Промышленная политика

Ближний Восток —рынок для ВПК

Для российского оружия Ближний Восток как рынок далеко не нов. Советский Союз десятилетиями вооружал страны региона, выступая в качестве основного поставщика оружия таким странам, как Сирия, Ирак, Египет, Алжир и Йемен, зачастую в обмен всего лишь на обещания заплатить когда-нибудь в будущем. После распада СССР именно такой неоплаченный долг и привел к приостановке экспорта оружия в Сирию. Однако 1998-99 годы ознаменовали собой возобновление поставок таких видов вооружения, как противотанковые управляемые ракетные комплексы (ПТРК) «Корнет-Э» (принятое в НАТО обозначение - АТ-4) и «Метис».
24 мая 2007

Несмотря на заинтересованность обеих сторон в увеличении продаж вооружений, заключению крупных сделок препятствует нерешенный вопрос о неоплаченном долге советских времен. Данное препятствие дальнейшему развитию российско-сирийских отношений привнесло некоторое оживление в отношения России с Израилем, особенно в сфере борьбы с терроризмом.

Учитывая, что сирийские вооруженные силы отчаянно нуждаются в модернизации своего арсенала, а российская оборонная промышленность стремится вернуться на зарубежные рынки, в том же году вопреки протестам Израиля и Соединенных Штатов был заключен контракт на поставку зенитно-ракетных комплексов (ЗРК) «Стрелец». Вообще-то продажа данных, установленных на мобильные платформы ЗРК малой дальности, стала своего рода уступкой со стороны России. Президент России Владимир Путин отказал Сирии, просившей более эффективные ЗРК - С-300 и «Игла» - и тактические баллистические ракетные комплексы «Искандер-Э». Некоторые эксперты предположили, что Путин тем самым продемонстрировал понимание озабоченности Израиля собственной безопасностью.

Тем временем Сирия снабжала «Хезболлу» российским оружием. В 2006 году израильские войска получили доказательство того, что у «Хезболлы» в южном Ливане имелись ПТРК «Корнет-Э» и «Метис» российского производства. Российским ответом на обвинения в снабжении оружием террористических организаций стало заявление, сделанное в феврале сего года, что российские военные проведут инспекцию сирийских военных складов во избежание попадания ПТРК в чужие руки.

Данный вопрос стал еще более актуальным в свете недавней трагической смерти Ивана Сафронова, авторитетного журналиста газеты «Коммерсант», освещавшего военную тематику и заявлявшего о наличии в его распоряжении неопровержимых доказательств намерения России продать Сирии новейшие системы ПВО «Панцирь-С1», истребители МиГ-29 и ЗРК «Искандер» [так у автора, хотя «Искандер-Э» - это тактическая баллистическая ракетная система - прим. перев.] через Белоруссию. Будто бы Сафронов получил доказательства о грядущей сделке во время ближневосточной выставки вооружения IDEX 2007, проходившей одновременно с визитом Путина на Ближний Восток.

Хотя Россия опровергла слухи о подобной сделке, дабы избежать имиджа поставщика вооружений деструктивным государствам, директор завода «Купол» Сергей Васильев заявил на выставке, что систему «Панцирь-С1» уже купили три ближневосточные страны, хотя назван был только один из покупателей - Объединенные Арабские Эмираты. Есть основания полагать, что Сирия - один из клиентов «Купола».
За этим увеличением продаж российского оружия Сирии немедленно последовала негативная реакция Израиля. Так, израильский вице-премьер Шимон Перес призвал оказать давление на Россию, чтобы остановить продажу вооружений, угрожающих безопасности Израиля.