга наших предков, но и через социальный механизм, описанный в известном эксперименте с шестью обезьянами. В клетке, где содержались 6 обезьян, поставили ящик с бананами. Когда животные бросались к бананам, их обливали водой. В результате они стали равнодушными к фруктам. Когда одну из обезьян-«старожилов» заменяли на новенькую, она бросалась к бананам, но оставшиеся 5 обезьян давали ей понять, что бананы трогать нельзя, – пока она не теряла интерес к фруктам. Этот феномен сохранялся даже тогда, когда заменили всех первых обезьян, помнивших обливание водой.

Примерно так действует социальный механизм влияния прошлого на будущее. Именно традициями далекого варварского общества во многом объясняются многие наши поступки сегодня.

В связи с этим интересно вспомнить лекцию нобелевского лауреата в области физиологии и медицины Ивана Петровича Павлова «О русском уме». Он изучал условные и безусловные рефлексы собак и сделал многие выводы относительно «особости» национального характера россиян, которые определяют как наши достоинства, так и недостатки.

Варварство – это далеко не то, что об этом сегодня многие думают. Это сложный уклад жизни, напоминающий уклад жизни в муравейнике – варе. Каждый в этом обществе только часть общего. Здесь человек – только роль, функция. Здесь нет личностей. Большинство народов, живущих за пределами Восточной Европы, устои варварства в значительной степени забыли, так как они возникли тогда, когда этот общественный уклад уже миновал. Что не скажешь про Восточную Европу. Здешняя история уходит в такую древность, что, не зная ее, мы ничего не понимаем ни в обществоведении, ни в экономике.

Поэтому мы такие, как нас характеризовал Иван Павлов. Он говорил: «В науке нельзя обойтись без методики, без посредников, и ум всегда разбирается в этой методике, чтобы она не исказила действительности. Конечно, методика для научного ума – только первый посредник. За ней идет другой посредник – это слово. Вы видите, до чего русский ум не привязан к фактам. Он больше любит слова и ими оперирует. Русская мысль совершенно не применяет критики метода, т.е. нисколько не проверяет смысла слов, не идет за кулисы слова, не любит смотреть на подлинную действительность. Мы занимаемся коллекционированием слов, а не изучением жизни».

Тем, кто связывает свою судьбу с Россией, больше других нужна новая фундаментальная умная наука о человеке как фундамент практической умной политики, экономики и производства.

КАК ПРЕОДОЛЕТЬ РОК, ВИСЯЩИЙ НАД ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПОЙ?

Народы Восточной Европы, еще недавно бывшие в числе технологических и культурных лидеров, вдруг стали аутсайдерами. В чем дело? Как эту ситуацию изменить?

Мы выяснили, что российские промышленники еще как-то умеют производить продукцию, но не умеют ее позиционировать на рынке, рекламировать и с выгодой продавать. Если у нас что-то покупают, то часто только потому, что это очень дешево. Иногда до неприличия дешево. Сама по себе слишком низкая цена подозрительна.

Часто привожу пример из своего личного опыта. Я тогда, на заре рыночных реформ, был молод и пытался найти себя в бизнесе. У меня была большая оптовая компания, торгующая бытовой химией. Однажды из Белоруссии поступило несколько вагонов дешевого туалетного мыла. Вопреки нашему ожиданию, через несколько месяцев мы обнаружили, что оно неликвидно. Никто его не покупал. Мы всячески его разглядывали: упаковка и само мыло вполне хорошие, цена в три (!) раза ниже рыночной, но его не покупают. Тогда я предложил поднять цену в 2,5 раза. Сразу после этого за этим мылом выстроилась очередь закупщиков товаров из магазинов. Вероятно, до этого покупатели подозревали слишком дешевое мыло в наличии скрытого дефекта. Это я рассказал для того, чтобы объяснить: цена далеко не всегда определяет спрос. Спрос определяет «репутация» товара. А репутация, как Восток, дело тонкое.

Сто лет на советском и постсоветском пространстве с людьми происходят «странные» психологические трансформации. Эта тема не сегодняшнего разговора, но все же признаем факт, что в результате мы стали практически неспособны обсуждать проблемы. Все тонет в пустых разговорах, в которых никто не ищет смысла, а ценностью для нас является только «красота слов».

Ситуация вокруг России такова, что на это уже нельзя закрывать глаза. Как найти причину нашей сегодняшней «деловой немощи» и как ее исправить?

Я уже неоднократно говорил, что эволюция человеческого общества прошла три периода: стаи животных, варварского и относительно гуманного общества. Сейчас наметился переход в четвертое состояние – глобального человечества one world.

Надо отказаться от догматического представления о том, что все люди на Земле одинаковые. Различие не в цвете глаз и кожи – это на самом деле пустяк, так как определяется климатом. Но люди не одинаковые в силу своей разной организации ума. Понятно, что тезис об «одинаковости» людей возник как реакция на итоги Второй мировой войны, для предотвращения возврата фашизма. Но мы видим, что просто утверждение «все люди одинаковые» не решает этой проблемы. Войны продолжаются, а фашизм под новыми вывесками, в том числе антифашизма, готов вновь вернуться в массовое сознание во многих странах. Приняв лозунг «одинаковости» людей, мы ликвидировали науку о человеке. Не имея науки о человеке, мы подвергаем человечество еще большей опасности.

Итак, мы сошлись во мнении, что все люди разные потому, что у них разная система ценностей, разный алгоритм социального поведения – у них разный ум. Этот ум передается через генетический механизм от родителей и через культуру того социума, той местности, где человек вырос и проживает.

Так чем же восточноевропейские народы отличаются от всех остальных? Мы видим, что различий между американцем и китайцем меньше, чем между ними (американцами и китайцами) и русскими. Почему?

Ответ легко найти, если иметь правильную методологию изучения истории. А эта правильная методология появляется, если мы правильно определим, когда и где началась история. Если мы отбросим некоторые, ничем не подтвержденные, мифы. Например, что человек вышел из Африки. Этот континент никогда не играл в истории заметной роли, как не играет он и сейчас.

Если мы предположим (как то следует из артефактов, найденных современными археологами), что история человечества началась 70 тысяч лет назад и вышло оно из одного племени, обитавшего у подножия ледников в Восточной Европе, – то все станет на свои места.

Человек возник вследствие непрерывного изменения географии и климата Восточной Европы, к которым было необходимо все время приспосабливаться. Выжили те, кто умел быстро меняться. При этом конкурентными оказались две стратегии. Первая стратегия была характерна для Восточной Европы. Это матриархальная стратегия, когда все люди в периоды холодов и затопления собирались в вары, то есть глиняные поселения кольцевой формы. Социум превращался в некое подобие муравейника, где у каждого была своя социальная роль. Эта модель и родила варварское общество. Вар у индоевропейцев означает крепость, корабль. Аналог Ноева Ковчега. Жители варов – варвары, варяги… Это предки современных коммунистов и социалистов, склонных к коллективным формам общежития, равенству и государственному патернализму.

Варварское общество более сложное, чем о нем знают современники. Это целая философия жизни, богоданной соборности, которая лежит в основе ментальных кодов многих жителей Восточной Европы. Но это замкнутый мир, полный иллюзий.

Помните, как в пьесе А. Островского «Гроза» странница Феклуша рассказывает купчихам про внешний мир: «Я, по своей немощи, далеко не ходила; а слыхать – много слыхала. Говорят, такие страны есть, милая девушка, где и царей-то нет православных, а салтаны землей правят. …У нас закон праведный, а у них, милая, неправедный; что по нашему закону так выходит, а по ихнему все напротив. И все судьи у них, в ихних странах, тоже все неправедные; так им, милая девушка, и в просьбах пишут: «Суди меня, судья неправедный!» А то есть еще земля, где все люди с песьими головами».

Отсюда кажущаяся странной наша повсеместная привычка верить словам, а не делам. Нежелание узнавать реальность. Для варварского мира она всегда была лишь чьим-то рассказом, а не собственным опытом, – отражением чего-то далекого, не имеющего практического значения. Примерно так же мы сегодняшние смотрим телевизор, читаем книги, учимся. Есть наше «статус-кво», все остальное слова… мы их и воспринимаем всегда как пустые, для одоления скуки. Это наше качество из варварского прошлого. В этом секрет часто встречающегося нашего неадекватного сознания, что делает нас неконкурентоспособными в быстро меняющемся мире. Именно поэтому мы в аутсайдерах на мировых рынках. Чтобы там конкурировать, нам надо прежде всего изменить себя.

При этом варварство предполагает умение жить в условиях общности, наличие традиций коллективного труда. Это национальная черта, которая могла бы стать преимуществом, ибо современное производство – всегда труд коллективный. Но для этого, опять же, следует научиться правильно распределять роли внутри коллектива, создавать правильные «варварские» внутренние отношения. Многое из древних варварских укладов полезно, но утрачено.

Второй конкурирующий тип стратегии выживания в меняющемся мире прошлого – это патриархальный уклад охотников. Территория охотников, которые покидали вары и отправлялись исследовать дальние миры, – необжитая планета вне варварской Восточной Европы. Вероятность их выживания определялась только тем, насколько их миропонимание соответствовало реальности. Можно, конечно, считать себя самым крутым «мачо», но при встрече с саблезубым тигром это закончится печально. Так возникли первые реалисты – люди свободы. Это предки современных либералов.

Много тысяч лет эти две человечьи общности существовали на планете Земля раздельно. Восточная Европа была своеобразным хранилищем традиций и поставщиком новых людей. Именно непрерывный поток людей из Восточной Европы обеспечивал как культурное развитие, так и саму устойчивость периферийных миров. Там люди гибли по многим причинам. Иногда они вымирали все или деградировали до животного состояния, пока новая партия людей из Восточной Европы не начинал все с начала. Сам же варварский мир обладал невероятной устойчивостью – сохранялся даже в самые неблагоприятные периоды климатических катастроф, эпидемий и пр. бедствий.

Мы видим, что все культуры мира: от Америки, Китая, Индии, Греции и Исландии – являются результатом наложения трех больших волн миграций из одного места. Место это – Восточная Европа. Миграции во внешний мир происходили постоянно, но мы видим три доминирующие волны исхода людей из Восточной Европы. Связано это было с тремя глобальными религиозными реформами, трансформациями сознания в самом варварском обществе. Это особая история, кто захочет, тот может прочесть мои книги.

Сегодня эта модель мира изменилась. Человечество окончательно изучило и заселило все, даже самые отдаленные, уголки планеты. Оно научилось там жить. Оно связало все части мира дорогами, авиалиниями и интернетом. Весь мир стал одним «гигантским Варом», в котором начался процесс разделения миссий.

От страха перед неизвестностью в России сегодня многие захотели вернуться в прошлое. Но в прошлое вернуться невозможно. В нем можно только остаться. Для того же, чтобы попасть в будущее, надо приложить усилия. Усилия, чтобы понять самих себя.

НОВАЯ ИНДУСТРИАЛИЗАЦИЯ

Шел по осеннему городу. Размышлял о вечном. Бабье лето – это как зрелость человека. Когда переваливает за 40 лет, человек уже мудр, но еще здоров. И это самый счастливый период жизни. Но как его продлить? Ближе к 60 годам большинство людей начинает одолевать множество болезней. Как не покажется странным, но причиной этого является сам человек. И даже не образ жизни притягивает старость. В сознании человека что-то переключается, и мышцы, которые до того растягивали позвоночник, начинают его сжимать. Макушка человека теперь тянется не к небу, а к земле, раздавливая своей тяжестью. Человек горбится, пережимая важные сосуды, каналы и нервы. Возникает гипертония и другие болезни. Поэтому осанка человека определяет здоровье и долголетие. Чем дольше вы сохраните способность растягивать мышцами позвоночник, тем дольше вы сохраните здоровье. Но эту способность сложно сохранить только усилием воли. Необходим соответствующий духовный настрой.

Еще одно условие здоровья – это правильная походка. Она определяется качеством вашей стопы и обуви. К сожалению, у большинства людей с возрастом возникает плоскостопие и другие деформации ног. Пока толком это не лечится. Но идею мне подсказал Анатолий Чубайс. Выступая недавно на Гайдаровском форуме, он рассказал о том, как понимает, что такое «новые индустриальные технологии» на примере производства обуви. Сейчас есть такие 3D-принтеры, способные «напечатать» смоделированные на компьютере башмаки. Я купил недавно себе парусиновые башмаки CROCS на ортопедической платформе, спроектированные с помощью компьютера. Когда одеваешь их – жутко жмут, но через пять минут «притираются» и их перестаешь чувствовать на ноге. А если сделать программу проектирования «лечебной» обуви? Приходишь в мастерскую, суешь ногу в сканирующее устройство, через пару минут получаешь специальные башмаки, которые исправляют недостатки твоей стопы. Потом входишь в специальную кабину виртуальной реальности, где виртуальный голографический «священник» вправляет тебе мозги и ставит идеальную осанку. Осанка — это не только избавление от гипертонии, но и от ожирения. Это секрет долгой молодости.

Недавно познакомился с 33-летним математиком и специалистом по точной механике Виталием Тихоновым. Он выпускник кафедры медицинских приборов Тверского технического университета. Фантастический талант у парня. Его фирма в Твери делает 5D-аттракционы и продает их не только в РФ, но и в США. Покатался на его тренажере. Садишься в кресло, которым программно управляют четыре гидроцилиндра, надеваешь шлем – и вот она, виртуальная реальность. Управляя пультом, ты управляешь виртуальной реальностью и своим положением в пространстве. Это технологии уже сегодняшнего дня. И победит тот, кто первым начнет применять их в реальном бизнесе. До сих пор военная промышленность конвертировала в гражданку научно-технические разработки. В новом глобальном мире «мальчишки в гаражах» часто могут сделать такое, что переворачивает всякое представление о реальности. Этот процесс будет только ускоряться. Территории, где таких мальчишек будет больше, и станут доминирующими в мире.

Виталий скоро станет очень богатым человеком. Хотя он уже и сейчас вполне состоятельный предприниматель. Короче, все сложилось, чтобы создать машину вечной молодости и технологию производства лечебных башмаков. Это сделает революцию как в медицине, так и в обувной промышленности. Теперь ждем предложений от инвесторов.

Виталий Тихонов, изобретатель, владелец компании Total Interactive Technologies

ТЕХНОЛОГИЯ «СОЛВЕР», ИЛИ КАК ПРЕОДОЛЕТЬ СВЕРХСЛОЖНОСТЬ ПРОИЗВОДСТВЕННОГО БИЗНЕСА

И все же почему многие наши промышленники боятся выходить на внешние рынки, почему они часто боятся модернизировать предприятия, доставшиеся им от предшественников? Этому тоже есть объяснение.

Модернизация и выход на мировые рынки – это слишком сложные задачи. Западный, особенно американский, менеджер – он, прежде всего, узкий профессионал. Сегодня вообще цивилизация профессионалов. А у нас мы «играем словами», мы обладаем широким кругозором, у нас ясное понимание, что риски модернизации слишком высоки. А успех на внешних рынках не гарантирован. Поэтому мы предпочитаем ждать. Но эта жизненная стратегия сегодня в условиях глобального мира уже неконкурентоспособна.

Нужна методология модернизации, которая бы обеспечивала гарантированный успех и достижение заданных экономических параметров в заданные сроки. Такую методологию предложил доктор технических наук Радислав Бирбраер в рамках созданной им научной дисциплины «Инженерный консалтинг».

Сегодня многие серьезные предприятия взяли ее на вооружение. Это методика модернизации машиностроения «Три проекта» компании «Солвер». В процессе реализации проектов модернизации происходит не только обновление оборудования, но и одновременное обучение и сертификация персонала, подготовка нормативов и управляющих программ, разработка проекта организации труда. Это методология, которая позволяет избежать рисков, возникающих как внутри, так и снаружи предприятия.

Более двадцати лет компания «Солвер» была самым заметным на постсоветском пространстве системным интегратором. У компании много сотен самых разных реализованных проектов по комплексной модернизации предприятий. Именно «Солвер» последние двадцать лет задает на постсоветском пространстве направление развитию технологической «моды» в машиностроении. Его специалисты создали целую научную и инженерную школу, на методиках которой происходит технический аудит и реализуется программа модернизации машиностроения. Генеральный конструктор «Солвера» Радислав Бирбраер, собственно, и был родоначальником доктрины «Умное производство», которая сегодня обретает признание в мире.

Несколько лет назад Радислав Бирбраер со своими коллегами предложили еще более революционную технологию «борьбы с хаосом» внутри предприятий.

Недавно на выставке в Москве «Металлообработка-2014» у стенда компании «Солвер» я встретил представителей немецкого станкостроительного концерна Gildemeister AG. Немецкие менеджеры с интересом разглядывали элегантные пульты HNC (Human Numerical Control) программно-аппаратного комплекса для координации действий оператора в сложных производствах. Этот пульт служит своеобразным помощником операторов-наладчиков станков, с помощью которого можно получить доступ к чертежам, технологическим инструкциям и прочей документации. Причем традиционные чертежи могут быть заменены более понятными операторам 3D-моделями и мультипликацией. Кроме того, пульты HNC осуществляют контроль и оптимизацию времени, издержек и качества производственных операций.

Генеральный конструктор компании "Солвер" Радислав Бирбраер демонстрирует посетителям проектного центра интеллектуальный киоски HNC

HNC (Human Numerical Control) – это сама вершина возможностей человека и машины. Главная причина создания HNC IMPAKT и его продуктов – это попытка победить «хаос» внутри производственной системы, в которой могут одновременно двигаться многие тысячи деталей и сборочных единиц. Особенно это характерно для малосерийного производства. Невозможность управлять этим сверхсложным потоком и является главной причиной потери качества, срыва сроков и высоких издержек. Тот, кто первым сможет обуздать производственный «хаос», тот станет победителем.

Отношения в системе «человек – машина» всегда являются ключевым вызовом всех новых технологий. Сегодня машины почти идеально выполняют автоматизированные операции, а человек при этом остается человеком. Он способен к созиданию, но все так же допускает ошибки и не имеет системы, которая позволила бы ему их избегать.

Компания «Солвер» предложила недостающее звено в совершенно любом современном производстве, отсутствие которого делало его несовершенным. И тем открыла путь к массовому созданию «умных производств».

HNC IMPAKT позволяет гармонизировать отношения внутри сложных производственных систем. В результате созданные компанией «Солвер» технологии HNC (Human Numerical Control) в производственном «хаосе» появляется негэнтропийная сила, которая противодействует нарастанию этого хаоса и сохраняет управляемость в условиях постоянного усложнения производственной среды.

Начинается действительно новая индустриализация, построенная по совершенно новым законам умного производства.