Промышленная политика

Где нужно больше интеграции и ответственности? 

Хорошо знакомая нам поговорка гласит: «Кто владеет информацией – тот владеет миром». В уникальный этап посткоронавирусного функционирования российской промышленности лучше всего смотреть в будущее с холодным прагматизмом и задействовать комплексный анализ трендов и особенностей ее развивающихся отраслей. Чем больше просчитано – тем меньше неожиданностей. Хотя некоторые топ-менеджеры, инженеры и промышленники, конечно же, думают иначе. Можно ли внедрять только часть инструментов Индустрии 4.0 и при этом чувствовать себя комфортно? Нужно ли дальше закрываться от инноваций под маской консерватизма? Где, как и за сколько найти ответственных специалистов? Ответы на эти и другие актуальные для современной промышленности России вопросы «Умнпро» предоставил ответы Президент Ассоциации инженеров «Национальная палата инженеров» Игорь Мещерин.
26 июля 2021

 

палата инженеров
Президент Ассоциации инженеров «Национальная палата инженеров» Игорь Мещерин

Дорога в Индустрию 4.0 обещает быть извилистой

– Как функционируют современная промышленность и «умное производство» в России сегодня? Каковы основные тренды в законодательной, экономической и технологической нишах? 

– Лично я вижу большой плюс по всем 3 вышеназванным направлениям в том, что государство уже определило ряд конкретных задач для их дальнейшего выполнения. Актуальные проблемы замечаются, ищутся пути их решения. Среди них и контроль производства, и обеспечение безопасности, и визуализация рабочих процессов, и прогнозирование, и как минимум сохранение (а то и повышение) экономической эффективности промышленных предприятий, надежности их работы… Существует также тренд на непрерывное производство – наверное, везде, кроме химической, нефтегазовой и металлургической отраслей. Если говорить про дискретное машиностроение и приборостроение, то внедрение высокотехнологичных разработок приходится видеть только в каких-то отдельных случаях, т.е. это не массовое явление. На конференциях и в СМИ многие промышленники, конечно, отчитываются об успехах на своих предприятиях, но вот заявлять о том, что ими реализован весь спектр модернизационных решений (включающих, в частности, внедрение цифровых двойников или сервисной инфраструктуры), пока явно рановато. 

палата инженеров

Движение России к «умному производству» имеется, хотя и медленное. Многие только задумываются о предиктивной аналитике, киберфизических системах и цифровом прогнозировании или моделировании (например, в строительстве). Основная проблема тут кроется, на мой взгляд, в том, что в нашей стране вообще многое не точно описывается в официальных документах. Например, сущность ручного производства. Что это такое, если рассматривать детально? Бюрократия почему-то убивает конкретику. А в имеющихся описаниях существуют отклонения от классической базы знаний о промышленности. И иногда некоторые процедуры организации производства, и уж тем более его трансформации, по факту происходят в частичном хаосе (и хорошо, если не полном). Соответственно, в России часто автоматизируется хаос.

– То есть путь в Индустрию 4.0 пока достаточно тернист?

– Тут еще важно понимать, что если уж и идти в Индустрию 4.0, то с внедрением абсолютно всех ее инструментов – ведь они, в конечном итоге, способны приносить промышленникам только пользу! А когда внедряется «что-то одно» и «по чуть-чуть», то качественного рывка, естественно, не получается. Плюс, опять же, необходимо учитывать аспект наличия ресурсов для подобных процессов. С моей точки зрения, всегда быстрее и качественнее внедряются как раз-таки хорошо описанные на официальных бумагах разработки, продукты или процессы. Например, ПО «1С» в бухгалтерской сфере. Должно быть понимание того, как что-то новое работает, как быстро и точно выполнить все рабочие процедуры и т.д. Особенно мало конкретизации, судя по моему опыту, почему-то в нефтегазовой промышленности. И поэтому там постоянно присутствовала техническая отсталость; не говоря уже о том, что внедрение автоматизации в ряде случаев могло быть саботировано в т.ч. руководством предприятий. 

Эти же процессы рассчитываются исходя из кадровой специфики каждого отдельно взятого производства. Прежних работников увольнять или не хочется, или жалко – к тому же они обладают какой-никакой квалификацией, и способны даже по старинке производить профильную продукцию. А новоприбывшие высококвалифицированные специалисты как раз-таки заточены под работу с новейшими технологиями типа каких-нибудь коботов. Некоторые из них следят за внедряемой автоматизацией, некоторые обслуживают высокотехнологичные устройства и т.д. Причем саботаж-то тут непреднамеренный, и менеджмент многих промышленных предприятий при этом руководствуется вполне себе понятной логикой (без каких-либо ментальных барьеров или непонимания собственных рабочих процессов). 

палата инженеров

Если распределение финансовых благ зависит от количества персонала, а не от результатов его работы, или если есть возможность распределять ответственность по людям, то автоматизация производства, скорее всего, будет «пробуксовывать». В России же ведь существует 3 извечных вопроса: «Кто виноват?», «Что делать?» и «Что делать с тем, кто виноват?». И промышленности это тоже касается напрямую. Как воздействовать на роботизированную ИТ-систему, если ей был допущен какой-то просчет? Никак. А на человека можно, у него и должность может этому способствовать. Понятно, что есть ряд обновленных государственных стандартов, и автоматизация хоть «со скрипом», но идет; хотя причины ее низкой скорости я вам, думаю, разъяснил.

«Старые песни о главном»: что тормозит развитие промышленности?

– В прошлом интервью вы говорили, что основные проблемы современных предприятий – это устаревшие бизнес-модели и консерватизм менеджмента. С началом повсеместной цифровизации удалось ли как-то это изменить?

– Об этом, на мой взгляд, говорить пока рано. Почему? Да потому что сами бизнес-модели еще не изменились. У нас постоянно идет централизация и укрупнение подавляющего большинства промышленных предприятий, но, на мой взгляд, это не является значимым драйвером повышения их эффективности. Так кому-то проще, удобнее, выгоднее. А консерватизм менеджмента, кстати, остался и после внедрения многих инструментов цифровизации. Ситуацию тут могут поменять разве что кадровые ротации: руководители «старой закалки» должны уйти, а прогрессивные технократы – занять их места. Нынешняя кадровая политика в области менеджмента промышленных предприятий лично мне представляется крайне сомнительной.  

палата инженеров

Многие руководители наловчились громко заявлять о себе в публичном поле: писать статьи, выступать на конференциях, разводить активность в социальных сетях, но де факто перемен не случается. Все работает по-старому без надежды на изменения. Даже в 1990-е годы и во времена СССР после обнародования какой-либо важной для отечественной промышленности информации можно было надеяться на мелкие перевороты в индустрии, то сейчас как-то все с реальными переменами очень глухо. На кадрах многое тоже отражалось. Например, централизованный рынок внутри какой-либо страны так или иначе подразумевает чуть ли не «феодальную» систему распределения большинства государственных заказов. Не хватает реальной состязательности, здоровой конкуренции… Нет поддержки реально эффективных руководителей и инженеров в плане их продвижения по карьерным лестницам. Конечно, не везде это так, но в большинстве случаев уж точно

Есть и определенные «островки свободы» (т.е. высококонкурентные отрасли промышленности), где каждому воздается по его опыту и ответственности: металлургия, телекоммуникации, сельское хозяйство, розничная торговля и т.п. Там, например, широко внедряются цифровые технологии, и можно ожидать каких-то перемен к лучшему. Среди абсолютно неконкурентных отраслей, опять-таки, назову нефтегазовую, строительную и химическую. Вот там нужно срочно менять многое.

– Как продвигается работа с дорожной картой развития отечественного инжиниринга? Каких успехов в ней удалось достичь?

– Во-первых, сам факт ее принятия уже является серьезным успехом – если знать, как принимаются столь значимые документы. Хотя не скрою, что нынешняя ситуация с ней выглядит для меня весьма странно. Минпромторгом были собраны предложения от многих отраслевых организаций, но их внедрение пока отстает от плана. В частности, крайне медленно совершенствуется законодательная база для ускорения всех необходимых работ. А ведь это очень важный аспект развития российского инжиниринга.  

– Инициатива создания закона об инженерной и инжиниринговой деятельности встретила одобрение со стороны государства? Ожидается ли проработка дальнейших действий по данному направлению?

– Однозначно встретила. В частности, в вышеупомянутой дорожной карте развития отечественного инжиниринга. Правда, многое пока что остается исключительно на бумаге. Одобрение-то есть, а кто возьмет на себя ответственность за подписание данного закона и реализацию его основных целей? Смотреть, как что работает, улучшать какие-то вещи, или пусть даже портить (разумеется, с перспективой корректировок)... К сожалению, я такого пока не наблюдаю. Но я оптимист. Думаю, что рано или поздно все это случится. В крайнем случае, всегда есть возможность перенять зарубежную практику. 

Вот я выступаю от Национальной палаты инженеров как представитель общественной организации, и всегда отмечаю следующее: к нам регулярно обращаются инженеры, уезжающие за границу, которым необходимы сертификаты для того, чтобы осуществлять трудовую деятельность за рубежом. Т.е. в ряде стран нужно в принципе стать сертифицированным инженером, чтобы получить доступ к будущему рабочему месту. Мне кажется, что скоро подобная практика станет общемировой. Во многих развитых странах (типа США или представителей ЕС) уже создаются реестры тех же самых сертифицированных инженеров, открываются организации по выдаче необходимых бумаг. Россия же, к сожалению, пока подобное направление не развивает. У нас банально нет законов, которые бы эти процессы регулировали. А конкретно Национальной палате инженеров еще не хватает и финансовых ресурсов: сертификация специалистов – все-таки недешевое удовольствие.

палата инженеров

Кстати, за рубежом иногда случаются такие ситуации, когда российские инженеры вроде бы и готовы трудиться, и обладают достаточной квалификацией, а местные организации и отделы кадров их в упор «не видят», потому что нужных бумаг нет. Тут могут помочь подписания перекрестных соглашений между странами, но этим опять же нужно плотно заниматься, и желательно загодя. Нельзя принимать людей в инстанции позже, чем заявляется о проблеме нехватки их обеспечения нужными документами. Со стороны это выглядит очень странно, и воспринимается как недобросовестная юридическая деятельность. А вообще мне кажется, что нужно просто больше работать на экспорт, чтобы ускорить все бюрократические процессы. Но пока что мы как будто «самоустраняемся» от мирового инженерного движения и осваиваем только внутренние рынки… И еще есть одна интересная особенность: российское законодательство регулируют юридические лица, в то время как во всем остальном мире этим занимаются собственные инженеры. Схема простая: есть наделенные особыми полномочиями инженеры – значит, есть и инжиниринговый бизнес. 

Вузы не должны допускать «кадрового голода»

– Остается ли актуальной проблема подготовки кадров из-за массовой доступности высшего образования и выпуска большого количества специалистов? Или при желании всегда можно найти «иголку в стоге сена»?

– Сам я преподаю в РГУ нефти и газа (НИУ) имени И.М. Губкина на кафедре газохимии, и с моей точки зрения, уровень образования конкретно у нас является достаточно высоким. Только, исходя из собственного опыта, скажу так: первое высшее образование в России должно однозначно быть очным. Иначе вузовские знания усвоятся намного хуже. Переквалификация уже может быть заочной, если есть желание пойти по новой дороге. И не должно быть доступности высшего образования без получения реальных знаний. Это самое губительное сегодня. Равно как и повальная коммерциализация вузов, которые порой даже вынуждены выпускать бездельников только потому, что они приносят хоть какие-то деньги… 

Получается имитация образования. Это однозначно негативный фактор при подготовке кадров, это снижает ценность дипломов, это перегружает рынок труда некомпетентными выпускниками. Последствия не очень хороши – т.к. предложение превышает спрос, уменьшается нижний порог заработных плат. В итоге наиболее квалифицированные специалисты не могут получить адекватную загрузку. Некоторые инженеры, например, могли бы потенциально выпускать в 10 раз (!) больше продукции, чем сейчас; а им не дают. И на пенсию многие выходят раньше, теряют дополнительный доход. Отрадно только то, что все-таки в технических специальностях людей с дипломом вообще без каких-либо навыков откровенно меньше, нежели чем в гуманитарной сфере. Но искать все равно приходится. 

Думаю, что если какая-то отрасль находится в кризисе (а нынешняя инженерия, мне кажется, недалека от этого), то нужно осваивать новые компетенции, чтобы не стагнировать и не деградировать вместе с ней. Сейчас вот важно быть еще и немного экономистом, чтобы знать, сколько какого сырья куда идет, и как рассчитать добавочную стоимость деталей при производстве. 

– Сегодня продолжается практика перераспределения внимания в вузах с гуманитарных на технические специальности? Это плюс или минус для современной промышленности России?

– Продолжается. Только сейчас образовательная система как будто бы «отщипывает» инженерные компетенции прошлых лет и делает их самостоятельными специальностями. Почему высококвалифицированный инженер не должен сразу знать иностранный язык, владеть разнообразной нормативной базой, хотя бы первичными навыками программирования? Сейчас для этого нужно получать 4 различных диплома, а в ХХ веке было достаточно 1. И ведь промышленность прекрасно развивалась. «Специалист по технической безопасности», «Специалист по пожарной безопасности», «Специалист по экологии»… Для меня это все должно входить в компетенции 1 сотрудника, инженера. Образование как будто находится в «разобранном» состоянии. И почему у современных инженеров отбирают полномочия руководителей? Есть отдельно менеджер, есть отдельно инженер. И так только в России! Хотя по всему миру инженер – это еще и руководитель.

палата инженеров

– В 2020 году обсуждалась важность непрерывного образования, которое в перспективе могло бы заменить курсы повышения квалификации. Реально ли этого достичь сегодня? И какие социальные институты могли бы взять на себя это бремя?

– Это очень важная тема в инженерной сфере. Опять же, во всем мире это – основа подтверждения квалификации. Зарубежным специалистам ежегодно в течение определенного количества часов необходимо повышать квалификацию и иметь на руках соответствующие документы! Есть общественные аккредитации образовательных мероприятий и программ, чью наполняемость определяют именно местные национальные палаты инженеров. И всяческого рода конференции и круглые столы тоже «идут в зачет». 

Национальные реестры инженеров-архитекторов за рубежом всегда требовали сертификаты. Главное, чтобы нельзя было купить какие-либо официальные документы, а только честно получить. Ведь это сформирует теневой рынок, и ни о каком качестве подготовки специалистов не будет и речи. Нужно не давать демпинговать организациям, которые не ведут реальной образовательной деятельности, на рынке соответствующих услуг.

палата инженеров

Заимствовать нельзя разрабатывать 

– Как сегодня чувствуют себя отечественные инжиниринговые компании на внутреннем рынке и за рубежом, учитывая процессы цифровой глобализации и закрытых границ после пандемии коронавируса?

– А вот тут скажу неожиданную вещь. Представители многих промышленных компаний России, с которыми я общался, заявляли скорее о пользе некоторых процессов цифровой трансформации. Сразу стало видно, какие сотрудники нужны, а без каких можно обойтись. Вот уже и экономия на фонде оплаты труда. Кто-то получил большие государственные субсидии и не думал о поиске финансирования. Серьезно сократились офисные площади – и, соответственно, арендная плата за них. А ранее отлаженные процессы стали еще лучше, особенно коммуникационные. А все плохое и неэффективное, естественно, отсеялось. То есть скорее произошла оптимизация, чем глобальная трагедия.

палата инженеров

– Существует ли сегодня у чиновников и руководителей производственных компаний тренд на ускоренную стандартизацию и унификацию производимой в России продукции? Ведь это зачастую создает множество бюрократических барьеров для развития самых различных отраслей промышленности

– Вопрос со стандартизацией как явлением вообще сложный. С одной стороны, легче внедрять какие-то отработанные технологии или принципы работы, повышать эффективность, оптимизировать затраты финансов и времени. С другой – вряд ли стоит делать стандартизацию обязательной. Почему такого нет в США? Потому что упрощается борьба с конкурентами, и это ведет к монополизации рынка, в т.ч. со стороны государства. В связи с этим может происходить торможение развития промышленности. 

Для меня вообще достаточно странно сегодня выглядят всякие сборники с «наилучшими доступными инновационными технологиями на рынке» от Росстандарта… Не выглядит это до конца способствующим внедрению именно чего-то нового; скорее все происходит с точностью до наоборот. Апробированные и испытанные технологии попадают в справочники, но они морально могут устареть, хотя рынок займут быстрее. А разработать и внедрить авторскую инновацию для предприятий обычно достаточно сложно, нужно много куда попасть, много чего согласовать и серьезно потратиться.  

палата инженеров

– А какова сегодня актуальность промышленного дизайна и его перспективы в будущем?

– Многие абитуриенты обращают внимание на данную вузовскую специальность. Неплохо с ней дело обстоит, например, в Высшей школе экономики (по крайней мере, методика преподавания выглядит качественно). Есть и зарубежные программы, которые с одинаковым успехом можно освоить. 

Я думаю, что промышленный дизайн в ближайшем будущем будет все больше сближаться с классическим инжинирингом, особенно из-за внедрения цифровых технологий и возможности быстрого перехода от эскизов непосредственно к расчетным моделям. Киберфизические системы, думаю, вскоре смогут воспринимать эскизы как некие конструктивные схемы для наполнения материалами или прочностными расчетами или функциями. И тут же можно будет продумывать способы изготовления изделия – так сказать, «не отходя от кассы». Компьютерные технологии в этом смысле привнесут в промышленный дизайн интеграцию многих его направлений, что, в общем-то, достаточно хорошо.