Индустрия 4.0

«Индустрия 4.0» — полет нормальный?

Когда в России свершится четвертая промышленная революция?
30 марта 2021

В 2021 году говорящих об «Индустрии 4.0» можно разделить на несколько категорий. Одни с радостью принимают любого рода инновации и видят за каждой свежей разработкой будущее российской промышленности, другие придерживаются более скептических взглядов и призывают обратить внимание прежде всего на маркетинговые прогнозы и финансовые отчеты за прошлый год, а третьи и вовсе считают, что промышленным революциям в России со всеми ментальными барьерами большинства топ-менеджеров быть только на словах и на бумаге... Но где же кроется истина? Каково реальное положение дел? На что можно и нужно ориентироваться отраслевым специалистам при принятии стратегически важных решений по взаимодействию с миром умного производства?

Пожалуй, главная проблема четвертой промышленной революции кроется в том, что ее очень легко не замечать. Она может произойти очень плавно, безболезненно и — на первый взгляд — неощутимо. Но стоит хоть немного оглянуться назад после, как можно будет очень явственно ощутить тот колоссальный объем изменений, который буквально валится на голову и заставляет жить чуть ли не в новой цифровизированной реальности. Сейчас все разговоры об «Индустрии 4.0» в СМИ заканчиваются фразами «происходит вынужденная коррекция», «темпы развития замедляются», «недостаточно ресурсов», «свет в конце тоннеля» и все в таком духе.

Наверное, действительно невозможно постоянно демонстрировать рост во всем — особенно в столь «неповоротливой» отрасли, как промышленное производство, особенно после грянувшей пандемии коронавируса. Ее отголоски, кстати, спустя год мешают очень многим предприятиям восстановить логистические цепочки и заполучить желаемое сырье и технологии (если эти предприятия и вовсе не обанкротились и остались способны успешно развиваться в собственной нише бизнеса даже в нынешних условиях). И, казалось бы, даже государство обеими руками за развитие и стандартизацию «Индустрии 4.0»: не далее как 20 февраля 2021 года «Российская газета» прямиком со Всемирного экономического форума (ВЭФ) сообщала о планах открытия в нашей стране Центра четвертой промышленной революции — по аналогии с подобными проектами в США, Норвегии, Бразилии, Чили, ОАЭ и Колумбии. Но не задалось; по крайней мере, с ходу. Приходится ожидать конца весны для итогового решения властей.

К слову, это уже вторая сорвавшаяся инициатива создания подобного центра, первый планировалось создать на площадке Сбербанка с поддержкой ВЭФ в начале 2020 года. Но все карты смешал коронавирус (а точнее, как сейчас модно говорить, коронакризис). Поэтому составить конкуренцию, например, британскому Unlocking Public Sector AI у россиян пока что официально не выйдет. Ключевое слово здесь «официально», однако проработка пунктов меморандума о сотрудничестве уже активно ведется. Причем терпением можно запастись на ближайшие года 3, зато результаты деятельности будущего Центра будут видны в сферах ИТ, ИИ, беспилотного авиатранспорта и робототехники.

На фоне публикуемых отчетов Росстата о первом за последние 11 лет масштабном спаде отечественной промышленности на 2,9% в годовом исчислении решения отложить мероприятия по реализации нацпроекта «Цифровая экономика» выглядят достаточно логично. Хотя и не имеют под собой серьезных оснований на федеральном уровне — собственно, вынужденная цифровизация образца марта 2020 года доказала, что дистанционно многие важные для промышленности вопросы решаются ничуть не хуже, чем очно. А то и лучше — принимая во внимание опыт использования облачных технологий, цифровой инфраструктуры предприятий, онлайн-отправки чертежей заказчикам и т.д.

Крупные отраслевые специалисты стали чаще общаться в онлайне и формировать новые промышленные экосреды для обмена опытом, идеями и инсайдами (в т.ч. по тематике «Индустрии 4.0»). К слову, такая практика прижилась и продолжается до сих пор; только на крупные оффлайн-решения практически не влияет. Объясняется это, скорее всего, высокой загруженностью представителей госсектора проблемами нивелирования последствий пандемии коронавируса. Цифровые инструменты и технические устройства на их основе должны помогать в жизни, но если существует внешняя биологическая угроза для нее — приоритеты очевидны.

Крайне болезненный, но безапелляционный факт для «Индустрии 4.0» был чуть ли не коллегиально озвучен на промышленной конференции Made in Russia-2021, прошедшей 18 февраля 2021 года: Россия пока не взяла нужную планку цифровизации и автоматизации. Высокотехнологичные рынки маловаты, в промышленности сплошь и рядом консерваторы, автоматизация и роботизация — сегменты отстающие, 3D-печать сложна в освоении, интеграции между отраслями маловато, а имиджевая и PR-составляющие четвертой промышленной революции проигрывают зарубежным аналогам. Если вообще существуют. Это — краткая выжимка из речей, например, директора ассоциации «Интернет вещей» Андрея Колесникова, профессора НИУ ВШЭ и спикера Innoprom Online Михаила Акима, а также директора Центра исследований цифровой экономики НИУ ВШЭ Константина Вишневского.

Казалось бы, положение дел неутешительное. Однако вот тут-то следует вернуться к первоначальному тезису о том, что появление на пороге «Индустрии 4.0» очень легко не заметить. И не стоит отрицать все имеющиеся наработки после нескольких проигранных забегов на короткие дистанции — это же не вся гонка! Исключая все политические и идеологические моменты на международных рынках, можно ориентироваться на сухие факты, можно увидеть следующее. Разномастные брендированные производственные станки с ЧПУ, их ПО, облачные технологии — зарубежные; при этом про них часто говорят в СМИ и Интернете, активно рекламируют, продают и т.д. А глянуть, скажем, на приборы учета — они почти все поголовно российские! Только информационного ажиотажа вокруг этого факта нет. А ведь это перспективы, это потенциальная прибыль, это рыночная экспансия, это имидж страны, это правительственная повестка, наконец…

А стандартизация «умных» устройств четвертой промышленной революции по интеграционным сценариям? Исключительно российское ноу-хау (что подтверждается словами руководителя программ АО «РВК» и председателя техкомитета 194 Никиты Уткина). Причем все меньше становится таких ситуаций, когда фактически устройство и технология уже работает на каком-то предприятии, а в юридическом поле они и вовсе не обозначены. Сказывается эффективная интеграция цифровых сервисов в государственном секторе — а ведь казалось бы, что может быть неповоротливей и консервативней? Быстрый старт в аддитивном производстве с маленькой компанией — тоже преимущественно достижение России. Равно как и системная бюджетная поддержка сотен высокотехнологичных стартапов и молодых специалистов.

Другая сторона медали: а считать ли вообще «пробуксовкой» отечественных инноваций новый курс правительства на технологическую синергию различных отраслей промышленности и уклон в сторону стандартизации инструментов умного производства? Ведь, в конечном итоге, все современные цифровые технологии должны приносить пользу людям и делать их жизнь комфортнее на работе и дома — а строчки из красивых отчетов чиновников практической пользы приносят мало (хотя, конечно, и воодушевляют: всегда приятно испытывать гордость за собственную страну). Все-таки регулирование промышленности в федеральных масштабах — деятельность сугубо рациональная, и даже с учетом проработки многих негативных сценариев основные ее стейкхолдеры будут исходить из принципов наибольшей экономической эффективности и социальной ориентации. И если высшее руководство страны выступает за взятие «тактической паузы» перед взятием заветного рубежа «Индустрии 4.0», объясняя это важностью утрясания бюрократических вопросов, не проще ли будет российской промышленности совершить качественный рывок в дальнейшем?