Аддитивные технологии

Пользователи АТ ждут качества и доступности

Обогнать пионеров высокотехнологичной индустрии, сделать ставку на государственное финансирование или задавать тренды в своем собственном направлении? Рынок аддитивных технологий (АТ) в России консолидируется и демонстрирует неожиданные решения даже в условиях кризиса, вызванного пандемией коронавируса.
4 декабря 2020

В профессиональной среде обозначаются новые тренды, рынок насыщается технологиями и продуктами, а государственный сектор таинственно хранит молчание в вопросах бюджетной поддержки малого и среднего бизнеса. Но настолько ли все непредсказуемо — или же можно предсказать будущее хотя бы на несколько лет вперед? Директор по продажам компании «Современное оборудование» и главный идейный вдохновитель последней промышленной конференции 3D fab + print Russia Дмитрий Трубашевский рассказал о своем видении будущего в сфере АТ, опираясь на актуальные инсайды и аналитическую информацию последних месяцев.

– В октябре вышло ваше интервью про основные тренды в сфере АТ, где также были рассмотрены сильные и слабые стороны российских аддитивщиков. Повышение активности мелких предприятий и отсутствие государственной поддержки в данной сфере в ближайшее время означает то, что многим придется самостоятельно ввязываться в «гонку технологий» умного производства без расчета на финансовую поддержку извне или есть шанс организовать бюджетный трамплин хотя бы для части компаний?

Все перечисленное выше – это объективная реакция активных игроков рынка на новые вызовы времени в сфере АТ: и прежде всего это, конечно же, ситуация с пандемией и падением мировой экономики. Последствия данных событий накладывают свой отпечаток в том числе и на любое инновационное и наукоемкое производство.

К сожалению, наблюдаемая мной ситуация на рынке означает то, что только те предприятия, которые получают господдержку, могут рассчитывать на какие-то преференции, определенные финансовые вливания и более прогнозируемое развитие собственных проектов, запланированных даже несколько лет назад. Нет спонтанности, она практически отсутствует в АТ, обычно это все проходит годами: определение стратегии развития, поиск слабых мест традиционных подходов проектирования, выбор или расчет аддитивной или комплексной/гибридной технологии, производителей сырья, программного обеспечения, оборудования для постобработки и контроля и т.д. Как и у многих в отрасли, у меня есть достаточно интересный типовой пример с моими текущими заказчиками: начали работать 2 года назад над потенциальным проектом, который начнет реализовываться в этом году, и его детали согласовывались еще до текущей экономической ситуации.

Вообще только сейчас у некоторых предприятий появилась возможность получать государственные гранты, потому что ранее конкурсные процедуры могли быть отменены. Многие именно сейчас стали наблюдать повышение активности конкурсных процедур после затяжных «каникул», ведь нужно реализовать долгосрочные планы до вероятных новых противовирусных мер в стране. Естественно, на такие гранты могут рассчитывать только государственные компании. Сложность и ответственность производимых в России изделий заставляет потребителей все чаще обращать внимание на АТ, несмотря на высокую стоимость оборудования для печати, постобработки и контроля за производством. Малому и среднему бизнесу здесь достаточно сложно конкурировать с государственными промышленными гигантами, которым намного проще приобретать себе аддитивное оборудование последнего поколения, которое быстрее, экономичнее и функциональнее более доступного или морально устаревшего.

В самом начале самоизоляции и повсеместного ограничения рабочей деятельности многих промышленных предприятий эксперты пророчили АТ многообещающее будущее, когда сложному многостадийному классическому производству выгодно противопоставляется аддитивное. Но этого не случилось. В причинах можно разбираться долго, и мне кажется, что основным ограничивающим фактором послужила именно неготовность технологий 3D-печати выдавать качественный сертифицированный продукт, не зависящий от импорта или логистики материалов. Кстати, как показало время, именно в условиях пандемии коронавируса для малого и среднего бизнеса заработок или PR на АТ существенно упростился в сфере здравоохранения. Общемировым трендом стала координация усилий промышленников в вопросах улучшения качества медицинского обслуживания и замедления распространения новой инфекции. Здесь работа с металлом отошла на второй план, открыв возможности для заработка достаточно широкому кругу аддитивщиков, работающих с пластиком.

Гораздо меньший порог входа в нишу создания изделий из полимеров – соответственно, и позитивного движения в этих сферах всегда было больше. Надеюсь, что за прошедшие месяцы данный фактор сыграл на руку нашей системе здравоохранения, позволив быстрее реагировать на распространение коронавируса, замедляя темпы его развития. Таким образом, государственным структурам, давно занимавшимся АТ, сегодня гораздо проще получить бюджетную поддержку для развития, чем многим частным структурам различного уровня. И многие из последних с активным освоением АТ, скорее всего, пока повременят.

– Кому проще внедрять АТ на производстве сегодня — государственным или частным компаниям?

Решения о внедрении аддитивного производства на государственном предприятии однозначно принимаются намного дольше, чем в частном бизнесе. Это связано с поиском ограничения, имеющего сильное влияние на общий технологический процесс, согласования изделий для перевода на АТ, выбора технологии, сложностью и сроками приобретения материалов, ПО, ТО посредством конкурсных процедур, сертификацией, бюрократией и множеством других факторов.

А бизнес, как правило, заранее видит или просчитывает прибыльные ниши и подходит к их освоению достаточно прагматично. Ведь на кону – его выживание, без надежды на стороннюю помощь. С другой стороны, приобрести технологию премиального уровня зачастую проще, но тем не менее долго по времени именно государственным предприятиям. Бизнес здесь просто вынужден искать наиболее оптимальные варианты, иногда рискуя приобретать оборудование без локальной поддержки и дилера (если речь идет о новых китайских разработках), зато стоящее в разы дешевле лидеров отрасли.

– Каковы, на ваш взгляд, условия государственной поддержки АТ сегодня? И что мешает их развивать — отсутствие технократов внутри управленческих структур, непонимание перспектив их внедрения или отсутствие средств для данной отрасли?

Хочется верить в то, что сейчас наступает переломный момент для рынка АТ в России, потому что инициативу в их развитии на протяжении около 2-х лет взяло на себя ООО «Русатом – Аддитивные Технологии» («РусАТ», предприятие Топливной компании Росатома «ТВЭЛ»), и, соответственно, есть основания полагать, что согласованные действия будут предприняты гораздо быстрее, чем в некотором смысле хаотичном рынке прошлого и настоящего: есть серьезный интерес со стороны власти, утверждена дорожная карта развития отрасли, создана ассоциация. Двоякое мнение может возникнуть по поводу того, что «РусАТ», будучи государственным арбитром, также занимает активную позицию в подготовке кадров и распространении своей продукции потенциально широкого ассортимента, то есть как производитель оборудования, материалов, ПО, и как интегратор услуг для предприятий машиностроения, атомной промышленности и здравоохранения.

С другой стороны, участие в развитии нормативной базы и стандартов пойдет на пользу всей индустрии. В результате рынок должен стать более массовым, ведь при организации кластеров по всей России для их поддержки и снабжения потребуется большое количество технологий, систем и специалистов... В целом, несмотря на собственные интересы, участие такого мощного игрока должно всем пойти на пользу. Со стороны чиновников и государственных структур, поскольку я к ним не отношусь, я не могу судить, что мешает рынку АТ развиваться сегодня такими стремительными темпами, как за рубежом. «РусАТ», скорее всего, изменит ситуацию – может, и не так быстро, как хотелось, но им удастся это сделать. Но, конечно, государственная и финансовая виды поддержки наукоемкого производства способны серьезно изменить экономическую картину в промышленности страны. Например, в США при Бараке Обаме произошел достаточно бурный и неожиданный рост финансирования АТ, и ничто не сдерживало их развитие. Результатом этого стал и бурный рост стартапов в данной отрасли – взять хотя бы ту же Кремниевую долину. Немаловажным фактором развития АТ также является и грамотная кадровая политика (и это очень часто обсуждается на многих научных конференциях и встречах промышленников).

Без профессиональных и не только финансово мотивированных сотрудников не будут развиваться инновационные продукты, а существующие не будут совершенствоваться. На мой взгляд, в России сейчас необходимо как можно быстрее задуматься об этом. Да и революционных и инновационных АТ у нас очень мало, можно 1-2 пальца загнуть практически... Так что однозначно важен фактор подготовки кадров. Некоторые университеты уже начинают выпускать студентов, которые готовы работать с АТ, но этого, конечно, недостаточно, это еще не принимает массовый характер. Как можно больше технических ВУЗов должно работать в данном направлении, чтобы абитуриенты узнавали о новых производственных трендах, и у них все горело внутри, чтобы они хотели в этом направлении развиваться! Ведь сегодня АТ являются тем экономическим драйвером и драйвом умного производства, с которым стоит прямо сейчас, в текущий момент связываться. А в будущем уже умело использовать их и классические приемы производства – как это делают опытные специалисты.

Хотя практическое применение наших разработок, мне кажется, поистине безгранично — сколько раз уже умудренные опытом руководители удивлялись неизведанным возможностям АТ! И тема эта достаточно глубокая, не стоит думать, что поверхностные знания с научных конференций или из приемных комиссий технических ВУЗов описывают весь спектр возможностей АТ!

Единицы самых удачных бизнес-кейсов можно масштабировать еще на десятки, если не на сотни новых направлений. И даже на многих предприятиях нам иногда приходится с нуля рассказывать о возможностях уже закупленного руководством оборудования, даже когда мы его только поставили, а до заключения договора долго согласовывали выбор технологии, оборудования, и применений. Затем, постоянно находясь на связи с предприятием, часто возникает ситуация, когда через полгода-год требуется провести повторное консультирование, во время которого мы рассказываем тривиальные для нас положения заново. Каждый раз находятся специалисты, которые не могут скрыть свое удивление от услышанного и увиденного от нас.

– Как вы сказали, в Америке наблюдается бум стартапов в сфере АТ; а вот возможно ли такое в России? Если, например, студенты технических ВУЗов захотят реализовывать подобные проекты и будут создавать собственные предприятия? Что нужно нам в нашей стране, чтобы аддитивка развивалось с разных сторон? Государственный сектор склонен поддерживать крупный бизнес, а вот сделать рынок подобных технологий более массовым и узконаправленным для инженерной сферы в России сегодня как-то возможно?

Я совсем не отрицаю, что вышесказанное произойдет когда-то и в России – есть же определенный опыт Сколково, и бум стартапов тоже, возможно, будет. Сейчас профильные стартапы в России также появляются, но, к сожалению, пока не получают желаемой экономической отдачи от рынка. Это во многом демотивирует. Да и технологии иной раз копируются с Запада, а зарубежные партнеры так или иначе негласно считаются некими ориентирами индустрии. Но есть и положительные стороны: практически все участники рынка современных технологий уже «созрели» для любого рода инноваций, и готовы к финансированию успешных компаний и долгосрочным взаимоотношениям с ними. Здесь уже нет рисков, например, в замене оборудования каждые 3-4 года.

Отдельного упоминания заслуживает также вопрос информирования школьников и абитуриентов (особенно технически подкованных) о потенциальной будущей профессии. Мало дать сухую статистику или сводить на предприятие, крайне желательно сделать это интересно и зрелищно – вообще отлично, если это произойдет в какой-нибудь полноценной лаборатории. Финансовая мотивация также должна присутствовать, мало кому интересно сейчас посвящать почти всю свою жизнь науке и зарабатывать при этом гроши. Качественная подготовка будущих кадров начинается задолго до приема людей на работу. Я присутствовал несколько раз на защите дипломных работ по АТ в одном из московских университетов; так вот, среди выпускников технических ВУЗов интерес к новым технологиям (в том числе аддитивным) достаточно велик. Но я считаю, что им надо в то же время четко понимать, насколько в данной сфере возможно себя полностью реализовать, насколько здесь актуально реальное внедрение инноваций, за что платят высокие зарплаты.

– В прошлом интервью вы говорили, что даже в случае абстрагирования от государственного сектора и бюджетного финансирования коммерциализация наукоемкой продукции, использующей АТ, пока хромает. Как сегодня можно было бы переломить данную ситуацию? Это является следствием отсутствия специалистов в области рекламы и PR внутри данной отрасли, нехваткой времени при реализации проектов или непонимания эффективности продукции заказчиками?

Тем людям, которые хотят заниматься продвижением АТ сегодня, необходимо достаточно хорошо в них разбираться. Интеллектуальный порог входа в эту нишу не самый низкий, будем откровенны. Также сегодня необходим более качественный инструктаж сотрудников предприятий, работающих на закупленном оборудовании с применением АТ. А руководителям предприятий при анализе рынка лучше опираться на факты и проверенную информацию, а не на сомнительного рода «инсайды» или поверхностные суждения. Не разобраться в АТ и оставлять о них плохие отзывы неправильно. Равно как и бояться их повышенной сложности.

Также при работе с ними нужно запастись изрядным терпением, ведь иногда успех при внедрении АТ на производстве достигается многими годами интенсивного и кропотливого труда! Сотрудники могут проводить научные разработки в данной сфере, подбирать материалы, настраивать режимы их обработки, создавать инновационные изделия, презентовать продукцию руководству, сертифицировать ее, оформлять во всех контролирующих органах... Сегодня специалист по АТ должен быть морально готов к новым вызовам времени и нестандартным форматам работы. Хоть это, наверное, и слабо коррелирует с российской ментальностью, особенно в бизнесе: быстро получить большую прибыль и не особо ориентироваться на последствия... Тут, наверное, уже должна вырасти новая формация бизнесменов.

– Как, по-вашему, существуют ли условия в современной России — с учетом пандемии, кризиса и ряда внутренних, прежде всего экономических факторов — при которых сектор АТ мог бы стать независимым и прогрессивным направлением в сфере умного производства?

Несмотря на кризис, я думаю, что это возможно, есть все шансы у любой страны (в том числе и у России) сделать этот сектор совершенно независимым и прибыльным. Ведь говорят, что любой кризис – это время возможностей. Для этого нужно провести определенную работу, создать доказательную базу и добиться сертификации производств и конечных продуктов, а это, как мы понимаем с вами, очень непросто. Если, допустим, у предприятия все получается, но ввиду того, что очень многие организации в текущий момент времени просто не работают или находятся на удаленке, согласование, сертификация, испытания той же самой продукции будут растягиваться на неопределенное время. Это затягивает время всем во вред и просто надо быть готовым к этим вызовам.

Естественно, любое начинание, любая инновация должна в результате приносить деньги, если текущая экономическая ситуация покажет, что продукция для того же сектора здравоохранения позволяет значительно ускорить производство, облегчить работу медикам, выпускать высокосложную продукцию за короткий промежуток времени. Что самое важное, продукцию, которая будет дешевле, чем при использовании традиционных технологий. Конечно же, это поощряет сектор, он будет развиваться очень стремительно.

Здесь же, опять-таки этот год показал, что АТ могут очень быстро мобилизоваться, ввиду своей специфики. АТ могут сосредоточить в себе производство практически полного цикла, не забывая при этом в том же цикле использование 10-20% оборудования для классического производства. Цифровая фабрика аддитивного или гибридного производства, которая по сложности производимой продукции даст фору огромному стандартному предприятию, и при этом развернется на нескольких десятках или сотнях квадратных метров. Позволить себе организовать производство такой плотности – не такая уж неосуществимая мечта многих бизнесменов в России. Если они будут видеть, что этот сектор живой, и там можно заработать, а в дополнение к этому еще и помочь государству и медикам, сократив расходы, выпуская продукцию дешевле, качественнее и, возможно, заметно сложнее, чем при классическом производстве – думаете, они не будут серьезно рассматривать такой бизнес?

Почувствовать себя причастным к прибыльному производству востребованной продукции – это мечта многих амбициозных деятелей, но по каким-то причинам не заинтересованных в продвижении классических и неповоротливых площадок. У бизнеса может и должна появиться социальная ответственность. Очень многие, работая в области инноваций, и участвуя в каких-то ярких проектах, с упоением демонстрируют результаты своего бесплатного труда в социальных сетях, СМИ, профильных конференциях. Мне кажется, что это не должно быть самоцелью, но в качестве пиар-хода и рекламы – вполне интересный ход.

Пока мало предприятий, готовых осуществлять такие проекты, ведь принципы бизнеса никто не отменял, а если добавить к этому сложную эпидемиологическую и экономическую ситуацию, то станет понятно, что без поддержки со стороны государства быстрое разворачивание многономенклатурного серийного производства сделать крайне сложно.

– Есть ли проекты с большим будущем, по разным причинам недооцененные или переоцененные аудиторией, пусть даже нецелевой или только потенциальной? Что это за причины? Готовые разработки, которые не поняли, не внедрили почему-то.

На мой взгляд, недооценено то, что далеко не все сильные и слабые стороны АТ известны предприятиям. Почему это происходит? По множеству причин: во-первых, возможно, вопрос делегирован не особо компетентным специалистам; во-вторых, может присутствовать ангажированность тому или иному бренду и интегратору (которые могут не соответствовать потребностям предприятия); в-третьих, информация до руководителя предприятия может доноситься узко и не совсем объективно, что может повлечь за собой решение повременить в освоении таких инноваций.

Возможно, для некоторых потребителей АТ недостаточно развились, и наши предприятия еще не готовы к их внедрению. Сейчас из-за нестабильности эпидемиологической ситуации многие предпочитают не рисковать и не осваивать новые для себя технологии, которым, по сути, нужно долгое время учиться, меняя парадигму проектирования и производства, а конечную продукцию – испытывать и сертифицировать. Это очень хлопотно.

Если говорить о переоцененности АТ, то да, это тоже присутствует, поскольку некоторые руководители компаний стараются долго и скрупулезно входить в тему каких-либо инноваций, они считают, что для их индустрии нет по-настоящему стоящих решений, которые бы позволили очень быстро освоить новое производство без науки. Пример: есть всем известная премиальная АТ – селективного/ выборочного лазерного плавления (СЛП). Она имеет уже около 20 лет своего развития.

Долгое время технология СЛП была завсегдатаем научных конференций и симпозиумов, и только, наверное, последние лет 7-10 она начала появляться на машиностроительных предприятиях, в медицинских лабораториях, и ВУЗах, пройдя перед этим достаточно большой путь развития. И что примечательно, до сих пор на научных симпозиумах мы слышим о тех же проблемах, с которыми раньше сталкивались потребители такой продукции. Многие просто проходят этот путь заново, поскольку получение качественной продукции даже на премиальном оборудовании – серьезный вызов. Оптимизация и подготовка файлов к печати, технологические настройки оборудования, использование качественных модельных материалов, нюансы постобработки, контроля, испытаний, сертификации…

В итоге руководители, не искушенные АТ, которым нужно что-то быстро внедрить и сократить производственную цепочку, глядя на эту технологию, для себя могут сказать «нет», аргументируя это тем, что у них нет возможности тратить. Например, два года на НИОКРы, ведь нужно уже сегодня выпускать продукцию.

С другой стороны, те, кто уже смог проделать этот тернистый путь по освоению АТ, сможет перестроить свое производство на выпуск конкурентноспособной продукции гораздо быстрее тех, кто опасается вкладываться в АТ. По этой причине я считаю, что преимущество сейчас у тех, кто имел смелость инвестировать в кадры и оборудование несколько лет назад и сегодня имеет инструмент для быстрого разворачивания нового производства. Воспользуются они этим инструментом или нет – другой вопрос.

Что касается насущной темы: а что же будет востребовано и будет продаваться – это непочатый край работы всем экспертам, бизнесу и предприятиям-лидерам. Но уже определены некоторые удачные примеры использования АТ в промышленности, которые гарантируют выгоду при грамотном отношении к технологии, материалам и постобработке: компоненты газотурбинных двигателей, топливные баки для использования в космосе, некоторые сложные детали для атомной промышленности, теплообменники, пресс-формы с каналами конформного охлаждения, волноводы, различные кронштейны, оснастка, обувь, ювелирные украшения, литье, медицина и зубопротезирование, строительство…

– Насколько серьезны новые игроки рынков АТ сегодня? Есть ли у них шанс потеснить крупные компании с давней историей и серьезным опытом?

Это моя любимая тема. Действительно, новые игроки сегодня очень важны и нужны. В ноябре традиционно в Германии прошла знаменитая выставка Formnext. Ранее это мероприятие всегда проходило в оффлайн-формате, но сегодня, по понятным причинам, ее перенесли в онлайн (Formnext Connect). И эта конференция всегда приковывает взгляды всех компаний в индустрии, производящих аддитивное оборудование, стартаперов и потребителей инновационных цифровых технологий независимо от формата.

Каждый год появляются новинки, которые стараются потеснить уже ставшие традиционными в АТ. Это предисловие. Так вот, один из ярких примеров: компания-первопроходец популярной PBF-L технологии — SLM Solutions Group AG — презентовала свой новый металлический 3D-принтер, работающий уже с 12 лазерами! Буквально 1-2 года назад предлагалось оборудование различных брендов, использующее в работе 4-8 лазеров, а сегодня их уже 10-12.

В итоге имеем такого высокотехнологичного «монстра» премиум-класса в плане качества, который при благоприятных условиях сможет выпускать до 1000 см3 продукции за 1 час при расходе примерно 12 кВт энергии. И вместе с этим относительно молодые компании, некогда многообещающие стартапы, начиная с производительности 6000-8000 см3 (данные 3-летней давности) по металлу сегодня выросли до рекордных 12000 см3 — причем с более простыми технологическими решениями оборудования!

Понятно, что предел своего развития производители PBF-L технологии пытаются расширить в основном за счет установки большого количества лазеров. Делают они это с оглядкой на перспективные наступающие стартапы с другими технологическими принципами или от того, что этого требуют конечные производства – а скорее и то, и другое. В целом, конкурентная среда сейчас достаточно высокая, и она заставляет двигаться быстрее в область увеличения скорости и удешевления производства.

Сейчас мир внимательно следит за стартапами, потому как их технологии в перспективе кажутся прогрессивнее, дешевле и выгоднее. И это серьезный «звоночек» для крупных компаний-аддитивщиков в период кризиса. Если консерваторы не смогут в ближайшее время стать более креативными, и не начнут внедрять различные по-настоящему инновационные решения, то я думаю, что они просто обречены на банкротство или поглощение другими более сильными игроками. Однако, любая конкуренция сейчас должна подстегивать только к взаимному росту и повышению внимания к нише АТ в целом.

– Возможно ли развитие компаний-аддитивщиков даже в нынешних условиях?

Да, вполне. Вернемся к оффлайн выставке Formnext: объем выставочных площадей для оборудования, которое на ней демонстрируется, рос на 10-20% ежегодно, количество посетителей – на 28%. Примерно такими же темпами растет и рынок АТ сегодня. Лично для меня сейчас исключительно перспективным является направление PIM -технологии (Powder Injection Molding) в металлической 3D печати (MIM). MIM – традиционная технология, существующая в мире уже более 30 лет.

И вот сейчас она нашла свое воплощение в инновационной технологии печати. Уже несколько компаний ведут свои разработки, связанные с MIM. Результаты многообещающие. В нише обработки пластика тоже внедряются инновации, ориентированные на крайне сложную технологию трафаретной печати. Но никто не отменяет и разработки в области доступных АТ, здесь кризис и эпидемии – не помеха. Мы все с вами знаем, какие компании могут рождаться в гаражах. Сегодня задан тренд на создание компактного оборудования и сокращения площади цехов, съем готовой продукции с 1 кв.м. сегодня гораздо выше, чем было 5-10 лет назад.

– А насколько велик потенциал при внедрении современных технологий обработки пластика, керамики и композитов?

Потенциал просто огромен. Быстрое прототипирование с помощью АТ уже стало настолько тривиальным и простым, что и прогрессивные дорогие системы, и домашние 3D-принтеры решают эту задачу достаточно успешно. Но когда мы говорим об изготовлении ответственной продукции серийно – это под силу только сильным игрокам с большим бэкграундом или многообещающим стартапам. Я видел проект устройства, позволяющего печатать пластиковые изделия высокой сложности со скоростью промышленного барабанного 2D-принтера с офсетной печатью. Представьте себе, что произойдет в будущем, когда такие принтеры обеспечат регионы пластиковой или композитной продукцией. При такой технологии скорость на сегодняшний день просто запредельная! Вообще сам сегмент доступной настольной 3D-печати сегодня имеет игровой или развлекательный имидж.

Это определенная отдушина для мужской части массовой аудитории АТ, которые с детства любили возиться с техникой, а сейчас получают в свое распоряжение инновационный продукт, позволяющий спроектировать или отсканировать деталь и напечатать ее. Я считаю это хорошим инструментом для привлечения внимания молодого поколения к сфере АТ — что можно с легкостью использовать на профориентационных встречах со школьниками или в рамках приемных кампаний технических ВУЗов. Мы живем в уникальное время, когда это доступно каждому ребенку; во времена моего детства о подобном не приходилось даже мечтать.

– Но прежде всего производственным предприятиям выгодно сокращать площади собственных цехов, ведь за них они платят аренду?

Да, конечно. Причем сокращение площадей может совершенно не повлиять на освоение новых технологий, расширение линеек готовой продукции и вариаций коммерческих предложений. Ведь имея гибко настраиваемое оборудование, уже не потребуется строить и содержать производственную линию: перенастройка АТ происходит практически мгновенно, что позволяет дешево создавать экспериментальные демонстрационные образцы или пилотные серии продукции за кратчайший промежуток времени. Это очень гибкий инструмент.

– Каковы, на ваш взгляд, главные тренды в АТ сегодня?

Я ранее немного рассказал о растущих трендах в технологиях, которые постоянно находятся в поле моего зрения. Давайте посмотрим на этот вопрос не с точки зрения технологий, а на предмет тех трендов, качеств и свойств, которые ждет пользователь от АТ: увеличение скорости выпуска продукции и материалов, улучшение качества и минимизация поддерживающих структур, как следствие, меньшая зависимость от операций постобработки, новые продвинутые технологии, улучшающие металлургическое качество и качество поверхностного слоя изделий, обширный набор ПО для генеративного проектирования, предиктивного моделирования, автоматизированной технологической подготовки производства (CAPP), взаимодействия пользователя с производственным кластером.

Я считаю, что современным производственным предприятиям нужны профессиональные центры АТ, цифровые фабрики или производственные кластеры, аккумулирующие в себе технологии и оборудование, которые востребованы в конкретном регионе. Хороший аналог – центры фотопечати: да, вы можете напечатать фото у себя дома, но для этого придется купить дорогой принтер, который все равно не будет дотягивать до качества профессиональной фотолаборатории; и вы потратите больше времени на саму печать. Плюс, конечно же, консалтинг и интерактив по различным вопросам: выбор технологии печати, бумаги, качества, размера, тиснение, упаковка.

Схожую концепцию я вижу и в АТ, ведь ситуация практически идентичная. Смоделируем такой кейс от лица типичного промышленника: я могу отправить по сети Интернет на определенный ресурс ТЗ, модель и чертежи в такой центр, а завтра уже получить готовый товар в автоматизированной почтовой станции или у себя на складе. В случае обращения в корпоративный сервис в режиме интерактива с пользователем технолог-консультант всегда найдет оптимальное решение какой-либо задачи. Не отрицаю (и даже жду) появление искусственного интеллекта, способного самостоятельно подобрать технологию и материалы, соответствующие задачам заказчика. Возможно, тот же «РусАТ» вскоре выстроит инфраструктуру АТ в каком-то похожем направлении, влияя на появление таких центров в каждом регионе. И здесь, на мой взгляд, важно не монополизировать сектор, поскольку рыночная конкуренция позволяет любой отрасли развиваться намного быстрее. Оптимальным вариантом будет концентрация на 2-3 наиболее популярных в регионе технологиях. А недостающие при случае вполне можно будет компенсировать отлаженной транспортной логистикой.