Промышленная политика

Четыре «И» президента

Президент РФ Дмитрий Медведев еще до своего избрания на экономическом форуме в Красноярске озвучил Программу социально-экономического развития России до 2020 года. Планируется, что к этому сроку страна перестанет быть сырьевой державой и начнет развиваться по инновационному пути. Однако эксперты убеждены, что для интеллектуального прорыва необходимо увеличение госрасходов на НИОКР и образование. «К 2020 году Россия должна войти в пятерку ведущих стран мира по экономической мощи», — отмечается в концепции.
27 мая 2008

Главной целью реализации программы должно стать повышение стандартов жизни населения, развитие экономики инновационного типа, повышение ее эффективности и, в конечном счете, формирование в России широкого среднего класса. Концепцию развития государства Медведев коротко сформулировал как «4И — институты, инфраструктура, инновации и инвестиции».

«Говоря об инфраструктуре, Россия должна построить такую финансовую систему, чтобы стать мировым финансовым центром, параллельно решая задачи модернизации транспортной и энергетической инфраструктуры. Что касается инновации, Россия здесь находится в начале пути, и ближайшие годы должны построить основу инновационной системы нашей экономики», — отметил Медведев.

Минэкономразвития подготовило концепцию долгосрочного социально-экономического развития России, рассчитанную до 2020 года. Ее разработкой по поручению президента ведомство занималось почти год, в ближайшее время концепция будет разослана в ведомства и рассмотрена на заседании правительства.

По сведениям издания, в концепции отмечены три сценария развития: инерционный (предполагает консервацию существующей модели), экспортно-сырьевой (ускорение нефте- и газодобычи) и инновационный. И инновационный, и энергосырьевой сценарии обеспечивают удвоение ВВП за прогнозный период, но прирост ВВП по инновационному сценарию выше на 21%. При этом прирост инвестиций по инновационному сценарию выше, чем по энергосырьевому, на 59% и составляет 270% — это более чем вдвое превышает прирост ВВП.

Выбор сделан в пользу инновационного сценария. "Этот сценарий отражает использование инновационных источников роста за счет как реализации конкурентных преимуществ российской экономики в традиционных (энергетика, транспорт, аграрный сектор), так и новых наукоемких секторах и экономике знаний", - говорится в проекте концепции.

В документе указано, что его целью является "превращение России в одного из лидеров глобальной экономики, выход ее на уровень развитых постиндустриальных стран". Это возможно только при инновационном сценарии развития страны.

Согласно ему, в 2020 году ВВП на душу населения должен возрасти в 2,5 раза, до 30 тысяч долларов, а средняя зарплата составить тысячу долларов (в 2006 году была 394 доллара). Чтобы добиться этих показателей, необходимо увеличить долю высокотехнологических секторов в ВВП с нынешних 10,5 процентов до 17-20 процентов, а долю нефтегазового сектора, наоборот, снизить с 22,1 процента до 11,8 процентов. Число компаний, внедряющих инновации, должно увеличиться в четыре раза.

Кроме того, ежегодно Россия должна увеличивать экспорт высокотехнологичной продукции на 15-20 процентов, чтобы к 2020 году он составил 60-100 миллиардов долларов (сейчас 6-8 миллиардов).

Объем судостроения должен увеличиться втрое, а на рынке военных кораблей Россия займет второе место с 20 процентами мирового экспорта. Продажи атомного оборудования увеличатся до 7-10 миллиардов долларов в год, а объем услуг связи вырастет в 14 раз. Для технологического прорыва необходимо развивать нанотехнологии, биоиндустрию, энергетическую и информационную сферы, заняться водородной энергетикой, созданием новых моторных топлив, энергоэффективных двигателей и ядерных реакторов нового поколения.

По сообщению газеты "Коммерсант", Госдума во втором чтении одобрила закон о налоговых льготах для предприятий инновационной сферы. Депутаты освободили от НДС операции по передаче исключительных прав на изобретения, полезные модели, промышленные образцы, программы для ЭВМ, базы данных, топологии микросхем, ноу-хау, а также передачу прав на использование всех этих результатов интеллектуальной деятельности на основании лицензионных договоров.

Значительно повысится конкурентоспособность и структурная диверсификация российской экономики. Экспорт машиностроительной продукции по отношению к 2006 году увеличится в два раза к 2015 году и в пять раз к 2020 году. Оживет авиационная промышленность, став третьей в мире по объему производства гражданских самолетов (достигнет уровня 10% мирового рынка продаж гражданской авиатехники в 2020-2025 годах). Ракетно-космическая отрасль, объединившись к 2015 году в три-четыре крупные корпорации, увеличит не только выпуск продукции (в 2,2 раза к 2015 году), но и долю на мировом рынке - с 8 до 15%.

Россия вновь займет место в первой десятке стран - производителей гражданской судостроительной продукции. В сфере экспорта вооружения и военной техники будет обеспечено сохранение устойчивого второго места (не менее 20% мирового экспорта, увеличение экспортных поставок в 1,5-2 раза).

Впрочем, реализация инновационного сценария, как полагают в Минэкономразвития, невозможна без одной существенной детали. В министерстве считают необходимым для общего успеха сосредоточиться на развитии демократии, обеспечении защиты прав и свобод личности, создании экономических и социальных условий для реализации творческого потенциала человека.

Кроме того, важно развивать систему институтов, обеспечивающих равную и эффективную защиту конституционных прав и свобод личности и экономических свобод (включая совершенствование судебной системы), формировать структуры и механизмы гражданского общества и т.д. "Только реализовав формулу развития "демократия – человек - технологии" и воплотив ее в повседневную практику жизни общества, Россия сможет реализовать свои потенциальные возможности и занять достойное место среди ведущих мировых держав", - говорится в проекте концепции.

Для перевода страны на инновационный путь развития ставится задача кардинального повышения инновационной и инвестиционной активности, доведение уровня накопления до 30% от ВВП, перехода к стандартам развитых стран в сфере бюджетной политики. Это означает, что уровень финансирования образования должен достичь 7% от ВВП, здравоохранения — 6%, науки — 3%. Иными словами, расходы государства на эти отрасли должны быть удвоены.

В результате роста денежных доходов населения и структурных сдвигов в рамках инновационного сценария в экономике в целом будет решена проблема абсолютной бедности, декларирует Министерство экономического развития.

Правда, экономисты опасаются, что в отсутствие действенных рецептов роста события могут развиваться по инерционному сценарию.

Известный экономист и политик Сергей Глазьев пишет: «Переход на инновационный путь развития предполагает существенное изменение в механизмах и структуре экономического роста. Его основным источником должен стать НТП.

Как правильно констатируется в Концепции, «новая технологическая волна - на основе нано- и биотехнологий - и динамичный рост мирового рынка высокотехнологичных товаров и услуг открывают перед Россией и новые возможности для технологического прорыва и создают новые вызовы»…

В Концепции говорится о формировании национальной инновационной системы и мощного высокотехнологического комплекса, о диверсификации экономики и создании условий для реализации творческого потенциала личности. Ставятся задачи достижения мировых стандартов финансирования науки, образования и здравоохранения, создания условий для эффективного использования квалифицированного труда и повышения качества человеческого капитала, построения эффективной, ориентированной на конечный результат социальной инфраструктуры.

Для достижения этих задач у государства есть ограниченный набор инструментов: бюджет и налоги, денежное предложение, регулирование цен и внешнеэкономической деятельности, антимонопольная политика, госпредприятия. На основе их использования государство может формировать свою политику развития в расчете на правильную реакцию институтов рыночной самоорганизации.

Если в отношении последних Концепция ограничивается туманными рассуждениями, смысл которых не всегда понятен, то планы использования перечисленных инструментов государственной политики представлены достаточно четко.

Во-первых, по расходам на социальную сферу бюджет России существенно приблизится к общемировым стандартам. Согласно Концепции, к 2020 г. расходы на образование за счет государственных и частных источников составят не менее 5,5% ВВП (2006 год — 4,6%), на здравоохранение — 6,3% (2006 год — 3,9 процента); затраты на исследования и разработки — 3,5-4% ВВП (2006 год — 1 % ВВП). В том числе государство будет тратить на образование 4,5% ВВП, на здравоохранение — 4,8% ВВП, на науку — 1,3% ВВП.

Заметим, что планируемый на 2020 год уровень государственного финансирования расходов на воспроизводство человеческого потенциала и социально-экономическое развитие остается ниже ныне достигнутого уровня развитых стран. Его достижение, с учетом накопленных средств Стабфонда, вполне реально до 2010 года. Затягивание до 2020 года процесса выравнивания уровня госфинансирования расходов на цели социально-экономического развития в России с другими странами не способствует переходу на инновационный путь развития.

Более того, в ближайшие три года планируется сохранить двукратное, по сравнению с общемировыми стандартами, недофинансирование уровня расходов на образование, науку и здравоохранение, в которых именно сейчас критически важно провести модернизацию и кардинально поднять зарплату. Откладывание этих мер еще на несколько лет приведет к углублению необратимых тенденций деградации отечественной науки и образования и тем самым сделает реализацию инновационного сценария в принципе невозможной. Разрыв между уходящим и подрастающим поколениями ученых и педагогов как по количеству, так и по качеству кадров через три года может стать непреодолимым.

Во-вторых, за пределы текущего десятилетия откладываются давно назревшие меры по созданию внутренних механизмов кредитования экономического роста. Лишь после прогнозируемого с 2011 года дефицита торгового баланса планируется переключить денежную эмиссию с приобретения иностранной валюты на рефинансирование банков под внутренний спрос на кредиты. До этого денежное предложение будет следовать за спросом со стороны внешнего рынка, подчиняя развитие экономики интересам экспортеров и иностранных инвесторов.

С учетом их замкнутости в сырьевых отраслях это означает, что в ближайшие три года денежно-кредитная политика государства будет удерживать экономику в рамках инерционного сценария, препятствуя переходу на инновационный путь развития. До конца прогнозного периода растягивается процесс ремонетизации экономики до уровня развитых стран — денежно-кредитная полтика в обозримой перспективе будет сдерживать экономический рост, затрудняя доступ предприятий к кредитам и подталкивая лучшие из них к кредитованию за рубежом. Согласно Концепции, вклад банковского сектора в финансирование инвестиций останется невысоким, повысившись с 11,3% в 2006 году до 20% в 2020 году.

В-третьих, Правительство продолжает идти на поводу монополистов в энергетике, планируя дальнейший опережающий рост тарифов на газ и электроэнергию. Средняя цена на электроэнергию повысится за 2011-2015 гг. в интервале от 35 до 45% и составит по текущему курсу 7,8-8 центов за кВт к 2015 году, а в 2016-2020 гг. — в интервале от 15 до 25% и 9,5-10,6 центов за кВт в 2020 году соответственно (для населения — примерно до 14-15 центов за кВт). Средняя цена на газ для всех категорий потребителей повысится за 2011-2015 гг. в 1,5-1,6 раза, за 2016-2020 гг. — на 2-5%. Средняя цена на газ для всех категорий потребителей повысится до 125-127 долларов США за 1000 куб. метров в 2015 году и 135-138 долларов США в 2020 году.

Повышение тарифов на базовые энергоносители более чем в полтора раза в ближайшее десятилетие несомненно снизит и без того неудовлетворительную конкурентоспособность обрабатывающей промышленности. С учетом втрое более высокой энергоемкости отечественной продукции по сравнению с конкурентами столь масштабный подъем цен на ключевые энергоносители приведет к разорению многих сохранивших жизнеспособность предприятий энергоемких отраслей машиностроительного и химико-металлургического комплексов. Уже сегодня злоупотребления монополистов при подключении новых потребителей к газо- и электроснабжению стали труднопреодолимым барьером в создании новых производств, которые многие отечественные инвесторы начинают размещать в Китае и других странах с более благоприятными ценовыми условиями.

В-четвертых, в Концепции не планируется устранение налоговых барьеров, мешающих переходу на инновационный путь развития. Речь идет, прежде всего, об отмене НДС, который, по определению, угнетает сложные производства с длинными кооперационными цепочками, а также о переоценке основных фондов. В настоящее время вследствие их недооцененности объем амортизационных отчислений вчетверо ниже объема капиталовложений, необходимых для простого воспроизводства основных фондов. Кроме того, предприятиям должны быть предоставлены возможности списывать все расходы на НИОКР, обучение кадров и освоение новой техники, на издержки производства.

В-пятых, в планах Правительства не стыкуются меры в сфере производства и потребления новой техники.

К примеру, с одной стороны, говорится о приоритетности развития гражданского авиастроения, а с другой стороны, принимаются решения о закупке контролируемыми государством авиакомпаниями иностранных самолетов и освобождении их ввоза от импортных пошлин. Вместо того чтобы освоить массовое производство уже созданных современных отечественных авиалайнеров, Правительство направляет бюджетные средства на освоение малоперспективной американской модели на основе импортных комплектующих. А тем временем российские инженеры работают, вкладывают свои знания в создание нового поколения Боинга, будучи невостребованными в собственных КБ.

Таким образом, траектория развития перспективной наукоемкой отрасли формируется под влиянием лоббистов иностранных конкурентов, вследствие чего обесценивается ранее созданный научно-технический потенциал, а наиболее качественные его составляющие поглощаются зарубежными конкурентами».

При инерционном сценарии темпы роста ВВП начнут быстро снижаться и уже к 2015 году составят 3—4%. Если же власти пойдут по второму пути, энергосырьевому, и начнут вкладываться в разведку новых месторождений, расширять экспорт нефти, развивать транзитные магистрали, то к 2020 году можно ожидать удвоения ВВП относительно уровня 2007 года. Но надолго ли? Запасов углеводородов в мире уже так остро не хватает, что не за горами появление новых видов топлива.

Хотя в процессе перехода с сырьевого на инновационный путь развития цены на нефть могут сыграть определяющую роль, только если упадут до предела, при котором у государства не будет иного выхода, кроме как зарабатывать мозгами нации, а не природными ресурсами. И чем раньше мы откажемся от энергосырьевого сценария, тем лучше.

В любом случае без адекватных усилий в ближайшие два года со стороны государства объявленная Стратегия останется благим пожеланием.