Индустрия 4.0

Показатели стратегического развития предприятия как критериальная основа проектов модернизации

Предпосылками к проектам модернизации чаще всего оказываются угрозы потери конкурентоспособности.
11 января 2012

Как реакция на потерю или угрозу потери конкурентоспособности инициируются анализ структуры затрат (рис. 1) и маркетинговые исследования.

Самые дальновидные руководители формулируют задачи технологической модернизации как составную часть стратегии развития своего предприятия, и раз уж изменения неизбежны, предпочитают этим процессом изменений управлять, не дожидаясь проявлений того, чтобы конкурентоспособность выпускаемой продукции реально начала уменьшаться (рис. 2).

Самым важным в процессе анализа является определение жесткой логической причинно-следственной связи параметров производства с параметрами конкурентоспособности на рынке, которые могут быть измерены в значениях текущей и прогнозируемой прибыли и репутации компании. Эта связь реализуется через внедрение сбалансированной системы показателей, обеспечивающих непротиворечивость системы мотивации от топ-менеджеров до производственных рабочих и направленность ее на целевые показатели бизнеса в целом.

Таким образом, руководство предприятия может сформулировать общие цели стратегического развития в виде конкретных целевых показателей проектов технологической модернизации.

ЦЕЛЕВЫЕ ПОКАЗАТЕЛИ И КРИТЕРИИ ПРОЕКТОВ МОДЕРНИЗАЦИИ

При подготовке изменений внутри предприятия нужно сначала ответить на вопрос, изменения каких показателей могут стать причиной снижения или повышения конкурентоспособности и обязательно отразятся на получаемой прибыли и рыночной репутации: сроки исполнения заказа, цена на продукцию, качество продукции, эксплуатационные свойства изделия, способ поставки, уровень сервиса? (рис. 3).

В зависимости от ответов на эти вопросы выстраиваются приоритеты показателей стратегического развития и определяются критерии успешного выполнения проектов технологической модернизации предприятия (рис. 4-7).

Если важнейшим рыночным показателем, определяющим конкурентоспособность, является срок исполнения заказа, то основным критерием проекта технологической модернизации производства (целевой функцией) должно стать сокращение производственного цикла (рис. 8).

Если конкурентоспособность определяется себестоимостью продукции, то критерием успешности проекта может служить эффект сокращения трудоемкости как значительной (измеримой) составляющей части себестоимости продукции.

Решение проблем, связанных с качеством и ремонтопригодностью продукции, может потребовать изменения технологии изготовления ряда деталей, например, уменьшения допусков на размеры при операциях механообработки с целью сокращения в свою очередь операций балансировки или ухода от селективной сборки. Взаимосвязь технологических переделов (заготовительного производства, механической обработки и сборочных операций) определит последовательность этапов проекта (рис. 9-10).

Критерием проекта технического перевооружения может являться изменение структуры производительных сил, которое позволит ослабить или кардинально уменьшить зависимость от сложившегося рынка рабочей силы в части самых дефицитных специальностей (рис. 11-13), что также положительно скажется как на качестве продукции, так и на стабильности сроков производства.

Если спецификой предприятия является разработка и производство специальных изделий под заказ, конкурентоспособность может в значительной степени определяться сроками и качеством конструкторско-технологической подготовки производства. В этом случае критерием проекта может стать эффект сокращения сроков подготовки к производству. В частности, ускорить вывод нового изделия на рынок позволит повышение технологичности ключевых деталей и/или повышение технологичности самого изделия как объекта сборки (рис. 14).

Модернизация действующего производства представляет собой трудное решение для руководства предприятия. Часто легче перенести производство, открыть новое в другом месте и закрыть действующее. Основными критериями принятия того или иного решения являются окупаемость инвестиций и возможность обеспечить устойчивый рост прибыли в течение как можно более длительного периода времени без ущерба для репутации. Для обеспечения ответственного выбора одного из альтернативных решений (покупать комплектующие или производить их самому, покупать этот вид оборудования или другой, развивать продуктовую линейку номер 1 или номер 2, модернизировать старый станок или купить новый) необходимо по возможности точно оценить по каждому из вариантов три параметра: эффект, объем инвестиций и время реализации. Критерием выбора будет их соотношение.

Для получения этих параметров как раз и нужен проект, в рамках которого будут проанализированы задачи предприятия и специфика производимых изделий, а также определен комплекс оборудования, оснастки, инструмента, программных и аппаратных средств, необходимый для решения поставленной производственной задачи по каждому из вариантов. Математическим (а в сложных случаях – натурным) моделированием производства в рамках проекта определяется как эффект, так и затраты времени и ресурсов. На основе полученных технологических данных формируется технико-экономическое обоснование эффективности внедрения этого комплекса, даются ответы на вопросы: насколько сократятся время изготовления и производственные затраты, как возрастет качество, улучшится дисциплина поставок и, наконец, каков будет срок реализации и срок окупаемости необходимых инвестиций.

Проекты модернизации делают выбор решения прозрачным для руководства, и если они не проводятся, значит, на их пути стоят серьезные препятствия.

ПРЕПЯТСТВИЕ НА ПУТИ ПРОЕКТОВ МОДЕРНИЗАЦИИ

Общеизвестно, что простые детали, требующие рабочего ресурса средней квалификации, получаются дешевле на недорогом, относительно простом оборудовании. Наоборот, сложные детали (как правило, определяющие функциональность и востребованность конечного изделия), требующие высокой квалификации персонала, получаются дешевле на очень сложном и поэтому дорогом оборудовании. Это связано с тем, что новое сложное оборудование как раз и создается для уменьшения себестоимости при производстве сложных деталей и изделий, и рост производительности труда (в 4-5 раз) при использовании такого оборудования заметно опережает рост цены (на 80-120%). Предприятию необходимо самое разное оборудование, но в первую очередь – для производства узлов и конструкций, определяющих техническое совершенство выпускаемой продукции. В конце концов, рынок простых комплектующих всегда шире.

Как правило, цена дорогого оборудования выше, чем цена похожего на него более дешевого оборудования, вследствие таких качеств, как:

  • возможность предельной концентрации операций обработки различного типа в сочетании с подготовкой персонала;
  • высокая жесткость в сочетании с геометрической точностью;
  • возможность обработки труднообрабатываемых материалов с высокой точностью;
  • наличие встроенных систем оперативного управления режимами и размерами в сочетании с подготовкой персонала;
  • возможность быстрой переналадки без потери точности и жесткости в сочетании с подготовкой персонала;
  • высокая долговечность и надежность;
  • отличный сервис и удобство эксплуатации.

Проблема в том, что все эти качества оборудования, позволяющие снизить технологическую себестоимость производимых сложных деталей и повысить конкурентоспособность продукции предприятия, не попадают в тендерную документацию по 94-ФЗ.

Тендеры на поставку оборудования по федеральным программам выигрывают те, кто предлагает более дешевое оборудование, а не те, кто предлагает более эффективное технологическое и производственное решение. Частный критерий самого процесса закупки по 94-ФЗ (цена) становится важнее, чем критерий эффективности производства (себестоимость произведенной продукции и связанная с ней прибыль).

Налицо «локальная оптимизация», не только наносящая вред развитию машиностроения, но и, что может быть намного хуже, поощряющая циничные настроения на рынке и демонстративно пренебрегающая такой реальной рыночной ценностью, как репутация поставщика.

РЕПУТАЦИЯ ПОСТАВЩИКА И СИСТЕМА ГОСЗАКУПОК

Действительно, к чему обеспечивать наивысшую производительность, безупречный сервис, помощь в быстрейшем внедрении новых технологий и в конечном итоге лучшую себестоимость продукции, когда можно дать минимальную цену на аукционе на заведомо дешевый товар с трудно проверяемым качеством? Вести сомнительный бизнес на нашем рынке государственных закупок сегодня, безусловно, легче предпринимателям, не отягощенным нормами морали и отбрасывающим заботу о репутации как о категории, не оцениваемой правительством. Прозрачность результата, которую дает предприятию инвестиционный проект, в таких случаях не нужна, так как проект не может быть реализован в рамках ФЦП, а других источников инвестирования у предприятия может не быть.

Отсюда не радующая статистика: как следует из сборника «Россия и страны мира», только 5% инвестиционной активности предприятий РФ сопровождаются расчетами окупаемости в рамках проектов, обосновывающих инвестиции. Большая часть капитальных затрат на приобретение оборудования осуществляется без проектов, без прогнозирования результатов, без обоснования инвестиций (рис. 15).

Да и собственно саму инвестиционную активность проявляют менее 10% российских промышленных предприятий. То есть только пять из тысячи наших предприятий зряче и с полной ответственностью осуществляют инвестиции в свое развитие на основе проектов модернизации (рис. 16). И такое положение дел поддерживается ФАС под лозунгом развития конкуренции.

Неудивительно, что сигналы о том, что репутация поставщиков правительству неинтересна, были, наконец, услышаны. Девиз «прибыль любой ценой» стал основным, и, как пишет журнал «Профиль» от 19.09.2011, объем воровства в системе государственных закупок по оценке нашего президента достиг 1 трлн. рублей.

Конечно, ближайшей целью любого бизнеса является прибыль. Но, во-первых, не любой ценой, во-вторых, только ближайшей. Прибыль – это естественный источник продолжения бизнеса, обязательное условие развития предприятия, средство определения своего места в окружающем конкурентном мире (репутации) и показатель той пользы, которую производство приносит обществу (как говорил Аристотель, чтобы делать добро, надо прежде всего им обладать).

Устойчивость предприятия обеспечивается внешней и внутренней репутацией. Внутренняя репутация – уважение и лояльность сотрудников, испытывающих гордость за свое предприятие, и партнеров, считающих за честь иметь с вами общий бизнес. Внешняя репутация – лояльность потребителей и уважение рынка к предприятию (к бренду), как к надежному поставщику товаров и услуг. Репутация – ценность не только для предприятия, это ценность для общества, для страны. Пренебрежение репутацией дорого обходится тому, кто ее теряет. В этом случае приходится хоронить прежнюю марку, проводить ребрендинг и заново завоевывать репутацию в обществе и в стране.

Кажется, весь цивилизованный мир уже проходил это в 80-е годы прошлого века. Тогда практика закупок на основе ценовых аукционов в США, как заведомо приводящая к наихудшему результату, была заменена на размещение заказов на основе рассмотрения предложений одного или нескольких поставщиков через прямые переговоры с претендентом. Сегодня такая процедура размещения заказов составляет основу федеральной контрактной системы США при закупках технически сложной и наукоемкой продукции. А экономист Джордж Акерлоф, доказавший всему миру (кроме, как видим, ФАС) неэффективность ценовых аукционов, получил в 2001 году Нобелевскую премию «за анализ рынков с несимметричной информацией», т.е. рынков без учета репутации поставщиков.

Один из авторов «японского экономического чуда» Эдвардс Деминг также выражал в своей книге «Выход из кризиса» в 1982 г. справедливые сомнения в возможности существенного экономического подъема в США, пока местная продукция не станет конкурентоспособной. А одним из основных препятствий к достижению конкурентоспособности американских товаров он считал регламентированное поощрение со стороны государства ценовой конкуренции, которой, по его мнению, явно недостаточно, чтобы решить проблемы качества и услуг. Деминг был уверен, что такая ценовая конкуренция, вопреки декларациям, на самом деле подрывает заботу о потребителе, и предостерегал, что тот, кто выбирает поставщика с самыми низкими ценами, заслуживает того, чтобы его обманули.

Из опыта развития промышленных предприятий мира, полученного в 80-х годах, мировое сообщество сделало вывод: рынок должен не просто учитывать, но и поощрять репутационную составляющую рыночного предложения.

РЕПУТАЦИЯ И ПРОЕКТЫ МОДЕРНИЗАЦИИ

Сегодня на многочисленных примерах можно видеть, что успеха и лидерства добиваются компании, ставящие репутацию выше сиюминутной прибыли. Японские, американские и европейские лидеры машиностроения добиваются успеха в бизнесе, заботясь в первую очередь о своей репутации и исповедуя высокие моральные принципы служения обществу, что, конечно, положительно сказывается на прибыли.

Очевидно, что глубинные корневые интересы государства – в эффективности экономики в целом, а не в «экономии федеральных средств» на размещение заказов на поставки товаров для технологической модернизации промышленного производства. Наивно пытаться осуществить модернизацию и повысить эффективность экономики, экономя затраты в одном из процессов. Скорее это похоже на бессильные попытки контролировать хотя бы какой-нибудь процесс, не имея возможности контролировать результат. Затянувшаяся дискуссия между ФАС и МЭР по системе госзакупок является верным знаком, что ждать радикального изменения ситуации придется достаточно долго. Но, как справедливо заметил Александр Аузан в своей «Институциональной экономике для чайников», модернизация не происходит автоматически, даже если ждать ее очень долго.

Наверное, более целесообразной рыночной мерой для государственной поддержки развития машиностроения было бы создание специального фонда для обеспечения длительного (минимум 3 года) и льготного (максимум 6% годовых) кредитования процессов технического перевооружения любых машиностроительных предприятий, а не только отечественных гигантов типа ВАЗа или ГАЗа. Причем как предприятий с государственным участием, так и полностью частных предприятий, только при обязательном условии – наличие проектов технологической модернизации, в которых повышение репутации предприятия всегда рассматривается как один из целевых показателей.

Опыт нашей фирмы, реализовавшей более 100 проектов технологической модернизации машиностроительных предприятий, говорит о том, что для реального улучшения конкурентоспособности предприятий с внятным руководством таких мер будет достаточно. Средняя окупаемость проектов технологической модернизации составляет 3 года и варьируется, как правило, от 2 до 4 лет. За 4-5 лет даже тот рынок, который сложился у нас в стране, все расставит на свои места. А борьбу с коррупцией, как и во всем остальном цивилизованном мире, можно оставить СМИ и соответствующим и компетентным в этом занятии организациям.

В этом случае поддержка (со стороны государства) процессов модернизации машиностроительных предприятий позволит действительно запустить цикличную реализацию парадигмы непрерывного самофинансирующегося развития (рис. 17), неотъемлемой частью которой станет репутационная составляющая. Цикл Инновации-Инвестиции-Исследования перестанет быть только красивой формулой и действительно станет критериальной основой новых проектов модернизации.