Индустрия 4.0

Умные технологии для умной планеты

Системный подход и конкуренция в развитии цифровых и информационных технологий в России и во всем мире. IT-философия современного человека. Перспективы развития компании Samsung. Эти и другие темы – в беседе директора по работе с государственными организациями компании Samsung в России Марата ГУРИЕВА и главного редактора «УмПро» Геннадия Климова.
7 июля 2014

Марат Гуриев

– Марат Аликович, российские «айтишники» общепризнанно считаются одними из лучших в мире, но при этом наша страна пока не приближается в этой сфере к лидеру – Соединенным Штатам. И если в национальной высокотехнологичной промышленности и связи дела сейчас обстоят более-менее благополучно, то в социальной сфере и госуправлении, на мой взгляд, все очень плохо. А вы как оцениваете ситуацию?

– США лидируют в сфере IT, начиная с истоков этой отрасли и по настоящее время. Чтобы включиться в этой сфере в гонку за лидерство, необходимо сделать ее одним из приоритетов промышленной политики. В свое время, будучи на госслужбе, я был в числе разработчиков положения о создании специализированного министерства связи и IT. Минкомсвязи, как известно, создано, но вот собственные IT-технологии у нас пока развиваются медленно. Что касается Америки, то с 1993 года она действует по принципу: любой ценой опередить всех на 10 лет в сфере информационных технологий. В результате США – флагман, а все остальные в роли догоняющих. Это позволяет сохранять глобальное мировое доминирование. Американцы сейчас развивают дополнительные программы суперкомпьютинга. И хотя китайцы создали суперкомпьютер, который работает явно быстрее американских аналогов, но это – все же имитация успеха, потому что «железо» может работать быстрее, но прежде всего надо иметь операционную систему, алгоритмы, ну и мозги, которые все это эффективно разгоняют. Конечно, китайцам в этой сфере пока до США далеко. А вот корейцы уже подбираются к ним.

– Так вот почему вы пришли в «Самсунг»?

– Я наблюдал за Южной Кореей. Она стартовала в тот самый момент, когда стартовала постперестроечная Россия, и даже с более отрицательных позиций. А сейчас она добилась феноменального прогресса. Корейцы интересны своей планомерностью. Они делают очень хорошие приборы, они практически смогли догнать Apple. Уже вскоре их конкуренция с «Яблоком» пойдет на равных. С подачи «Самсунга» разрабатывается новая операционная система. К слову, корейцы очень грамотно работают с зарубежными, в том числе и с российскими специалистами: завозят к себе с программистов с семьями на 2-4 года, помещают их в многонациональные рабочие коллективы, платят им хорошую зарплату, решают все бытовые вопросы и затем, после окончания контрактов, аккуратно возвращают в Россию.

– Есть ли у России свои наработки в создании мобильных платформ или отдельных компонентов?

– В России есть Институт системного программирования РАН. Его директор академик Виктор Петрович Иванников – исследователь и организатор науки мирового уровня. Институт участвует в создании новой открытой международной операционной системы Tizen (произносится как тайзен) для мобильных устройств. Как представляется, у этой платформы может оказаться хорошая перспектива в России. Российские программисты достаточно результативны и в творческом потенциале превосходят иностранцев, это признают и сами наши зарубежные коллеги. Tizen является результатом ассоциативного труда, т.е. за ней не стоит отдельный производитель, как, например, у операционных систем от Google, Apple и Microsoft – соответственно Android, iOS и Windows. Замечу, что Windows Phone компании «Майкрософт» существенно отстает от первых двух платформ.

Что касается Tizen, то в ее создании участвует множество компаний, которые в ходе общей работы не могут не делиться знаниями со своими новыми российскими партнерами. Так что для российских программистов это большой шанс – развивать эту операционную систему с учетом национальных интересов.

– Почему Microsoft отстает? Не может ли со временем случиться такая же ситуация с Google, Apple и в целом с американскими IT?

– По настоящему замечательная компания «Майкрософт» долгое время находилась в позиции монополиста, и отсутствие реальной конкуренции сослужило плохую службу. Когда нет конкуренции, компании становится очень трудно выбирать направления дальнейшего развития. Двенадцать лет назад я занимался продвижением Apple и как-то при встрече с представителями «Майкрософт» сказал им: «Через 10 лет инсталляций Apple в стране будет больше, чем вас». Они надо мной смеялись: «Ну, ты фантазер!». И вот – случилось. Конкуренция необходима для здорового развития.

Альберт Гор написал недавно довольно интересную книжку под названием «Future»1. Пока она не издана на русском языке. Гор пишет о том, куда идет мир, как важно для сохранения планеты следить за экологическим балансом, и т.д. Мир все время усложняется. Это свойство усложнения является фундаментальным. При обсуждении вопроса усложнения Гор упоминает о встрече с Ильей Пригожиным.

Но должна присутствовать некая сила, которая удерживает единство мироздания.

Между строк можно прочитать, что Америка учтет все эти факторы и упрочит мировое лидерство. Объективно говоря, выводы не совсем правильные: так же как «Майкрософт», будучи долго в мировых лидерах, стал утрачивать драйв, так и единственная страна-лидер будет испытывать подобные трудности при выработке решений. А конкуренция всегда позволяет развивать мир наилучшим образом. Когда соперники соревнуются, они невольно толкают друг друга вперед.

– Однажды Стив Джобс сказал: «Давайте лучше изобретать будущее, а не беспокоиться о том, что случилось вчера». Никто не может быть долго лидером, если ему не дышат в спину конкуренты. Но вот почему именно частные компании, а не государство активно развивают сферу IT, ведь у государственных структур для этого объективно больше возможностей?

– Вам наверняка известна корпорация ICANN, которая присваивает имена и адреса в Интернете. Пока эта корпорация зависит от США, но вскоре она должна стать по-настоящему международной, в ней есть и русские топ-менеджеры. Но самое главное, что там собраны мозги, которые все время поддерживают Интернет, не позволяют ему разрушиться, двигают этот колоссально сложный проект цивилизации вперед. Так вот, на одном из заседаний ICANN в 2003 году одному из отцов Интернета задали вопрос: «Почему у нас все новые вещи в IT развивает бизнес, а не какой-нибудь исследовательский институт и прочие госструктуры?» Он ответил: «Настолько сложные задачи ждут Интернет впереди, что только бизнес, рискуя своим капиталом и конкурируя с другим бизнесом, может найти наилучшее решение, ответственность за которое мы разделим с этим бизнесом…»

– Насколько правительство США контролирует свои компании, простых пользователей и всю сферу IT?

– Не просто контролирует, но и в прямом смысле изучает каждого. Смартфон, работающий на ОС Андроид, при подключении к Интернету постоянно отправляет информацию в сервисы Google, а тот, соответственно, пользуется исключительно своими сервисами. На этих сервисах размещается реклама, за счет которой компания и живет. Но параллельно с этим спецслужбы перехватывают нужную им информацию. Изначально Google делал Android как открытую систему, но там оказалось много закрытых секторов, позволяющих исследовать поведение пользователей. Этого бы не случилось, если бы Google сотрудничал при создании операционной системы с другими фирмами. Американские и другие спецслужбы знают много и о многих. И, несмотря на громкие разоблачения Сноудена, останавливаться они не собираются. О моральной стороне вопроса здесь, понятно, говорить не приходится, но, с другой стороны, это весомый стимул к конкуренции и к определенному импортозамещению в этой сфере. На самом деле большинство людей до конца не понимает происходящего: почему вокруг нас развелось столько мобильных приборов, умных устройств и т.д. Порой кажется, что мы все это недальновидно и неразборчиво развиваем, ущемляем себя, создаем угрозу потери личной свободы, свободы воли. Возникает риск стать частью машины и т.д. Можно было бы без этих штук? Скорее всего, истина в том, что мы выбираем этот усложняющийся вариант развития цивилизации неосознанно. Возможно, это объективный этап эволюции жизни на планете, который не зависит от нашей воли.

– Что это за законы, как они связывают информационные технологии и существование человека в глобальном смысле?

– Интернет – самая сложная в мире система. Нельзя не развивать ее в сторону усложнения. Нобелевский лауреат Илья Пригожин в конце XX века доказал, что отрытые диссипативные системы определенного вида, пропускающие через себя поток энергии, обязаны усложняться. Планета Земля как раз представляет собой такую диссипативную систему вместе со всеми нами. Планета должна или вынуждена совершенствоваться, поскольку солнечные лучи или поток солнечной энергии протекает через систему. Один академик из Томска написал, что земная кора усложняется, точно так же, как усложняемся и мы. Вспомните детство: мы жили в более простом мире. Мы не запирали двери на замки, не ставили в подъездах и офисных холлах видеокамеры. Когда мы ездили студентами в Подмосковье на картошку, то жили неделями в самых примитивных условиях. Это был один уровень интеграции в природу. Прошло не так много времени. Теперь другой мир, вокруг нас сотни гаджетов, мы все время погружены в поток информации, мы не только потребляем, но и все время создаем этот информационный поток.

– Это следствие второго закона термодинамики. Формулировка Больцмана: «Энтропия – это показатель неупорядоченности системы. Чем выше энтропия, тем хаотичнее движение материальных частиц, составляющих систему». Энтропия не может уменьшаться в замкнутых системах – то есть в системах, не получающих внешней энергетической подпитки.

– Вокруг нас стремительно расширяется энтропия, и, если нет нашего оживленного и умного действия, все превращается в труху, все разлетается. Мы противостоим этому. Возможно, наша миссия – удерживать мир в единстве противоположностей.

Живая материя негэнтропийна. Когда в нас заканчиваются жизненные силы, мы тоже превращаемся в прах. Когда у человечества закончатся силы, все превратится в прах.

– В этом я с вами согласен. По моему убеждению, Вселенная и наше мышление устроены по одному и тому же голографическому принципу. Это сформулировал профессор Лондонского университета Дэвид Бом еще в середине XX века. Он был учеником Эйнштейна. Согласно его теории, весь мир устроен примерно так же, как голограмма. Замечено, что любой сколь угодно малый участок голограммы содержит в себе все изображение трехмерного объекта. Чем мудрец отличается от глупца? Мудрый человек в любом событии и явлении, где бы и когда оно ни происходило, способен видеть один и тот же библейский сюжет. Умение видеть мир под таким углом зрения позволяет понять то, как устроена Вселенная и кто мы в этой Вселенной. В основе этого нового взгляда на мироздание лежит парадокс Эйнштейна – Подольского – Розена, отмечающий взаимосвязанное поведение «сцепленных» частиц: изменение состояния одной приводит к мгновенной перемене в состоянии другой. При этом расстояние между частицами тут не играет никакой роли. Этот научный факт, казалось, противоречит здравому смыслу. Размышляя над этим вопросом, Дэвид Бом пришел к выводу, что элементарные частицы взаимодействуют между собой не потому, что существует какой-то механизм обмена информацией со скоростью, превышающей скорость света, а потому, что на более глубоком уровне реальности они представляют собой один объект. Он высказал предположение, с которым я солидарен, что матрица, порождающая наблюдаемый мир, есть некий «скрытый порядок», проекцией которого является не только материя, но и наше сознание. Мозг не создан в процессе эволюции – он дан, как подобие Бога.

– Планеты, солнечные системы, мы сами и наша свободная воля возникли по причине квантовой неопределенности Гейзенберга. Академик Старобинский доказывает, что любая  космологическая неоднородность порождена квантовой неопределенностью Гейзенберга. Эти неоднородности представляют собой аномалии в виде звезд, планет и всего-всего, в том числе нашего мозга и свободной воли. Высшее, что получено, – это не просто мозг, а наличие в нем свободной воли.

Стоит отталкиваться от базовой теории развития материи – негэнтропийной, когда идет рассеивание и выравнивание материи на данном цикле. И, если ничего не делать, человечество не имеет никакой перспективы. Через 5 миллиардов лет, а может, и раньше планета исчезнет из-за неумолимых космических процессов. Но, судя по всему, природа нащупывает альтернативу нашего развития. Материя усложняется и может повести себя по-другому, более эффективно, и она выиграет соревнование у энтропийной системы: где-то нейтрализовали большой астероид, как-то уклонились от нейтронной звезды пока неизвестным, но потом придуманным способом, куда-то далеко улетели, например, из одной Солнечной системы в другую с помощью пока не изобретенного двигателя. Такой альтернативный способ соответствует главному принципу квантовой неопределенности. Мы находимся в длинном цикле усложнения. Валентин Турчин и Клифф Джослин написали в 1971 году кибернетический манифест, так вот этот документ актуален и по сей день. По словам Турчина, самая главная проблема на земле – как совместить необходимость интегрального управления Земным шаром и сохранение индивидуальной свободной воли у каждого.

– Есть еще проблема поиска гармонии между свободой и несвободой…

– Свобода всегда должна быть в контексте культуры: если можно плевать где попало – это не свобода.

– Сутью управления One World является не только планирование ресурсов для выживания человечества, но и обеспечение правильного направления эволюции биосферного сознания. Умное управление One World должно обеспечивать развитие творческих начал каждой личности и человечества в целом: от Зверя к Богу. Именно это должно стать смыслом деятельности мировой элиты. К тому же действительно уже есть проблема: образно говоря, что делать, если сотовые телефоны со временем окажутся умнее их владельцев?

– Судя по тому, что происходит, – я не верю в появление искусственного человеческого разума и свободной воли у роботов. Более того, мы еще не можем понять, как у нас работает подсознание. Само подсознание работает и днем и ночью, но ночью его легче разглядеть, потому что сознание спит и не мешает анализировать подсознание. Уже известно, что оно работает от 1000 до 1000000 раз быстрее, чем сознание.

На научной конференции в НАСА в 1993 году Вернон Виндж сказал с трибуны: «Приблизительно к 2030 году может наступить тот момент, что системы, которые мы создаем, станут сложнее, чем мы сами…».

А в развитии систем более сложная система подчиняет менее сложную. Если эта гипотеза технологической сингулярности сбывается, то мы попадаем в зависимость и становимся подопытными кроликами системы, которую мы, по сути, создали сами. Но повторю, пока неясно, как создать свободную волю в рукотворных системах. Если даже это и случится, то явно не в ближайшем будущем. Скорее всего, мы будем готовы к таким событиям. И потом роботы со свободной волей будут сильно похожи на людей – с ними можно будет договариваться.

– Приходится признать, что российская наука пока остается на периферии мировых процессов. Это касается прежде всего прикладной науки. В чем принципиальное отличие зарубежного подхода от российского?

– Беда в том, что наша наука любит себя больше, чем заграничных авторов. Мне удалось примерно две недели провести в Принстоне, я наблюдал, как там работает механизм Принстонского института передовых исследований, Institute of Advance Study – IAS, расположенного рядом с одноименным университетом. IAS получает гранты правительства США на проведение научных исследований высокого уровня. На эти гранты приглашаются профессора со всего мира. Критерий отбора – брать только лучших мировых специалистов в своей области на основании статей, научной аналитики и пр. В выборе участвуют только ученые, это очень объективный отбор.

Приезжают из всех стран мира. Но при этом даже, к примеру, из Чехии или Новой Зеландии и других стран в США могут приехать русские математики. Семинары там порой ведутся на русском языке, в перерывах участники гоняют в футбол, а потом разъезжаются. Самое интересное, что, когда ученые приезжают, им выдают грантовые деньги на проживание там. Полгода, год – все зависит от сроков исследований. Деньги тратятся на аренду жилья, машины, оплату детского сада, школы для ребенка и т.д. То есть деньги оседают в Америке.

Важная деталь: эти привлеченные ученые находятся не только в Принстоне, но и проезжают по определенной схеме по американским университетам с докладами и семинарами на тему исследований. Не забывают и о публикациях.

В последнее время некоторые похожие вещи делаются в России. Но до Принстона очень далеко.

Изучение английского языка в нашей стране современными методами развивать не удается, несмотря на то, что он является языком информационных технологий. Отчасти с этого и началась квазимонополия российской научной системы. Как только закрылась возможность общения, обмена опытом и знаниями – автоматически запустился механизм стагнации. В нашей стране очень ругают либералов, тогда как все, что реально сделано в России, – сделано благодаря либералам. Это в первую очередь Интернет и более-менее свободный подход к экономике. Если сейчас закрыть все, Россия превратится в Северную Корею.

Марат Гуриев, Геннадий Климов

– Российская безнадега уже даже раздражает. Кажется, уже пора менять ситуацию, потребность в возвращении российского лидерства в научно-техническом прогрессе просто витает в обществе. И в чем же наша основная беда? Что нам мешает?

– Еще в XVII веке французы и англичане говорили, что территорией такого размера управлять невозможно. Наша территория поедает наш потенциал управления. Одно дело Эстонию развивать – раз, и выскочили в лидеры по электронному правительству. Дайте это пространство эстонцам – и никакого электронного правительства не будет. Или, к примеру, взять японцев, которые реализовали на своем главном острове великолепные технологии – JIT (just in time), позволяющие работать на производстве без складов. В их цехах сырье принимается прямо с колес. Функционирует эта технология только при расстоянии между поставщиком и потребителем до 120 км и при идеальной работе транспорта.

Япония, конечно, уникальна – уже в 1993 году на заводе «Тойота» работали роботы. Как-то наблюдал на одном из японских заводов такую картину. Робот, аккуратно, как домашняя хозяйка, с помощью присосок берет из пачки стекло и подносит к автомобилю. Люфт у робота на конвейере был около 1 см. Произвольные два японца, которые меньше заняты, переглянувшись, подбегают, слегка поправляют и прикладывают стекло. После чего этот робот прижимает это стекло по кругу своими клешнями. Японский рабочий – это, конечно, особый феномен.

И все там продумано до мелочей, более того, на два года вперед у них готовы рацпредложения, как это еще более усовершенствовать. А у нас громадное пространство рвет порядок, и такой точной работы пока не добиться. Да, мы эмоциональные, да, творческие – ведь иногда без творчества просто не выжить. Но в то же время мы можем быть абсолютно недисциплинированными и безответственными, даже среди руководителей бизнеса мало ответственных людей. Поэтому, возможно, для России выход именно в информатизации. Современная связь, Интернет как бы уменьшают расстояния, делают страну компактнее. Это очень важно для России.

К сожалению, современная российская элита недооценивает роль информационных технологий. Наша свободная воля работает лишь в одном направлении– увеличения хаоса.

– Действительно, Интернет и другие информационные технологии могут дать в России огромный экономический эффект, куда больший, чем в малых странах…

– Безусловно, чем больше страна, тем больше отдача от IT. Новые технологии постепенно проникают в Россию, но ни в одной стране мира нет такого изощренного типа коррупции, как у нас. Как вы тендер не проводите – все равно выигрывает тот, кто ближе к чиновнику. К примеру, 1 км дороги у нас стоит намного дороже, чем в таких же климатических условиях в Финляндии и Швеции. Мой товарищ создал технологию непрерывного пенобетонирования для строительства коттеджных стен. Изумительная технология: в пять раз быстрее, в два раза эффективнее. А кому это выгодно, где откаты? Стоимость строительства резко снижается, время уменьшается. В конце концов, его пригласили к себе швейцарцы. Парадоксальная ситуация. И в этом смысле только Интернет благодаря своей гибкости и суперэффективности проник повсюду, его потребляют в равной степени и казнокрады, и честные люди.

– Я занимаюсь изучением социальной истории. По моим наблюдениям, в истории все меняется и все повторяется, при этом эволюционирует в сторону усложнения. С определенной периодичностью происходят фазовые переходы на более высокий уровень жизни, но затем следует «отскок в прошлое», фаза деградации, еще один «отскок в прошлое», поворот общественного сознания в сторону нового развития и новый фазовый переход на новый уровень. Этот алгоритм определяет социальный прогресс. Не кажется ли вам, что сейчас идут процессы интеграции технических наук с гуманитарными науками и с религией? Общество ищет новый алгоритм единства мира?

– Религия – это опыт человечества, позволяющий удерживать некий баланс. Но пока Бога не разглядели. Квантовую неопределенность, влияющую на появление планетарных систем и на появление у нас свободной воли, – скорее всего и называют Богом. Бог – некоторая дуальность, которая существует в развитии Вселенной. В целом интеграция образования неизбежна, должен быть и объединяющий культурный слой. Технологическое развитие не остановить, потому что это усложнение, диктуемое законами физики. При этом мы должны суметь остаться людьми развивающимися, а не уничтожающими друг друга. Не так уж давно, в середине ХХ века, при Карибском кризисе, был довольно реальный шанс уничтожить Земной шар. Да и сейчас эти шансы по-прежнему остаются.

– И все-таки мы становимся частью чего-то более глобального, чего еще сами не осознали. Мобильные приложения, подсказывающие человеку, когда ему попить чай, заняться спортом, обратиться к врачу и пр. Так ли они полезны и необходимы для современного человека?

– Общество должно относиться к этому более серьезно, некоторые приложения могут, без преувеличения, продлить десятки миллионов жизней. Самое главное, что все они абсолютно бесплатны и открыты. По имеющейся статистике, количество неигровых, немузыкальных и неразвлекательных приложений, закачиваемых в России, составляет только около 3% от общего объема закачек. А теперь посмотрим для примера на одно такое неигровое приложение. Измеритель сердечного ритма (Instant heart rate) дает возможность не просто получить значение количества сердечных ударов, но и показывает на экране смартфона упрощенную кардиограмму, на которой можно легко увидеть аритмию, если она имеется. А аритмией в той или иной мере страдает до 70% граждан предпенсионного и пенсионного возраста. Раньше для выявления аритмии им нужно было воспользоваться кардиографом, теперь смартфон позволяет это сделать в любой момент. В таком режиме последствия многих видов аритмии можно компенсировать приемом лекарств.

А если у смартфона есть умный стикер, можно нарезать фотографий с графиками сердечного ритма (аритмии) и отправить их по электронной почте толковому врачу для консультации. А после консультации с врачом, продолжая контролировать аритмию с помощью смартфона и принимая прописанные таблетки для ее компенсации, можно еще жить и жить. Суммарный потенциальный эффект для страны – многие миллионы лет продленной жизни людей. При нулевых спецмедвложениях. Чистейшая и благороднейшая инновация!

Или, допустим, шесть видов теста на зрение. Если что-то перестаешь видеть, то идешь к врачу за лекарствами. Уже появились мобильные приложения по измерению давления. Для большей точности продается специальная манжета с портом для телефона. Эта манжета компактна: закончил измерения – убрал в карман. Этот прибор просто необходимо использовать, поскольку человек стареет именно от моментов повышенного давления, которые он пропускает. Но все же большинство приложений у нас не используется. Они существуют в магазинах вендоров уже несколько лет. Однако медики, в том числе специалисты по телемедицине, их в упор не замечают, поскольку на них денег не заработаешь – они ведь еще и бесплатные, ко всем прочим своим достоинствам. А навигаторы мобильного мира замкнуты на развлечения и музыку…

В Америке самый первый сервис – медицинские приложения. Если тебе вдруг стало нехорошо – ты набираешь по своему почтовому коду того врача, кто должен тебя вылечить, и узнаешь, какому врачу позвонить немедленно и записаться на прием. Я, когда это узнал, установил это приложение на свой смартфон и тут же нашел сына моего друга из Киева, который работает врачом в Нью-Йорке. Сразу узнал, где он работает, его телефоны. Всегда актуальные телефоны докторов со всей Америки – в этом приложении.

Все медицинские мобильные сервисы Америки выводят на профессионалов, которые должны лечить человека, а тот, в свою очередь, должен только вовремя записаться на прием к доктору. А у нас вся страна не долечена – до врача не доберешься, в очереди не досидишь. Чтобы высидеть или выстоять в наших очередях – нужно быть здоровым человеком.

Безусловно, мы должны продвигать эти полезные приложения. Нужно говорить ребятам: «Если хотите купить хороший смартфон, обратите внимание на такое приложение. Берете полпенсии у бабушки, полпенсии у дедушки, покупаете смартфон и лечите их аритмию, следите за состоянием глаз, становитесь семейными врачами». Наша система никак не дойдет до граждан в виде нормальной медицины, мы все на самолечении – вот проблема. Кроме семейного контроля, можно было бы использовать эти приложения для мониторинга состояния водителей автобусов, машинистов поездов, пилотов пассажирских самолетов. Ведь любое отклонение в показателях сразу же отобразится на экране смартфона, что позволит предотвратить возможную аварию.

– Могут ли новые технологии оказать негативное влияние на общество, в частности, на детей? Недавно в Великобритании проводились исследования. Выяснилось, что современные школьники – «поколение большого пальца», из-за того, что стали реже писать на бумаге, ухудшились память, навыки устного счета и творческие способности…

– Это может иметь место. Если мы отходим от общего культурного контекста – возникают перекосы. Но опять же: родители не должны запускать ребенка, им нужно фильтровать допустимое от недопустимого. Иногда надо отбирать планшет у ребенка, чтобы тот жил полноценно. Нельзя показывать весь Интернет детям из-за порнографии и жестокости – они не готовы к этому. В любом прогрессе есть элементы подавления свободной воли. Техника, которую мы развиваем, дает другую продуктивность, но вместе с тем она вызывает и другие соблазны.

– Как сотрудник «Самсунга», вы можете сделать какой-то прогноз, что будет завтра с компьютерными технологиями?

– В «Самсунге» я всего полгода, до этого я 15 лет отработал в IBM. Так вот, в IBM четыре года назад предложили концепцию умной планеты. Суть: при определенном количестве вычислений – организуешь лучший мир. Оттуда пошла концепция больших данных. По последним исследованиям, супербольшие вычисления дадут новый простор оптимизации. Опять же: усложнение должно быть с целью совершенства, более точного прогнозирования и пр. Когда компьютеры полностью заглянут в вещество – мы сможем делать предикативный анализ на наноуровне, узнать, где и по какой причине человек может заболеть, как эту причину обойти и на каком этапе сыграть на опережение.

– Спасибо, было интересно. Надеюсь, что мы еще продолжим беседу.

  1. Al Gore . The Future. – Virgin Books. – 2013. 

Когда это интервью готовилось к печати, поднятые в нем темы получили свое развитие в ходе обсуждения на состоявшемся в Москве крупнейшем отраслевом форуме «Samsung Enterprise Forum: Интеллектуальные решения для организаций», организованном B2B подразделением Samsung. На мероприятии были обозначены ключевые тренды в IT – индустрии и продемонстрирован широкий спектр инновационных решений для корпоративного сектора.

Samsung Enterprise Forum 2014, Moscow Russia

Компания Samsung, мировой технологический лидер, предлагает широкий спектр решений для организаций любого уровня и масштаба. В 2013 году Samsung вышел на корпоративный рынок России, представив решения в области корпоративной мобильности, профессиональных панелей и принтерной техники, а также построении ИТ-инфраструктуры. К 2014 году B2B подразделение Samsung реализовало ряд крупных проектов в корпоративном и государственном секторах. Полностью сложились команда и стратегия работы, была разработана партнерская программа, к которой подключились сотни компаний.

«Реализация ряда крупных российских проектов показала востребованность и актуальность решений. Возрастающая конкуренция и сложность экономической обстановки заставляет компании различных секторов экономики пересматривать устоявшиеся методы по созданию IT-инфраструктуры и искать новые подходы к ее построению. На форуме мы озвучили основные вопросы, как в разрезе основных вертикалей-сегментов рынка, так и в разрезе используемых технологий», – говорит Андрей Тихонов, директор по продажам в корпоративном сегменте российского подразделения Samsung Electronics.

Форум открылся пленарной сессией, участники которой рассказали о мировых тенденциях развития отрасли и ее специфике в условиях России. Сессию открыл президент штаб-квартиры Samsung Electronics в России и странах СНГ Стив Ли.

Тон обсуждению задали авторитетные эксперты в своих отраслях. Генеральный директор и председатель правления ОАО «РВК» Игорь Агамирзян отметил высочайший уровень работы Samsung в России во всех аспектах: «Я очень надеюсь, что Samsung поможет российским компаниям интегрироваться в мировую экономику, в цепочки поставок, производства, маркетинга и сбыта. Партнерство с российскими бизнесами глобальных технологических корпораций создают ситуацию win-win сотрудничества. И это реальный локомотив для всей отрасли в нашей стране. Я рад, что Samsung воспринимает Россию не только как рынок сбыта, но и активно интегрируется в российскую экономику, открывает новые сегменты и отрасли». Председатель временной комиссии Совета Федерации по развитию информационного общества Людмила Бокова отметила вклад Samsung в развитие информатизации образования. «Компания уже многие годы реализует решения в этой сфере, что очень помогает нам, законодателям. Ведь когда мы видим реально работающие решения, понимаем, как они могут использоваться в школе, нам гораздо легче создавать законодательную базу для совершенствования процесса образования. Важно еще и то, что Samsung не просто поставляет «железо», а предлагает законченные решения, обучая учителей пользоваться ими максимально эффективно». Людмила Бокова также сообщила, что достигнута договоренность с Samsung об участии компании в 21 проекте в области образования в России.

После пленарного заседания работа форума продолжилась на тематических сессиях, где партнеры компании и представители Samsung обсуждали решения для банковского сектора, свободное программное обеспечение, вопросы инновационного развития, решения для ритейла и промышленности, вопросы корпоративной мобильности и др. В рамках форума Samsung представил наиболее значимые разработки в области корпоративных решений, которые позволяют реализовывать государственные и бизнес-задачи любой степени сложности.

Большой интерес вызвали сессии, посвященные решениям Samsung в области «умных городов» и свободного программного обеспечения. В самом ближайшем будущем компания представит в России мировую премьеру – первый смартфон на ОС Tizen. Форум показал, что рынок ждет эту платформу. Она создана на основе открытого кода и может широко применяться в корпоративном и государственном секторах благодаря своей безопасности.

К настоящему времени компания Samsung совместно с партнерами и клиентами заложила основу экосистемы по созданию инновационных IT-решений для коммерческих организаций и государственного сектора, позволяющих не только сократить издержки, повысить эффективность и безопасность деятельности, но и открыть новые сферы применения технологий, создавая новые возможности для развития бизнеса.