Инжиниринг

Куда могут привести эксперименты на профессиональной интуиции?

Сотрудники компании «Русский инженер» в течение многих лет осваивают такие ниши, как инжиниринговый аутсорсинг, проектирование и изготовление нестандартного оборудования, роботизация и автоматизация производства, проектирование и изготовление технологической оснастки, расчет прочностных и эксплуатационных характеристик, механообработка и аддитивные технологии (АТ). Среди успешно реализованных проектов данной компании: рельсовая система для перемещения навесного оборудования, робототизированный укладчик мозаичной плитки, пневматический подъемный пол, аэрошют, холодные коридоры в Data-центр, SLS 3D-принтер Red Rock, модульная платформа обучения операционного и технического персонала сложных технологических процессов, технологическая оснастка для металлообрабатывающего центра, автоматизация производственной линии и тренажерный комплекс для подготовки технического персонала, технические решения для маркировки в системе «Честный ЗНАК». Как стабильно оставаться на пике прогресса и не бояться экспериментировать даже в кризис, «Умнпро» рассказал генеральный директор ООО «Русский инженер» Сергей Ульянко.
26 июля 2021

3D-печать не даст скучать! 

– У вашей компании есть многолетний опыт в разработке и внедрении различных инновационных решений. Какие из реализованных за последние годы проектов вы считаете наиболее значимыми и успешными?

– Одним из самых значимых для нас проектов была разработка отечественного 3D-принтера, работающего по технологии селективного лазерного спекания пластикового порошка (SLS). Кстати, начинали работу над ним мы еще в 2015 году, когда аналогичных устройств на рынке не было. Практически все аддитивное оборудование в России фактически являлось импортным. И у всех вендоров было свое собственное порошковое сырье, т.е. была жесткая привязка к каким-то конкретным каналам продаж, без внимания к которым работоспособность закупленных по ним же принтеров не обеспечивалась. А у нас мало того, что разрабатывался отечественный проект, так еще и без сырьевой привязки и привязки к производителям. Собственно, далее мы выпустили первую настольную 3D-машину, и она разошлась сравнительно небольшим тиражом в России и по ближнему зарубежью. Не имею права называть точные цифры в связи с их принадлежностью к коммерческой тайне нашей компании, но это были десятки экземпляров. 

Мы получили обратную связь от клиентов и крупных заказчиков и начали дорабатывать произведенные модели. В основном, комментарии по новому устройству касались увеличения размеров печатной области с 200х200х200 миллиметров и типов используемых материалов. А затем, уже в 2019 году, специалисты компании «Русский инженер» приступили к проектированию уже профессионального 3D-принтера на основе пилотного проекта. Сейчас он готов практически полностью. В нем был увеличен объем рабочей камеры и добавлена возможность изменения объема (что позволило использовать нашу аддитивную машину даже при печати штучных образцов с колоссальной экономией расходных материалов). В общем, спектр ее применения был расширен, чтобы печатать детали большего объема – которые возможно производить в камере построения 300х300х350 миллиметров. Также мы расширили спектр материалов, которыми можно печатать, модифицировали лазер и систему управления сканаторами; и сейчас мы уже имеем на руках лабораторный образец, который вполне себе работоспособен. 

 русский инженер

– Да, немало внимания в современной промышленности России уделяется АТ в целом и 3D-печати в частности. Правда, в серийном производстве они применяются редко, осваивать их многим руководителям сложно, и в данной нише в целом все еще достаточно велик бюрократический барьер. Каковы отношения именно с аддитивным производством у вашей компании?

– Мы являемся непосредственно разработчиками промышленных 3D-принтеров, а также используем АТ в мелкосерийном производстве. Особенно хорошо мы освоили технологии изготовления пластиковых деталей. Кстати, многие заказчики иногда говорят, что хотят использовать только аддитивное производство при создании новых деталей – и неважно, какого количества. Такая вот интересная тенденция. И некоторые даже не слушают аргументы про ускорение технологического процесса изготовления деталей с созданием пресс-форм, если у них стоит задача изготовить что-то посредством исключительно 3D-принтеров. И даже среди государственных компаний сегодня такие есть! Причем им в финансовом плане работать даже проще: их деятельность же субсидируют из бюджета, и у них есть свои KPI. А вот частники считают деньги очень скрупулезно. Что ж, такова конъюнктура рынка – и мы готовы в нее оперативно встраиваться.

Штурм Индустрии 4.0 по всем фронтам

– Но ведь АТ – не единственное направление вашей деятельности. Сколько их у вас всего и как получается успешно совмещать все одновременно? Не сложно ли было перестраиваться, адаптироваться? Как ваши специалисты умудряются проявить себя во многих нишах и регулярно производить коммерчески успешные продукты?

– Я бы внес маленькую ремарку про коммерческую успешность продуктов – по крайней мере, в обозримой перспективе. Часть из наших разработок действительно продается сразу, несмотря на свой недавний статус опытных или лабораторных образцов. Что-то продается быстро и массово, что-то медленно и вяло. Однако здесь компанию «Русский инженер», вопреки расхожему мнению, «аршином общим не измерить»: мы, прежде всего, готовим инновации, а уж когда придет их время – вопрос отдельный. Иногда нужно просто запастись терпением. Да и пока что существуют психологические барьеры в умах собственников высокотехнологичных компаний и топ-менеджеров: не хотим внедрять, боимся, несвоевременно и т.д. Нужно долго доказывать в цифрах, что новые технологии эффективны. Кому-то до сих пор быстрее, условно, нанять 50 человек, чем установить 1 робота. Тяжело бороться с консерватизмом, но это нужно делать, и у нашей компании в данном направлении уже имеется множество качественых наработок. А проекты наши действительно очень разноплановые, и четкого направления деятельности мы сейчас не имеем. Это не хорошо и не плохо; это просто наша специфика. Ведь если бы мы не подстроились под изменившиеся с марта 2020 года запросы рынка, то упустили бы достаточно большое количество прибыли. 

Часть запросов формируют непосредственно заказчики – т.е. тут нам даже проще работать, мы не тратим время на аналитику рынка и прогнозы. Также мы выступаем за унификацию наших разработок. Например, одним из плюсов тех разработок, что я назвал, является возможность их применения буквально где угодно – от промышленных до сельскохозяйственных предприятий. Мы занимаемся многоцелевыми проектами, которые в принципе могут много где «прийтись ко двору». АТ нам интересны в том числе потому, что сейчас это – один из самых модных промышленных трендов. Поэтому и тут мы решили «попытать счастья»; разумеется, со всем прагматизмом и ответственностью. Сейчас вот дорабатываем 3D-принтер, способный печатать бетоном. 

 русский инженер

– Его разработку запросили со стороны или это исключительно ваша инициатива?

– Данное решение было принято совместно с Радиславом Бирбраером – доктором технических наук и заслуженным изобретателем России. В 2019 году мы посетили одну из строительных выставок, где увидели зарубежный аналог такого 3D-принтера. С одной стороны, мы сделали этот проект на чистом энтузиазме. С другой, абсолютно нельзя сказать, что 3D-принтеры, печатающие бетоном, не будут востребовано хотя бы на зарубежных рынках. Мы же видели вживую такой образец – и подобного рода аддитивные машины смогут в перспективе начать закупать многие промышленники. При реализации подобного рода проектов поначалу кажется, что их перспектива крайне туманна, но реклама и отложенный спрос обычно делают свое дело. Возможно, при нашем опыте тут уже играет фактор профессиональной интуиции – какую идею поддержать, что разработать, в какие сроки и т.д. Кстати, в 2020 году проект разработки 3D-принтера, печатающего бетоном, много раз ставился на паузу.  

Да, на первое место в компании «Русский инженер» выходила экономическая целесообразность, мы развивали другие проекты. Но и этот окончательно не бросили – мы же энтузиасты своего дела, мы за прогресс! Да и вложения в печатающую головку были сделаны достаточно серьезные; причем работать наш принтер мог с абсолютно любыми смесями, которые имелись на массовом рынке – пески, цемент, пластификатор, вода и т.п. Дефицита там нет. Ну и нужно было обеспечить технологию правильной подачи сырья, в т.ч. на заранее нанесенные слои без возможности их деформации. И это уже лабораторный образец, но пока что существует проблема недостаточного объема печати итоговой продукции. 

Сейчас мы работаем с объемом до 3 кубических метров. Это будут небольшие объекты, малые архитектурные формы, которые возможно будет применять как в самом строительстве, так и, допустим, при создании различных арт-объектов или элементов декора. Были и такие кейсы. Кстати, сейчас ведем переговоры, о том, чтобы один из наших арт-объектов «Лестница в небо», заказанный известным столичным дизайнером, был представлен на московской выставке.

 русский инженер

– А в промышленных масштабах что-нибудь создавали посредство данного 3D-принтера?

– Пока нет. Но это обусловлено спецификой нормативной базы и процессов сертификации в строительной сфере. АТ в строительстве пока никак не сертифицированы. Абсолютно. У меня уже проходило множество совещаний с представителями правительства России – но пока что дело не сдвинулось с мертвой точки. Да, квадратные и прямоугольные формы в архитектуре не только привычнее глазу, но и удобнее. Типовые дома возводятся быстрее. И многих строителей, и специалистов по АТ здесь переубедить сложно. Бюрократия и промышленный дизайн сейчас играют со многими строителями злую шутку. Если быстрее и проще создать опалубку для ее залития бетоном, а сверху все накрыть плитой, мало кто захочет применять аддитивные устройства. Но если речь заходит об изогнутых поверхностях или, скажем, находящихся под углом, то здесь почти сразу же возникает вопрос об изготовлении сложной опалубки. И как раз-таки ее в 10 раз дешевле печатать при помощи 3D-принтера по типу нашего. 

– А целесообразно ли изготавливать на нем какие-нибудь аналоги кирпичей или строительных блоков с заданным объемом, чтобы потом использовать их при строительстве? 

– Вряд ли. Ну, точнее напечатать некий аналог «кубиков Lego» и положить их один на другой можно, но зачем? Прямые стены можно изготовить по более быстрой и дешевой технологии.

 русский инженер

– На вашем сайте заявлено, что вы также занимаетесь разработкой и внедрением нестандартных производственных решений. Какие из кейсов были максимально уникальны и интересны лично вам?

– Мы создали технологическую оснастку для большого токарного обрабатывающего центра. Нужно было сбалансировать очень тяжелую деталь весом 250 килограммов, раскручивающуюся до 3000 оборотов в минуту. Мы разработали и выпустили датчики для учета показателей ее балансировки и грузы для смещения центра тяжести от оси вращения. Также проектируем и изготавливаем технологическую оснастку для сварочных роботов и для сверлильных станков. Для компании «Русский инженер» важно гнаться не только за уникальностью, но и за практичностью и окупаемостью.

Кто не рискует, тот не пьет шампанское

– 2020 год в связи с грянувшей пандемией коронавируса задал множество новых трендов и заставил промышленников экстренно меняться под новые запросы рынка. Что произошло с «Русским инженером»? Как изменилась экономическая политика вашей компании, виды деятельности и отношение к цифровым ИТ-инструментам в работе?

– Мы стали активнее адаптироваться к новым вызовам рынка, как и ряд других высокотехнологичных компаний, и осваивать смежные ниши, в которых могли бы хорошо проявить себя. В частности, фармацевтику и пищевое производство. Части клиентам понадобилось сократить количество обслуживающего персонала или внедрить системы мониторинга. Благодаря этому, можно оптимизировать до 2-3 десятков человек персонала. И кстати, подобные решения позволяли избежать распространения коронавируса на производственных предприятиях. А уж как при этом вырастает производительность линий! Была еще инновационная разработка в области автоматизации цехов, теплиц и загонов для животных в отечественном АПК. Как это реализуется? Устанавливаются рельсовые линии, по ним по заданной программе ездит каретка с навесным оборудованием (кстати, все без проводов – в т.ч. система подзарядки). Она способна перемещаться по заданной территории, на ней можно установить любое средство манипуляции, управления и видеоаналитики, тепловизор для контроля состояния животных, контроль состояния ростков и плодов и т.д. Оператор данных устройств сидит удаленно и может все контролировать. При этом разрешение максимально высокое (до 8К), и изображение можно транслировать онлайн. Кстати, тепловизоры позволяют с точностью до десятых долей градуса определять температуру тела человека или животного. Эта технология тоже очень хорошо способствовала предотвращению распространения коронавируса. Т.е. сейчас мы можем говорить и о развитии гибридных технологий в компании «Русский инженер».  

 русский инженер

– Эксперименты на производстве в кризис – дело достаточно рискованное. Вы были готовы к тому, что потенциально что-то может не получится, и какой-то из проектов мог бы «не выстрелить»? Ведь не секрет, что сегодня крайне маловероятны ситуации, когда что-то хочется делать по велению сердца или из-за профессионального интереса. Многие промышленники говорят, что лучше довериться маркетинговым прогнозам.  

– Мы руководствовались скорее изобретательским интересом. Часть экономических показателей мы не просчитывали, но у нас был богатый опыт в создании востребованных продуктов до этого, и собственно затрат на новые разработки было не так уж и много. Мы предлагаем – потребитель смотрит и решает, нужно это или нет. К тому же повторюсь, что наши инновационные продукты, как правило, многофункциональны. И это открывает им дорогу на самые различные рынки. Т.е. компания «Русский инженер» может себе позволить рисковать даже в кризис. А как иначе, если хочется оставаться на пике прогресса?

И снова про тренды

– Вы считаете современные цифровые инструменты приносящими однозначную пользу высокотехнологичным предприятиям в современной России, или у вас есть сомнения в этом?

– Как по мне, они принесли колоссальную пользу. Это серьезный шаг вперед, в Индустрию 4.0 – по сравнению с тем, что было ранее. Только их нужно применять с умом. К нам нередко приходят клиентские чертежи различных изделий или технические задания по разработке каких-либо технологий, и люди удивляются, почему нельзя их реализовать самыми современными средствами. Мы отвечаем, что можно, только устаревшими будет намного быстрее и проще. Но части заказчиков принципиально использование цифровых инструментов. То есть нет понимания сущности прогресса. А некоторые еще и считают, что какие-нибудь условные станки с ЧПУ решат все их проблемы без особых усилий. В их глазах управление «умным» станком – это когда оператор нажал на одну кнопку и сидит читает газетку, пока высококачественные детали производятся сами. В реальности же это, как мы понимаем, далеко не так. Это колоссальный труд как минимум инженеров в части разработки и проектирования и технологов в части подготовки УП и станков. 

– Какое место, на ваш взгляд, в нынешнем мире занимает автоматизация и роботизация производства? Это революционный инструмент промышленности, веяние моды или просто новый этап функционирования многих современных предприятий?

– Последнее. Но вообще я скажу, что ситуация с этим сегодня неоднозначная – как правило, «верхи» хотят, «низы» не могут. Т.е. работники цехов очень сильно сопротивляются модернизационным процессам, и пандемия коронавируса на это тоже, кстати, повлияла. Какой-нибудь условный рабочий не хочет терять свое место даже с низкой оплатой труда, потому что у него нет альтернативы. А для работы с автоматическими инструментами еще и нужно повышать квалификацию. Это психологические и ментальные барьеры, они в России, к сожалению, очень сильны. А кому-то и вовсе надо определиться сначала с качеством менеджмента. У нас был один кейс с желанием руководства полностью автоматизировать производственную линию, где раньше рабочие трудились исключительно руками. В течение 2 недель специалисты компании «Русский инженер» стояли в цехах у заказчика, смотрели за станками и сотрудниками, записывали ход работ, вникали в технические и технологические процессы… 

Наши представители фактически стали работниками внешней производственной линии. Кому-то не предоставили инструмент (т.е. большинство простаивает по вине руководства), и у всех на это были официальные отписки: «Мы не сделали партию, потому что нам не предоставили инструмент и заготовки». Эта информация прошла вверх по управленческой цепочке, а потом мы проанализировали все полученные данные. И вышло так, что «сверху» было одно, а «снизу» другое. Несогласованность, однако. 

 русский инженер

– Сколько собственников предприятий сейчас стремятся автоматизировать работу собственных цехов – и вообще заботятся об инновациях?

– Скажу так: недостаточно много. Нужно переходить уже не то что от ручного труда к автоматизации, а от автоматизации к роботизации. И внедрять инновации надо с умом. Впрочем, сейчас есть положительная тенденция в том, что многие собственники предприятий наконец-то начали считать деньги и стремиться сокращать многие издержки. Вот тут-то им и помогают высокие технологии. Если мы проведем аудит производственного предприятия, а потом придем к руководству и скажем, что за 10 человек может трудиться 1 робот, и не 8-12 часов, а все 24, то результат, думаю, будет однозначным. Причем окупаемость многих инноваций сегодня составляет меньше 1 года. 

– Сильно ли повлияла повсеместная цифровизация на процессы современного инжиниринга? Особенно в прошлом году.

– Затрудняюсь ответить. Наша компания ведь изначально была на пике инноваций, мы и так активно присутствовали в среде «цифры» и хай-тека. Т.е. на нас она не сильно повлияла. А для остальных компаний с консервативным руководством и традиционными промышленными нишами – думаю, да, сильно.