Индустрия 4.0

Будет нишевый продукт – будут и ниши!

Модель раскрутки стартапов до реального бизнеса инновационного центра Сколково — это не только гранты, но и серьёзный консалтинг, центры коллективного пользования, оснащенные аддитивным и металлообрабатывающим оборудованием, компенсация затрат на участие компаний в выставках и конференциях и т.д. А также прямая связь с потенциальными заказчиками, в первую очередь это госкорпорации и крупный частный бизнес.
25 апреля 2019

Инвестиции в стартапы и малые инновационные предприятия — давно отлаженный и вполне успешный бизнес в странах промышленных лидерах. С оглядкой на определенные риски, культура выращивания и коммерциализации перспективных технологий приживается и в России. Беспилотные дроны, системы распознавания лиц, сервисные роботы, чат-боты «Made in Russia» завоевывают отечественные рынки и становятся все более узнаваемыми на внешних. Руководитель направления «Робототехника и искусственный интеллект» ИТ-кластера Фонда «Сколково» Павел Кривозубов уверен в том, что появление конкурентоспособных отечественных компаний в сфере ИТ в немалой степени связано в том числе с деятельностью таких институтов развития, как Сколково. Модель раскрутки стартапов до реального бизнеса инновационного центра Сколково — это не только гранты, но и серьёзный консалтинг, центры коллективного пользования, оснащенные аддитивным и металлообрабатывающим оборудованием, компенсация затрат на участие компаний в выставках и конференциях и т.д. А также прямая связь с потенциальными заказчиками, в первую очередь это госкорпорации и крупный частный бизнес.

– Павел, расскажите о том, как «Сколково» помогает инновационным стартапам превратиться в полноценный бизнес. Насколько известно, кластер использует более рискованную модель поддержки стартапов по сравнению, например, с ФРИИ?

– Модель помощи стартапам инновационного центра «Сколково» более универсальна, в отличие от того, что предлагают другие бизнес-акселераторы, венчурные фонды или частные инвесторы. Прежде всего мы пытаемся «зацепиться» за стартап на самом раннем этапе жизненного цикла — на стадии идеи. Существует довольно много инструментов помощи потенциальным предпринимателям, которые пришли к нам и хотят «допилить» технологию, сделать прототип или MVP (минимально жизнеспособный продукт), чтобы в дальнейшем демонстрировать его заказчикам, внедрять на производстве, показывать на выставках.

Пожалуй, разговор о развитии стартапов через инновационный центр «Сколково» следует начать с грантовой поддержки перспективных проектов. На стадии MVP стартап может получить микро-грант до 1,5 млн. рублей, в качестве компенсации или авансирования на разработку прототипа. При этом микро-гранты не ограничены этапами R&D, то есть разработкой ПО, аппаратного обеспечения, механических компонентов. С помощью микро-грантов можно компенсировать расходы на участие в отраслевых форумах и конференциях. Даже без готового образца, но с проработанной концепцией, наличием презентации, буклетов, «Сколково» может компенсировать участие в полезных отраслевых мероприятиях. В 2019 году у нас появилась программа помощи в создании маркетинговых материалов: видеороликов, презентаций буклетов. Создав успешный MVP, получив положительные отклики от потенциальных заказчиков, стартапы могут рассчитывать на более серьезное финансирование, а именно мини-гранты в размере до 5 млн. рублей. Процесс выдачи микро-грантов достаточно хорошо автоматизирован, резиденты активно пользуются этим инструментом. Для получения мини-гранта следует представить обстоятельную, детализированную заявку. Инноваторам необходимо обосновать свою технологию, описать перспективы коммерциализации, привести аргументы в подтверждение востребованности инновационного продукта на рынке, продемонстрировать компетентность команды и т.д. В отличие от микро-грантов, средства мини-гранта компания может потратить в том числе на оплату труда своих сотрудников. Еще один финансовый инструмент позволяет получить свыше 5 млн. рублей. Большие гранты дают компании возможность разработать альфа-версию своего продукта, которую затем они могут пускать в серию.

– «Сколково» предоставляет финансовую помощь инновационному бизнесу и стартапам без выкупа доли компании?

– Предоставляя гранты, мы не претендуем на долевое участие. Что касается классического венчурного финансирования, то такая опция также есть в Сколково. «Skolkovo Ventures» — отдельное юридическое лицо, находящееся на территории нашего наукограда, которое предоставляет венчурные инвестиции выбранным высокотехнологичным компаниям. Но далеко не всё зависит от финансовых инструментов. Иногда перспективной компании, успевшей отладить бизнес-процессы и получить готовый к серийному выпуску продукт, нужно помочь выйти на заказчика. Акселерация даёт возможность свести производителя и потребителя в одной точке, масштабировать продукт, досконально понять нужды и запросы заказчиков. Предприниматель создал интересный продукт, но, если он начнёт стучаться в двери к крупному заказчику самостоятельно, с ним в большинстве случаев не захотят заключать сделку. У наших директоров по акселерации есть выходы на крупных заказчиков, в том числе на государственные компании. Они налаживали эти связи годами, за их плечами немало успешных проектов. Благодаря акселерации, процесс выхода производителя на заказчика ускоряется в разы, а сэкономленное время можно потратить на усовершенствование своего продукта. Акселерация — цепочка действий, направленных на то, чтобы придать компаниям хороший рост.

– Директора по акселерации связывают инновационные компании с одним конкретным заказчиком или с целым пулом потенциальных клиентов, как это обычно происходит на питч-сессиях?

– В арсенале инновационного центра «Сколково» есть как индивидуальная, так и корпоративная акселерация. Её формат гораздо шире, чем просто питч-сессия. Акселерация — тонкий инструмент, позволяющий крупному заказчику глубоко погрузиться в проект, увидеть его сильные и слабые стороны. «Сколково» предоставляет своим резидентам расширенный консалтинг, осуществляемый в течение нескольких месяцев и включающий в себя ежедневные тренинги, питчи и мастер-классы. Мы применяем все современные инструменты акселерации. В 2018 году компании из моего подразделения провели успешную акселерацию с «Ай-Теко». Сразу несколько наших компаний подписали договор с крупным ИТ-интегратором о внедрении своих решений в продуктовую линейку компании.

 

– По каким направлениям и темам вы предлагаете консалтинг и бизнес-тренинги? Какие компетенции резидентов они развивают?

 

– Мы увеличиваем компетенции не только в части, касающейся бизнеса. Также мы стараемся усилить и технологическую сторону продукта, приглашаем ведущих отраслевых специалистов, экспертов с мировым именем. Обучаем азам маркетинга: правильному выступлению с презентацией, грамотной упаковке продукта. Показываем, как изучать рынки, работать с цифрами, стараемся помочь молодой компании во всех аспектах ее становления и дальнейшего развития.

 

– Отбор заявок на получение гранта осуществляют проектные менеджеры и руководители направлений. Как вы определяете перспективность проекта или идеи? И отличаете фейки от подлинных инноваций?

 

– Какого-то алгоритма или методики идентификации по признаку фейк/подлинник у нас нет. У проектных менеджеров большой опыт работы в своей области. Сошлюсь на собственный пример: до работы в «Сколково» я занимался робототехникой, встраиваемыми системами и разработкой программного обеспечения, а в целом мой инженерный стаж составляет 9 лет. Существует целый комплекс оценок, позволяющих рассмотреть проект с разных сторон, чтобы понять его перспективность. К тому же проектный менеджер — не единственный фильтр, эксперты есть и на входе, на этапе первичного рассмотрения заявки.

 

– Кроме Подмосковья, инновационный центр «Сколково» представлен пятью региональными площадками: Владивосток, Казань, Новосибирск, Санкт-Петербург, Тольятти. Как обстоят дела у региональных филиалов?

 

– Решение о создании региональных операторов на территории технопарков крупных российских городов лишний раз подтверждает успешность сколковской модели развития инновационного бизнеса. Благодаря экспертной поддержке и менторству резиденты «Сколково» ежегодно увеличивают свои экономические показатели, этот опыт мы пытаемся тиражировать за пределами Москвы.

 

– А можно это проиллюстрировать на примерах динамики объёмов производства и объёмов выручки молодых высокотехнологичных компаний — насколько они изменились за время сотрудничества с инновационным центром Сколково?

 

– Для каждой компании этот вопрос индивидуален. Например, в сфере робототехники есть примеры, когда компании каждый год удваивают свою выручку. Также с развитием технологий расширяются возможности применения БПЛА. Например, компания «Лаборатория будущего» из Екатеринбурга разработала на базе БПЛА диагностический комплекс «Канатоход» для проверки состояния и поиска скрытых дефектов высоковольтных линий электропередачи. «Лаборатория будущего» получила свой первый грант в 2016 году, в 2018 запущен пилотный проект внедрения комплекса «Канатоход» в ОАЭ, в этом году заключён контракт с крупным российским заказчиком МРСК Урала. Большой инновационный потенциал сосредоточен в регионах, где уже реализован ряд успешных кейсов. Например, Promobot становится сегодня крупнейшей робототехнической компанией в Пермском крае, вокруг компании формируется целый робототехнический кластер. VIST Robotics известна разработками по автоматизации большегрузных самосвалов на горнодобывающих предприятиях. Название проекта «Интеллектуальный карьер» говорит само за себя. Проекты компании нашли своё применение в Марокко, Казахстане и других странах. В 2018 году группу компаний Вист приобрела компания «Цифра», которая входит в в ГК Ренова». «Лаборатория наносемантика» — российский лидер по созданию виртуальных собеседников. Из банков и телекомов чат-боты постепенно проникают в медицину, промышленность, социальную сферу. На недавней конференции Opentalks AI, посвящённой искусственному интеллекту, «Лаборатория Наносемантика» провела конкурс русскоговорящих чат-ботов в формате «Теста Тьюринга» для подготовки массового внедрения таких систем.

Свои истории успеха есть также в кибербезопасности, ритейле, телекоме.

 

– Павел, что вы думаете о дальнейших перспективах синергии ИТ и реального промышленного сектора: станкостроения, машиностроения? Среди производственников очень много консервативных руководителей, избегающих внедрения инноваций.

 

– Действительно, это очень консервативная среда. Тем не менее в ИЦ «Сколково» есть проекты, связанные с оптимизацией как производственных, так и логистических процессов — большие программные комплексы, интегрирующиеся с производственным софтом и оборудованием внутри предприятия, и дающие возможность контролировать состояние всех систем в реальном режиме времени, осуществлять мониторинг и предиктивную аналитику. Например, подобные решения делают компании Сколково Астера и Флоуком.

– Стартапы, превратившиеся с помощью Инновационного центра «Сколково» в конкурентоспособный бизнес, безусловно, работают в том числе на имидж ИЦ «Сколково». Однако в обществе, точнее, среди людей, в массе своей далеких от инновационных сфер, до сих пор бытует представление о «Сколкове» как о дорогущей и при этом технологически совершенно бесполезной затее. Как, по-вашему, следует продвигать в обществе идею ИЦ «Сколково», как инкубатора инноваций, а не дорогого симулякра?

 

– Поделюсь недавним примером: в интернете выложен ролик, снятый по случаю открытия «Лаборатории БПЛА», где пользователи соцсетей посчитали, что большой дрон, запуск которого оказался неудачным, сделан нами или нашими резидентами, что оказалось неправдой. Могу вам заявить со всей ответственностью: в инновационном центре сосредоточены самые профессиональные разработчики БПЛА, которые выполняют сложные задачи по мониторингу, картографии и другие специфические проекты, реализующиеся для конкретных заказчиков из числа крупных частных и государственных компаний. Сейчас к проекту «Лаборатории БПЛА» подключился наш ИТ-кластер, создана рабочая группа, занимающаяся проработкой регламентов по запуску беспилотников над территорией Сколково. Добавлю, что с целью формирования позитивного имиджа самые знаковые события и проекты Сколково регулярно освещаются в федеральных СМИ. Каждый резидент вправе воспользоваться медийной инфраструктурой кластера, более того, наша пресс-служба постоянно собирает медиапланы у молодых предпринимателей и размещает на медиаресурсах кластера и внешних СМИ.

 

– Сколково взаимодействует с рынками НТИ? Как вы оцениваете технологическую инициативу, ее перспективы? Участники НТИ, центры компетенций столкнулись с рядом трудностей по формированию рынков.

– Мы работаем с кураторами «Автонет» и «Аэронет». Как раз в рамках всё той же лаборатории БПЛА мы вышли на лидера рабочей группы «Аэронет» НТИ Сергея Жукова и пригласили в свою рабочую группу. У НТИ есть свои инструменты грантовой поддержки инновационных проектов и многие наши компании пользуются ими. Руководство страны, а также владельцы и топ-менджеры крупного бизнеса призывают к консолидации всех институтов развития: НТИ, Сколково, РВК, ФРИИ и др. В целом акценты НТИ расставлены правильно, нужно отталкиваться от новых рынков.

 

– Резидент «Сколкова» Hamster Robotics Engeneering активно пропагандирует отечественную ЭКБ. Но смогут ли когда-нибудь процессоры «Эльбрус» или «Байкал» конкурировать с таким монстром, как Intel? Цена продукта зависит в том числе и от серийности, а в этом компоненте отечественные производители явно проигрывают, поскольку отечественный рынок слишком узкий, а на внешних рынках российские процессоры не пользуются спросом.

– Сравнивая отечественные процессоры с процессорами Intel со сходными техническими характеристиками, нельзя сказать, что импортный аналог намного дешевле. Hamster Robotics Engeneering являются партнерами «Байкал электроникс». Рассуждая о российских заменителях, стоит понимать, что ключевым фактором здесь является не импортозамещение, а импортонезависимость. Компании, стремящиеся перейти на отечественную электронно-компонентную базу и ПО, ставят целью обрести определенную независимость, ведь в связи с санкциями многие иностранные производители ведут себя на российском рынке крайне нестабильно. Существует множество преград, препятствующих созданию крупносерийного отечественного процессора, но, повторюсь, по своим характеристикам и цене флагманские модели отечественных процессоров не уступают импортным аналогам. Со временем мы придем к тому, что это будет массово, востребовано и т.д. В любом случае надо начинать, иначе всю жизнь будем сидеть на импорте. Нельзя отталкиваться только от текущей ситуации. Будь наши резиденты более восприимчивы к комментариям некоторых экспертов определенного толка, утверждающих, что вокруг все плохо и ничто российское не имеет перспектив, рынок, в том числе внешний, не получил бы сервисных роботов из Перми и уральский диагностический комплекс «Канатоход», лучшие в мире системы распознавания лиц и ситуационной видеоаналитики, отечественных чат-ботов, которые превосходят зарубежные аналоги. Этот список можно продолжать и дальше. Сейчас малым инновационным компаниям нужно как можно скорее занять свободные ниши на перспективных рынках. Можно сказать, что весь автомобильный рынок поглощен продукцией следующих конгломератов: Фольксваген-Ауди; Рено-Ниссан, Тойота, BMW и т.д. Но ведь создавать отечественный автопром тоже необходимо, нельзя сказать, что в этой сфере всё потеряно и упущено. Посмотрите на нынешнюю продукцию «АвтоВАЗа» и вспомните то, что там делали лет 15 назад. Также можно конкурировать и на рынке промышленных роботов. Кажется, что всё захвачено мировыми гигантами: KUKA и Fanuc. Однако рынок промышленных роботов представлен только очень крупными предприятиями, средний и малый бизнес не может позволить себе робота из-за высокой цены. У российских компаний есть шансы удешевить компонентную базу и представить рынку решение, которое может позволить себе не только крупный заказчик, но и малый и средний бизнес — тем самым завоевать свою рыночную нишу. Помимо этого, перспективными являются различные доработки уже существующих роботов, например, оснащение их машинным зрением, что позволит увеличить производительность и дополнить список операций, выполняемых роботами на производстве.

 

– В Китае очень много примеров частно-государственного партнерства в виде инструментов лоббирования и экономических преференций, свои национальные бонусы есть и у западных производителей.

 

– Если мы не хотим оказаться в роли аутсайдеров в сфере цифровых инноваций, следует активнее перенимать зарубежный опыт и реализовывать собственные инструменты поддержки.

 

– Программа «Цифровая экономика» официально запущена в 2018 году, можете оценить её первые шаги?

 

– Первые выводы можно делать спустя 2 — 3 года, не раньше. «Сколково» является еще и центром компетенций по нормативному регулированию. Наши эксперты входят в различные рабочие группы и являются голосом отрасли, чтобы упростить и ускорить процесс внедрения программы «Цифровая экономика» в российскую промышленность и другие сферы жизни.

 

– В вашей отраслевой среде часто поднимается вопрос об актуальном образовании. Как получить высококвалифицированного специалиста по ИИ? Нужны ли для их подготовки в вузах факультеты по профильной специальности или их вполне можно растить из сильных выпускников мехмата или матфака? И какая модель взаимодействия бизнеса и образования могла бы быть здесь эффективной? Какие примеры есть у инновационного центра «Сколково» в плане работы с учебными заведениями?

 

– «Сколково» — уникальная модель современного наукограда, позволяющая развивать предпринимателя-инноватора чуть ли не с детского сада. У нас есть гимназия, университет «Сколтех». Основная миссия Сколково — пробудить в людях желание открывать свой высокотехнологичный бизнес. Что касается внедрения требований заказчика в образовательный процесс, то это правильное направление. Наряду со Сколково я преподаю в МГТУ им. Н.Э.Баумана и лично наблюдаю за тем, как бизнес ведет перспективных студентов, предлагая им решать конкретные производственные задачи.

 

– Так нужны ли России дипломированные специалисты по ИИ?

 

– ИИ — это прежде всего отраслевое многообразие. Нельзя изучить пару принципов нейронных сетей и стать универсальным специалистом. Следует готовиться под конкретную специализацию, бизнес-процесс, будь то видеоаналитика, чат-боты или нейросети для беспилотников.